18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Третий возраст влюбленного агента

В издательстве Музея современного искусства «Гараж» вышла новая версия воспоминаний Виктора Пивоварова

Первое издание «Влюбленного агента» Виктора Пивоварова появилось в 2001 году в «Новом литературном обозрении» — автобиография-коллаж, где в тексте чередуются фрагменты-документы и фрагменты-сантименты, наблюдения и соображения по разным поводам и касательно разных лиц, а также каталог собственных работ. К тому времени художник лет 20 как проживал в Праге, выставляясь в Москве изредка, — весточка от старого знакомого, книга объясняла, чем, собственно, Пивоваров занимался в свое отсутствие («пражский период»). А также — чем занимался Пивоваров до того («московский период») и вообще всегда («сущность моих занятий искусством не изменилась»). И еще много чего. Агент докладывал о друзьях и подругах, о московском неофициальном искусстве — с собственными оценками («для московского искусства 1976 год переломный»), о том, откуда взялся, по его мнению, феномен иллюстрированных детских изданий 1960–1970-х («либеральная интеллигенция этого времени… жаждала трансцедентного, а детская литература от Андерсена до Туве Янсон эту жажду утоляла»). О том, почему не стал принимать участие в Бульдозерной выставке («мы не диссиденты, мы богема»). И как жилось в доме на Речном вокзале — где «благодаря Грише Перкелю оказываются, кроме нас, Эдик Гороховский, Кабаков с Викой и Иван Чуйков».

«Мы болтаемся по полупустым квартирам, пьем водку и страшно веселимся. Было радостно начинать новую жизнь в новом доме с друзьями, с днями рождения, которые как-то так аккуратно распределялись по всему году, плюс Новый год и общие праздники, плюс масса непредвиденных случаев, типа кто-нибудь приехал, плюс, наконец, особенно приятные встречи без всякого повода — все это превращало жизнь в доме в сплошной праздник», — Пивоваров баловал сведениями от первого лица, но картину рисовал вообще-то более масштабную. Вдруг, бросая судьбы московского андерграунда, вел спокойный рассказ о собственном искусстве, создавая наиболее адекватный комментарий к нему. А то вдруг снова оказывался в теплой компании. «Жизнь в Москве, не в той, что наверху, а в той, что внизу (тут намек на подвал на Маросейке, где Пивоварову досталась мастерская. — TANR), в нашей Москве, упоительна! Стихи, застолья, Эрот, порхающий под потолками, культ дружества» — за разными перипетиями тем не менее оставалась эпикурейская радость ясного бытия, передаваемая как бы безыскусно, словами и фразами, которые были как очерченные, словно вырезанные силуэты персонажей Пивоварова-художника и иллюстратора. Отзывы на появление «Влюбленного агента» отмечали стиль мемуариста и сходились в том, что «Пивоваров из числа тех художников, чей словесный дар всегда выступал на равных с даром изобразительным» (Лев Рубинштейн). «Новое литературное обозрение» выпустило еще несколько книг Пивоварова, однако повторить, отчасти, успех «Влюбленного агента» удалось разве что «Серым тетрадям» (2002), где жанр мемуарного коллажа проявился в наиболее чистом виде.

