18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Ольга Мазур: «Мне повезло стать энтузиастом дягилевских балетов»

Коллекционер Ольга Мазур. Фото: Саша Гусов/архив Ольги Мазур
Коллекционер Ольга Мазур.
Фото: Саша Гусов/архив Ольги Мазур
№115, октябрь 2023
№115
Материал из газеты

Коллекционер костюмов и аксессуаров «Русского балета» Сергея Дягилева, у которой Третьяковка приобрела задник к «Половецким пляскам» по эскизу Рериха, рассказала, кто в мире собирает костюмы и декорации к балетам и как они вообще могли сохраниться

Как вы впервые встретились с искусством?

Мой папа был изобретатель, мама — учитель, биолог, и бабушка и дедушка, с которыми я росла до пяти лет, тоже были учителями. Мое детство состояло из уроков истории, поэзии и рукоделия, танцев, изучения растений и насекомых, рассматривания музейных альбомов, привезенных дедушкой из Ленинграда, и бесконечного перерисовывания женских портретов Леонардо да Винчи и рыбок Анри Матисса. Брат меня учил дзюдо, играть в хоккей и вообще драться. Я хотела быть артисткой, но как-то неожиданно поступила на юрфак СПбГУ. Это было очень интересное время, когда уже перестройка закончилась, 1993 год. А потом, вместо того чтобы отдать свой студенческий билет в деканат (по окончании учебы его надо возвращать), я решила его приберечь, чтобы ходить бесплатно в Эрмитаж. Через несколько месяцев я узнала, что туда набирают юристов. Если я поступлю на работу в Эрмитаж, то значит, я туда буду ходить каждый день, вообще сколько хочу! Я в полном экстазе…

Костюм девушки. Балет «Золотой Петушок». 1937. Художник Наталия Гончарова. Фото: архив Ольги Мазур
Костюм девушки. Балет «Золотой Петушок». 1937. Художник Наталия Гончарова.
Фото: архив Ольги Мазур

Вы проработали там довольно долго?

С 1998 по 2005 год. Работала я не с искусством, а с документами, но это все же не обычная юридическая работа. У Эрмитажа в то время были фантастические проекты развития, выставки за рубежом собирали многотысячные толпы, и к нам приезжали выставки мирового класса. У меня была практика в Британском музее, в Национальной галерее в Лондоне, в музеях Америки. Однажды меня отправили в Лондон на выставку-ярмарку музейных товаров и лицензирования. Там меня познакомили с арт-дилером, антикваром Айвором Мазуром, занимавшимся русским искусством. Мы стали с ним дружить и через два года поженились. Я уехала в Лондон и начала потихоньку помогать мужу. Так искусство вытеснило юриспруденцию.

Почему английский антиквар решил заниматься русским искусством?

Торговля антиквариатом у Айвора наследственная, и он хорошо развил бизнес. У него русскo-еврейские корни по папе, мама — ирландка. Он считает себя отчасти русским, и ему русская культура всегда была интересна. Он знаток, у него глаз очень хороший и интуиция. Айвор научил меня любить русское искусство.

А как состоялась ваша встреча с «дягилевским» искусством?

Я решила, что надо дом в порядок привести: неправильно все было по моим стандартам. Я столько всего находила! Так я нашла черные пуанты и шапочку. Но они не выглядели миленько. Пуанты — ладно, а шапочка — достаешь из целлофанового мешка, и вся комната заполняется страшной пылью (это были ветхие страу­совые перья). Внутри шапочки было написано: «Любовь Чернышева, CW Beaumont, 1919-й». А внутри черных пуантов: “With friendly feelings. Karnaval, CW Beaumont” — и дата. Я Айвору показываю: «Это на выброс?» А он говорит: «Нет. Я это много лет назад уже спас из груды вещей на выброс у своего старого приятеля. Это из русского балета».

Головной убор Зобеиды для Любови Чернышевой. Датирован 1919. Балет «Шехеразада». 1910. Художник Лев Бакст. Фото: архив Ольги Мазур
Головной убор Зобеиды для Любови Чернышевой. Датирован 1919. Балет «Шехеразада». 1910. Художник Лев Бакст.
Фото: архив Ольги Мазур

Имя Любови Чернышевой, знаменитой балерины, привело к Ballets Russes. Потом я нашла фото, где она в этой шапочке с перьями. Это ее главная роль в «Шехеразаде». Она была женой Сержа Григорьева, директора Ballets Russes, администратора.

