Филипп Паррено: «Некоторые элементы происходящего придуманы не мной, а бактериями»

Открывшаяся выставка французского художника в Турбинном зале лондонского музея Тейт Модерн — это «гезамткунстверк» с участием бактерий, звуков, парящих рыб и даже чревовещательницы

AP/ТАСС
AP/ТАСС

За три десятилетия плодотворной работы французский художник Филипп Паррено сделал себе имя на сотрудничестве не только с художниками, но и со специалистами из множества различных областей, в том числе кинематографии, музыки, анимации, звукозаписи и науки, исследуя и предлагая переосмыслить наши представления о том, как можно или даже как следует воспринимать искусство. Для него выставка сама по себе является произведением искусства и средством выражения, и в своем проекте для Турбинного зала Тейт Модерн он развивает эту идею с особым размахом. Эта непредсказуемая, бурлящая событиями среда, получившая название «Когда угодно», превращается в многоплановый, многоуровневый «гезамткунстверк»* постоянно меняющихся звука, света и тени, дополненных парящими воздушными шарами в форме рыб, подвижным раскачивающимся лесом свисающих динамиков и то внезапно появляющимся, то также внезапно исчезающим экраном, на котором демонстрируется видео с бактериями, каракатицами и лондонской чревовещательницей Ниной Конти.


Справка

Гезамткунстверк * — термин, введенный в обращение композитором Рихардом Вагнером в середине XIX века. Его дословное значение — совокупное художественное произведение. Этим понятием Вагнер стремился описать «искусство будущего», которое виделось ему как синтез, объединение всех видов искусств.

Еще…

The Art Newspaper: Однажды вы назвали Турбинный зал «общественным парком». Стало ли это представление о нем как о пространстве, используемом множеством людей в течение дня, отправной точкой для вашей работы?

Филипп Паррено: Я хотел использовать то обстоятельство, что доступ в это пространство бесплатный и что это место, где люди отдыхают, играют, едят и собираются вместе, где с утра до вечера происходят самые разные вещи. Я воспринимаю его как место, где время может свободно парить и вещи могут появляться и исчезать — такова его структура, это по сути своей временной проект. Еще я думаю о нем как об автомате, который работает в восьмичасовом режиме, открываясь в десять и закрываясь в шесть. С открытием дверей автомат просыпается и начинает движение, а когда солнце заходит и света становится меньше, возникает совсем другая атмосфера. Он всегда разный, и его не воспроизвести в другом месте.

Из чего возник проект «Когда угодно»?

Из понятия «свободно парящего внимания». Этот термин использовали психоаналитики в 1970-х годах (для описания особого состояния ума, которое необходимо психоаналитику для того, чтобы правильно следовать за рассказом пациента, что соответствует предъявляемому пациенту требованию свободного ассоциирования. — TAN). Эта идея свободно парящего внимания, парящего времени и парящего пространства привела меня к идее «Когда угодно» (от староанглийского слова anywhen, которое использует писатель Джеймс Джойс). Мне нравится, что это не какое-то определенное время, что оно подвижно, оно парит.

Пространство заполняется сразу несколькими звуковыми слоями, от шумов окружающей среды, звучащих не только внутри, но и вокруг здания, до музыки, которую специально для вашей работы и для Турбинного зала написали лондонский коллектив Factory Floor, американский музыкант Роберт Лоу, известный под псевдонимом Lichens, и французский композитор и продюсер DJ Agoria.

Мне нравится работать с людьми, кроме того, я попытался прислушаться и к шумам, звучащим внутри здания и вокруг него, поэтому я расставил микрофоны, улавливающие звуки улицы и пролетающих самолетов. Так что время от времени здание становится акустически прозрачным, и звуковой пейзаж, как и городские волны, входит и выходит из него.

Есть еще один элемент — надувные рыбы, свободно парящие по залу.

Да, это все виды рыб, которые водились в Темзе. Некоторые из них уже вымерли, некоторые по-прежнему живут в реке, а некоторые совсем недавно вернулись; это призраки.

