18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

«Хотите приобщиться?»

№37, октябрь 2015
№37
Материал из газеты

В Музее Москвы открылась «Пальто. Юбилейная выставка», посвященная истории уникальной московской галереи. Все ее 400 вернисажей за 20 лет состоялись на подкладке пальто, которое носит галерист и художник Александр Петрелли

Справка

БИОГРАФИЯ

Александр Петрелли
Художник и галерист

Родился в Одессе в 1968 году. Работал артистом миманса в Одесском театре оперы и балета, участвовал в квартирных
выставках, был поклонником группы «Мухомор» и в 1985 году посвятил им свой перформанс Таз. Участвовал в панк-группах «Чудовищная несправедливость» и «Дети на травэ». В 1991 году переехал в Москву, а уже в 1995 году вместе с группой «Перцы» придумал и впервые показал на публике галерею-перформанс «Пальто». В «Пальто» по сей день выставляются работы небольшого формата, среди художников галереи числятся Игорь Макаревич и Елена Елагина, АЕS + F, Олег Кулик, Сергей Братков, Владимир Дубосарский и Александр Виноградов.

Еще…

В чем замысел этой выставки? Это ретроспектива?

Никакого особого замысла в этой выставке нет. А есть факт существования такого странного явления на московской сцене, как галерея «Пальто». В каком-то смысле оно уникально и существует уже 20 лет. Первая выставка была в начале 1995 года, а с 1996-го галерея «Пальто» стала активно появляться на вернисажах.

Работы, которые вы выставляете, каждый раз новые?

Да-да-да. То есть даже если это уже состоявшаяся серия. Вот Олег Кулик, например, несколько раз выставлял у меня свои серии, которые он делал в большом формате. Мертвые обезьяны; В глубь России; Моя семья делал специально маленькими для «Пальто». Игорь Макаревич и Лена Елагина выставляли офорты, которые были задействованы в выставке Жизнь на снегу в Русском музее. Часть офортов с той выставки они выставили в «Пальто», и она называлась уже Как выжить на летнем снегу. Это 1996 год был, очень холодное лето. Пальто мне не нужно было с собой приносить, я в нем прекрасно себя чувствовал просто на улице.

Правда, что идея галереи «Пальто» родилась у вас под воздействием образа какого-то фарцовщика из фильма?

Не фарцовщика, а спекулянта, который торгует радиодеталями, из фильма Иван Васильевич меняет профессию. И это была не совсем моя идея, скорее, это было совместное фантазирование с группой «Перцы». Была такая группа художников, известная в свое время. Давно распалась. К сожалению, один из них, Олег Петренко — Перец, уже умер. Наверное, авторство даже в большей степени принадлежит «Перцам», хотя и возникло в совместном времяпрепровож­дении.

Трудно быть галеристом 20 лет?

Нет, это весело, это забавно. Это приносит какие-то деньги — небольшие, но все-таки. Конечно, нельзя сопоставлять доход галереи «Пальто» и доход любой другой галереи, даже небогатой.

Галерея «Пальто» начиналась в то время, когда повсюду витали идеи свободного рынка. Был же расцвет галерейного дела?

Какой расцвет? Галереи появились чуть раньше, и в 1995–1996 годах многие закрылись. Идеи свободного рынка… «Пальто» отражала иронический взгляд на эту серьезную игру в галереи. Мы предложили: давайте играться.

Игра затянулась, получается. Потом какие-то другие смыслы появились в процессе?

Да, наверное. Кто-то даже предположил, что историю современного искусства в России, Москве, можно рассмотреть сквозь призму галереи «Пальто». Мы посчитали, что больше 60 авторов выставлялись в «Пальто». Я мог с одной и той же выставкой быть в разных местах. Это 400 вернисажей.

Что касается художников, которых вы выставляете, — это круг приятелей?

Да, именно приятельские отношения важны. Как-то исторически сложилось, что некоторые художники выставляются в галерее «Пальто» периодически, по накатанной дорожке, что ли. Я пробовал, например, открывать новые имена, работать с неизвестными художниками. Увы, не получилось у меня запустить новое имя. Это не галерея помогает художникам, а художники в моем случае помогают галерее. За что им всем спасибо.