«Культовая книга», — пишут на сайте «Гаража», объясняя резон второго издания. Дополненного и переработанного. В издании 2001 года было две большие главы, «Жизнь первая» и «Вторая жизнь» (житейский водораздел точно датировался свадьбой Пивоварова и пражского искусствоведа Милены Славицкой, вскоре после чего и последовал переезд Пивоварова в Прагу, что некоторые предпочитали называть словом «эмиграция»). Для нового издания Пивоваров написал главу третью. Называется «Третье тысячелетие». Не какая-то там по счету новая жизнь — вообще слова такого больше нет; не жизнь пошла, а летосчисление («тысячелетие»), и новые теперь только разнообразные обстоятельства, одно за другим сменяющие друг друга («три тысячи» после «первой» и «второй» значит «очень много»). Книга потолстела, иллюстрации стали цветными, главная же перемена — что настроение сильно изменилось. Даже название будто другое. Было бодрее. Было предвкушение восторга. Ушло. Теперь «третий возраст» расставляет ориентиры. Первые главы связывала свадьба, с этой — похороны: тысячелетие начинается перечнем ушедших друзей. Поэтов Генриха Сапгира и Игоря Холина, однокашника Рубена Варшамова, Эдуарда Гороховского и Дмитрия Пригова. (Сапгиру, Холину и Варшамову посвящались фрагменты «Второй жизни», Пригову — «Новый год с Приговым» дальше в третьей главе.) Сюда же следует отнести список менее скорбный, но не менее значительный. «Но и те мои немногочисленные друзья, которые, слава богу, были живы, оказались для меня потеряны», — грустно констатирует бывший «культ дружества». Поговорить не с кем даже мысленно, Кабаков при встрече ведет себя неискренне. «Если ты здесь — тебя помнят, знают, приглашают на выставки, пишут о тебе. Ты уехал, тебя нет — болотная ряска смыкается, и ты не существуешь». Да это ли влюбленный агент? Что с ним? Кто вместо него?

Строго говоря, второе издание, дополненное и переработанное, не может являться книгой «Влюбленный агент» — подойдут названия «По следам влюбленного агента», «Возвращение влюбленного агента», «Снова влюбленный агент», — уже поскольку книга «Влюбленный агент» фигурирует в новой главе как важный элемент сюжета — когда Пивоваров заявляет, что «Влюбленный агент» вытащил его из забвения; явное преувеличение, но речь сейчас не о том.

«Мне необходимо полное одиночество и кусок пустого времени. Из Москвы надо было бежать, и я бежал», — сформулировал когда-то Пивоваров. Сбегал из Москвы на дачу. Сбежал в Прагу. «Энергетику Праги я считал нулевой. То есть не заряженной никак: ни метрополия ни провинция, ни хорошо ни плохо. Мне это нравилось. Меня устраивала разряженность этого поля, его нейтральность, тишина». Однако из Праги сложно оказывать влияние на московскую художественную жизнь и получать заслуженное внимание. В Праге не найти такого Абрамовича, который бы участвовал в судьбе художника и его творчества хотя бы малой долей того, что Абрамович сделал для Кабакова. «К возвращениям я, видимо, обречен», — вздыхает Пивоваров.

Зато появился Кантор — «Великий Кантор» называется главка, посвященная знакомству с коллекционером Вячеславом Моше Кантором. (Единственный раз, не считая Милену и детей, когда именной главки во «Влюбленном агенте» удостаивается не покойник.) Пивоваров вспоминает «длинный, как трамвай» лимузин, увиденный из окна на Яромировой улице; как жаль, что пришлось распрощаться с мастерской на Яромировой улице! Сценой в опустевшей мастерской могла бы заканчиваться книга. Собственно, эта сцена и есть последнее событие книги, дальше у Пивоварова идут рассказы об отдельных проектах и о женщинах в жизни и творчестве (но больше о проектах). Старая мастерская быстро забывается. Фотография на всю страницу: Пивоваров за столом, с бокалом в одной руке и Миленой в другой, — разумеется, ателье. Он явно чувствует себя в Праге, как и прежде, прекрасно, да и «третий возраст» ему идет. «Здесь в Праге у меня есть две Иванки. Иванка Долежалова, она преподает в местном Американском университете, и Иванка Ломова, очень хорошая художница. Ее я называю Пеппи Длинныйчулок, поскольку росту в ней около двух метров. По-чешски «подружка» — камарадка. Иванки мои камарадки. Дружба с ними скрашивает мою изоляцию». 

Другое дело, влюбленный агент! Одиночество детектед.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Наша газета составила традиционный список номинантов на ежегодную премию за 2023 год в пяти категориях: «Музей года», «Выставка года», «Реставрация года», «Книга года», «Личный вклад». Знакомьтесь с ее лонг-листом. Лауреаты будут объявлены 13 марта
08.02.2024
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
7
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Коллеги из The Art Newspaper из множества выставок, которые ежегодно проводятся в мире, выбрали самые интересные и поделились подробностями
05.02.2024
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+