А чьи пуанты? С одними поговорили, с другими, и нас познакомили с Александром Шуваловым, который уже был на пенсии, но прежде возглавлял театральный музей в составе Музея Виктории и Альберта. Абсолютнейший фанат Дягилева. В 2006 году он познакомил нас с Сарой Вудкок, хранителем костюмов, которая прежде работала в Royal Opera House и лично знала Тамару Карсавину, Леонида Мясина, Лидию Соколову. Она недавно вышла на пенсию, и времени у нее было много. Мы с ней провели большое расследование. Черные пуанты принадлежат Коломбине из балета «Карнавал» в хореографии Михаила Фокина и оформлении Леона Бакста. Коломбину танцевали три танцовщицы: Лидия Лопухова, Лидия Соколова и Тамара Карсавина. По совокупности признаков мы сделали вывод, что принадлежали они Карсавиной. И почерк похож (много ее писем сохранилось в V&A).

Костюм Девушки. Балет «Чимарозиана». 1924. Художник Хосе Мария Серт.  Фото: архив Ольги Мазур
Костюм Девушки. Балет «Чимарозиана». 1924. Художник Хосе Мария Серт.
Фото: архив Ольги Мазур

Как в принципе попадали в коллекции костюмы и декорации постановок «Русского балета»?

Это чудная история. После смерти Сергея Дягилева в 1929 году Леонид Мясин, Любовь Чернышева, Сергей Григорьев присоединились к вновь образованной труппе «Русский балет Монте-Карло», учрежденной, в частности, Василием Воскресенским (сам он называл себя полковником де Базилем). Коллектив не только унаследовал репертуар, но и выкупил костюмы и декорации дягилевской антрепризы. Позднее труппа была преобразована в «Русский балет колонеля де Базиля». Он себя представлял вторым Дягилевым. Эта компания демократизировала «Русский балет»: они танцуют не для элитариев, а для всех. Билеты более доступны, и спектакли очень популярны. Постановки все еще идут дягилевские, хотя есть и новые. И самое интересное, что костюмы-то и реквизит тоже дягилевские в основном. Как они были изношены — можем себе представить! Костюмы исполнителей главных партий в большинстве случаев делали заново, а на второстепенные роли они оставались теми же.

«Русский балет колонеля де Базиля» прекратил свое существование с его смертью в 1951 году. Реквизит, костюмы, декорации хранились на складе под Парижем и были собственностью английской компании, директором которой являлся мистер Энтони Диамантиди из Таганрога. Он был богат, жил под Лондоном. Он финансово поддерживал балеты де Базиля.

Деталь костюма Жены Шута. Балет «Шут». 1921. Художник Михаил Ларионов. Фото: архив Ольги Мазур
Деталь костюма Жены Шута. Балет «Шут». 1921. Художник Михаил Ларионов.
Фото: архив Ольги Мазур

У Сержа Григорьева, мужа Чернышевой, чью шапочку я нашла, директора Ballets Russes, были ключи от склада. Чернышева и Григорьев живут в Лондоне, где-то в Южном Кенсингтоне. Он болен. Это я уже говорю о 1967 годе. И вдруг переводчица Григорьева приносит в аукционный дом Sotheby’s костюм, в котором Вацлав Нижинский танцевал Синего бога (1912), костюмы акробатов по дизайну Пабло Пикассо к балету «Парад» (1917), костюмы Коко Шанель к «Голубому экспрессу» (1924). Sotheby’s решил рискнуть — прежде никто не продавал на торгах костюмы к балетам, — и устроил аукцион.

Аукцион 1967 года прошел очень успешно. Диамантиди узнал, конечно, что-то злобное написал Григорьеву, но денег с него не взял. Григорьев все равно вскорости умер. А Диамантиди вышел на связь с Ричардом Баклом, театральным критиком и фанатом Ballets Russes, который в 1954 году смог устроить в Эдинбурге и в Лондоне успешнейшую выставку «В поисках Дягилева», включавшую, помимо прочего, эскизы костюмов, декораций и сами костюмы, и предложил ему распродать оставшееся. А Бакл лелеял мысль о создании музея театрального искусства в Лондоне, считал, что каркасом должна стать именно эта коллекция, тем более что там феерический список художников — чуть ли не вся история искусства XX века.

Жакет костюма янычара из свиты Шахрияра. Балет «Шехеразада». 1910. Художник Лев Бакст. Фото: архив Ольги Мазур
Жакет костюма янычара из свиты Шахрияра. Балет «Шехеразада». 1910. Художник Лев Бакст.
Фото: архив Ольги Мазур

Довольно неожиданно для Британии 1960-х.