Описывая то, как вы работаете и делаете выставки, вы использовали в качестве метафоры идею гамелана, традиционного индонезийского оркестра. Применима ли она и в данном случае?

Да. Гамелан — это совокупность различных ударных инструментов, каждый из которых важен сам по себе, но при этом, собираясь вместе, они становятся единым инструментом. В этом оркестре участвует много музыкантов, а руководит им один человек — даланг, своего рода духовный лидер, который дирижирует и управляет ансамблем. На мой взгляд, это хорошее определение художественного произведения, которое может занимать пространство само по себе, которое вполне декоративно, но в то же время, когда оно соединяется с другими произведениями, оно вновь становится перформативным.

Правда ли, что на роль даланга, управляющего всеми элементами «Когда угодно», вы назначили колонию бактерий? Трудно поверить, что биореактор с микроорганизмами внутри может служить живым центром управления целой выставкой.

Впервые я опробовал это на выставке у Барбары Глэдстоун в апреле этого года в Нью-Йорке. В ее основу легли эксперименты над бактериями в биореакторе, которые я проводил вместе с учеными в Париже. Все прошло удачно, и я подумал, что и для Тейт можно сделать нечто подобное. Мне понравилась идея, что колония бактерий фактически может контролировать окружающую нас среду и воздействовать на такое огромное пространство, как Турбинный зал. Так что некоторые элементы происходящего придуманы не мной, а бактериями, которые контролируют окружающую среду, реагируя на информацию, поступающую из нее. И эти вещи происходят не потому, что я их разработал или контролирую, а потому, что они происходят в царстве бактерий. Еще мне нравится, что, несмотря на то, что на биореакторы можно посмотреть (они стоят в небольшой комнате за Турбинным залом), все равно это своего рода фикция, ведь нам остается только поверить, что там что-то происходит.

Среди других непредсказуемых (и возможно, вызываемых бактериями) элементов этого проекта — временный кинотеатр с внезапно спускающимся с потолка экраном, на котором демонстрируется видео с макросъемкой бактерий, с каракатицами и с лондонской чревовещательницей Ниной Конти, которая зачитывает написанный вами сопроводительный текст.

Каракатицы — потрясающие создания, именно так я представляю себе инопланетян. Они меня завораживают: они меняют цвета и могут быстро приспосабливаться к новым условиям. У меня в студии живет несколько каракатиц, я снимаю их на видео и пытаюсь установить с ними контакт. Нина выступает в роли повествователя в фильме, зачитывая цикл текстов о наших отношениях с природой, написанных мной несколько лет назад. Мне показалось очень интересным увидеть, как человек говорит об этих существах, но при этом не шевелит губами и не раскрывает рот. Это выглядит очень странно и механистично. Это такой способ работать с человеческим и не человеческим. Нина — повествователь, который ставит саму человечность под вопрос.

Тейт Модерн
Hyundai Commission: Филипп Паррено
До 2 апреля 2017

Материалы по теме:
Зловещий мир Филиппа Паррено
Самое читаемое:
1
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
2
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
3
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
4
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
5
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
Анатолий Беккерман, коллекционер и владелец нью-йоркской галереи русского искусства ABA, выставляет в Москве подборку работ от Ивана Айвазовского и Николая Дубовского до Роберта Фалька и Олега Целкова
15.11.2021
Нью-йоркская галерея ABA показывает в Москве русскую живопись
6
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
Первой выставкой в новом пространстве стал проект «Все: человечество в пути», соединивший работы современного художника Пьетро Руффо и сокровища из папской коллекции
12.11.2021
«Нам нужна новая красота»: папа римский открыл в Ватикане галерею современного искусства
7
Эрнст Кирхнер не покончил с собой, его могли убить, считают эксперты
Немецкий экспрессионист, несомненно, пребывал в депрессии, которая могла спровоцировать самоубийство. Однако, согласно новой версии современных экспертов, дважды выстрелить в себя из браунинга он не мог
08.11.2021
Эрнст Кирхнер не покончил с собой, его могли убить, считают эксперты
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+