А какие художники будут на выставке в Музее Москвы?

Предположительно Олег Кулик, точно будет Сергей Шутов. Будут Чтак, Макаревич, Елагина, Насонов Аркадий. Еще Братков. Это персонально. Но на этой выставке будут как персональные, так и групповые выставки. Это будут либо репродукции самих работ, либо фотографии в пальто. В галерее «Пальто», забавная вещь, выставлялся даже Зураб Церетели, к примеру.

А вы рассматривали галерею «Пальто» как сложный концептуальный проект?

Рассматривал. Иногда. Это от настроения зависит. Тут очень много при желании можно найти смыслов. Например, до сих пор непонятно: это все-таки художественный жест или коммерческий? Это рефлексия на тему взаимоотношений между зрителем и выставочным пространством, зрителем и художником, художником и галеристом? Что есть объект рассматривания? Объектом искусства что является — галерея в целом или отдельные произведения? Хотя было несколько случаев, когда пальто после выставки покупали целиком.

Вот теперь выставка в музее. Это же, в принципе, нонсенс, чтобы галерея выставлялась в музее. То есть получается, что галерея выступает в качестве автора. А дважды был такой опыт, когда галереи московские — XL, в частности, и «Айдан» — выступали в галерее «Пальто» как авторы.

Галерея как особый образ жизни — это очень характерно для начала 1990-х годов. А сейчас есть разные варианты. Если ты хочешь заниматься искусством, дружить с художниками, совершенно не обязательно продавать их работы, правильно? Это могло бы быть перформансом.

Давайте обозначим это как театральную постановку. Что мы можем сказать языком перформанса о галереях? Или языком театра. (Дело в том, что я еще когда-то работал артистом миманса сцены в одесском оперном театре.) Можно сказать, что на московской галерейной сцене есть такой статист — галерея «Пальто». Статистов обычно больше, чем главных действующих лиц. А здесь наоборот: много разных культурных институций, а статист один. Декоративную функцию выполняет одна галерея. Поэтому она выделяется.

Галерея в данном случае одно название. Хотя у нее есть некоторые признаки галереи, а именно работа с художниками (я не выставляю своих произведений). Если в своей галерее выставлять свои работы, это получится просто оригинальный способ продать собственные картины. Или неоригинальный.

То есть отчасти предметом этого перформанса является сама схема работы галереи с художниками?

Нет, основным предметом является все-таки, наверное, приватное занятие художника. То, что представляет галерея «Пальто», — это маленький формат. Могут быть какие-то наметки на будущие проекты. То, что называется «работой в стол». Мне хотелось, чтобы художник мог, не опасаясь пуститься в затраты на большие форматы, выставить свои маленькие работы в игрушечной галерее.

Это один из важных аспектов. Потому что, когда меня сравнивают с эксгибиционистом, я подчеркиваю, что я показываю не свое интимное, а чужое интимное. В этом смысле произведения, выставленные в «Пальто», обладают большим энергетическим зарядом, как это ни странно, авторским. То есть это маленькая штучка, которая все равно обязательно подписана. Например, группа АЕS когда-то у меня выставляла свой проект Свидетели будущего (Исламский проект его еще называют). Это была чисто тиражная вещь — открытки, но каждая открытка была подписана. То есть все равно это было их личное участие. В своем частном пространстве я выставляю интимные занятия других людей.

Вам никогда не было неприятно от того, что вы так распахиваетесь перед людьми?

Что же в этом неприятного? Наоборот, это всегда очень интересная позиция наблюдателя. У людей забавные взаимоотношения с искусством, у меня есть возможность их наблюдать. Ни у кого другого, я думаю, такой возможности нет. Потому что галеристы, как правило, сидят у себя в кабинетах, иногда выходят, оглядывают зал и опять уходят, а зрители заняты друг другом и событием, на которое пришли.

Вас занимает именно формат отношений на вернисажах?

Главное, наверное, — это интимное соприкосновение зрителя и искусства, потому что ни в каком другом выставочном пространстве такого контакта зритель с произведением не имеет. Зритель дистанцирован от произведения мало того что физическими обстоятельствами (в музеях иногда бывают заграждения, стекло, охранники) — он еще и дистанцирован как бы грузом формальности, исторической дистанцией. А в «Пальто» дистанция нарушена полностью. Зритель входит в какую-то непонятную коммуникацию с одеждой галериста.