Британцы, лондонцы всегда были благодарными зрителями. Ричард Бакл помог устроить на Sotheby’s целый цикл аукционов, а сам выступил главным покупателем. Он нашел спонсоров, поддержку Музея Виктории и Альберта. Торги проходили в 1968–1969 годах, потом в 1973-м. Костюмы представляли студенты балетной школы в театре «Скала» в Ковент-Гардене, Лидия Соколова была хореографом. Ричард Бакл купил для музея занавес Пикассо из «Голубого экспресса» с двумя бегущими менадами. Он приобрел много костюмов, почти все занавесы и декорации-задники (за исключением занавеса по эскизу Николая Рериха к «Половецким пляскам», который позже попал к нам, а сейчас в Третьяковской галерее). Все эти вещи стали основой театрального музея в составе Музея Виктории и Альберта.

Костюм половца. Балет «Половецкие пляски». 1909. Художник Николай Рерих. Фото: архив Ольги Мазур
Костюм половца. Балет «Половецкие пляски». 1909. Художник Николай Рерих.
Фото: архив Ольги Мазур

Кто еще тогда смог купить костюмы и где они теперь?

К 1973 году, году последнего масштабного аукциона, у Бакла деньги закончились, и основными покупателями выступили Национальная галерея Австралии в Канберре, нью-йоркский Метрополитен-музей, музей «Уодсворт Атенеум» (из американского Хартфорда в Коннектикуте. — TANR), стокгольмский Музей танца… СССР купил занавес Валентина Серова к балету «Шехеразада»… Коллекционеры… Ну и другие частные лица. Одни — те, кто помнил Дягилева. Другие — модники и хиппи, потому что многие бакстовские и рериховские одеяния мало отличались от того, что было в моде на какой-нибудь Кингс-роуд. Ванесса Редгрейв купила костюм Девы-избранницы из балета «Весна священная».

Есть ли шанс купить что-то подобное сейчас?

Сейчас, если что-то появляется, чаще всего идет в музеи. С ними сложно бороться.

Однажды (это был 2011–2012 год) до нас дошла весть, что наследники Тамары Багратион-Имеретинской, из грузинских князей, которая жила в Англии и купила на Sotheby’s костюмы к балету «Тамара» (1912), распродают коллекцию. Но, пока мы добирались до Уэльса, к наследникам уже приехали представители Музея Виктории и Альберта и стокгольмского Музея танца, и нам ничего не досталось. Дочь коллекционера показала оставшийся костюм — поеденный мышами. Ну, мы его купили. Долго реставрировали, дублировали. Это костюм Царевны из «Жар-птицы» в оформлении Александра Головина. Я нашла потом фотографии Ольги Хохловой, первой жены Пикассо, в этом костюме.

Костюм музыканта. Балет «Тамара». 1912. Художник Лев Бакст. Фото: архив Ольги Мазур
Костюм музыканта. Балет «Тамара». 1912. Художник Лев Бакст.
Фото: архив Ольги Мазур

Сколько у вас в коллекции предметов? Вы их где-то показываете?

У нас сейчас 36 костюмов и аксессуаров. Легендарная шапочка — это тоже единица хранения. В Москве первая выставка состоялась в 2009 году в Музее декоративно-прикладного и народного искусства, потом в Третьяковской галерее. Еще мы выставлялись в Бельведере в Вене, затем в Риме. Была маленькая выставка в аукционном доме Bonhams в Лондоне.

Вы продаете вещи из коллекции?

Музеям. Шелковый костюм Придворной дамы из балета «Песнь соловья», созданный по дизайну и частично расписанный Матиссом, у нас купила Художественная галерея Йельского университета, ряд костюмов и декорацию-задник к «Половецким пляскам» размером 10 на 23 м — Третьяковская галерея.

Шапочка костюма Придворной дамы. Балет «Песнь соловья». 1920. Художник Анри Матисс. Фото: архив Ольги Мазур
Шапочка костюма Придворной дамы. Балет «Песнь соловья». 1920. Художник Анри Матисс.
Фото: архив Ольги Мазур

Как к вам попала эта декорация-задник?

Декорацию написал Борис Анисфельд по эскизу Николая Рериха в 1909 году для театра «Шатле» в Париже. Этот балет был, пожалуй, самым исполняемым за всю историю Ballets Russes. В «Шатле» была самая большая в Европе сцена. Для других европейских театров этот задник был велик, пришлось сделать другие декорации. Но, когда наступили времена де Базиля, сохранившийся задник использовали множество раз: не стесняясь, подгибали.

В таком виде мы приобрели его у наследников театроведа Филиппа Дайера (его все звали Пип). Он занимался атрибуцией вещей к аукционам 1968–1973 годов, и по окончании торгов на Sotheby’s задник ему выдали в виде гонорара. Филиппу тогда практически не платили, он был истинный энтузиаст. Думаю, что и мне повезло стать таким же энтузиастом. 

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+