Еще в беседе с Константином Звездочетовым и с Бартом де Баром (куратор Шестой Московской биеннале современного искусства. — TANR) возникла категория греха. То, что происходит в галерее «Пальто», имеет очень большое отношение к соблазну. То есть я как бы соблазняю зрителя и превращаю его в потенциального покупателя.

Что-то есть в этом непристойное.

Не непристойное… Именно греховность в том смысле, что я показываю искусство так, как будто это нечто запретное. Когда я выставляю какого-то художника в галерее, я демонстрирую свое обладание этим произведением или даже этим автором. То есть я показываю: «Гляньте-ка, что у меня есть-то, а! Вот у меня есть эта вещь, и сейчас она греет мое тело, а у вас такого нет. Хотите приобщиться?» Это и есть соблазн.

Возможно, галерея «Пальто» просуществовала так долго, потому что вы можете работать в каком угодно пространстве, вам нужно только пальто.

Пальто, булавки и возможность передвигаться. Нужны художники и их продукция. Все художники так или иначе работают с маленькой формой, потому что любое большое произведение начинается с почеркушки. Так что маленький формат никогда не умрет. 

Самое читаемое:
1
Борис Орлов и Салават Щербаков возмущены реконструкцией Южного речного вокзала
Памятник советского модернизма 1980-х годов, открытый в Москве после реконструкции, несмотря на заявления властей о «воссоздании», оказался далек от оригинала, говорят его создатели — скульпторы Салават Щербаков и Борис Орлов
12.05.2023
Борис Орлов и Салават Щербаков возмущены реконструкцией Южного речного вокзала
2
Выдача «Троицы» Рублева на праздник 4 июня может быть отложена
Представитель РПЦ допустил возможность отсрочки перемещения иконы до того момента, как будет создана защитная капсула, при этом за последние месяцы количество проблемных участков на иконе увеличилось до 71
24.05.2023
Выдача «Троицы» Рублева на праздник 4 июня может быть отложена
3
Загадка «невозможной» древнеегипетской скульптуры, похоже, решена
Маргарет Мейтленд, исследовательница древней культуры долины Нила, обнаружила прямую связь музейной статуи с жителями целой деревни мастеров, специализировавшихся на создании гробниц для правителей страны
23.05.2023
Загадка «невозможной» древнеегипетской скульптуры, похоже, решена
4
«Троица» Андрея Рублева и рака Александра Невского переданы РПЦ
Президентом РФ Владимиром Путиным принято решение о возвращении РПЦ иконы «Троица», написанной Андреем Рублевым. Накануне Государственный Эрмитаж дал согласие соединить раку, гробницу и мощи святого на территории Александро-Невской лавры
15.05.2023
«Троица» Андрея Рублева и рака Александра Невского переданы РПЦ
5
Прощальное дефиле: выставка памяти Зайцева и Юдашкина открылась в Эрмитаже
На выставке в «Старой Деревне» представлены все костюмы из собрания Эрмитажа, которые в разные годы музей получил в дар от самих кутюрье или от тех, для кого они были созданы
16.05.2023
Прощальное дефиле: выставка памяти Зайцева и Юдашкина открылась в Эрмитаже
6
В Эрмитаже и скандал — все равно культурное событие
Все, что вы хотели знать о форс-мажорах и криминальных происшествиях в знаменитом музее, но не понимали, у кого спросить, — в новой книге издательства «Слово». Ее авторы — журналистка Джеральдин Норман и директор Эрмитажа Михаил Пиотровский
12.05.2023
В Эрмитаже и скандал — все равно культурное событие
7
Большой кремлевский шапочный разбор близок к завершению
Реставраторы Музеев Московского Кремля закончили работу над царской Алтабасной шапкой из Оружейной палаты. Это предпоследний из семи головных уборов, исполнявших в России роль монарших регалий, которые сейчас поэтапно приводятся в порядок
15.05.2023
Большой кремлевский шапочный разбор близок к завершению
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+