18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.
Ричард Аведон. Из серии «Американский Запад». 1979-1984. Gagosian Gallery в секции Unlimited. Фото: Алина Пинская
Ричард Аведон. Из серии «Американский Запад». 1979-1984. Gagosian Gallery в секции Unlimited.
Фото: Алина Пинская

Своими впечатлениями о том, как новый менеджмент ярмарки Art Basel повлиял на состав художников и многое другое, с нами поделилась галеристка Алина Пинская

По традиции флагманская ярмарка в Базеле — место, где галереи соревнуются в привлекательности стендов и качестве работ, что смогли вымолить у владельцев. Те, как правило, не хотят продавать выдающиеся вещи, особенно в последнее время. Или же отдают предпочтение аукционам. Сегодня считается, что клиента найти проще, чем топовое произведение.

Многие ведущие галереи начинают готовиться к Art Basel на следующий день после окончания предыдущей ярмарки — копят и не продают лучшие работы, придерживая их целый год. Сюда привозят все самое дорогое. Имеет смысл: помимо экономической и политической стабильности Швейцарии, тому способствует, например, отсутствие европейского droit de suite (отчислений автору. — TANR) на произведения искусства.

Джефф Кунс. «Seal Walrus (Chairs)». 2003-2009. Стенд Amine Rech Gallery. Фото: Алина Пинская
Джефф Кунс. «Seal Walrus (Chairs)». 2003-2009. Стенд Amine Rech Gallery.
Фото: Алина Пинская

Пока неясно, повезут ли сильные галереи дорогое искусство на недавно учрежденную Paris Plus (новый филиал конгломерата Art Basel, пришедший на замену парижской ярмарке FIAC). На первой, прошлой осенью, в Grand Palais Éphémère, ничего такого не наблюдалось. Скорее всего, произведения в категории выше €5–10 млн продолжат продавать в Швейцарии. В то же время надо понимать, что рынок сверхдорогого искусства узкий. Основной оборот в Базеле, разумеется, составляют дорогие вещи, но также и те, что оцениваются в условные €30 тыс.

На Art Basel 2023 было заметно много настоящих шедевров. Например, прекрасный де Кунинг у Gagosian. А вот Ротко в Aquavella был, безусловно, значимым и престижным, но не лучшим за свои деньги (€60 млн).

Виллем де Кунинг. «Untitled XXI». 1977. Стенд Mnuchin Gallery. Фото: Алина Пинская
Виллем де Кунинг. «Untitled XXI». 1977. Стенд Mnuchin Gallery.
Фото: Алина Пинская

Бросалось в глаза, что в этом году качество некоторых стендов было не таким, каким мы привыкли его видеть в Базеле. Обычно это музейные мини-выставки с серьезной кураторской проработкой. В этот же раз было очевидно, что многие участники ярмарки «заточены» на эффективность при определенной спорности части выставляемого. Под циничным лозунгом «Пусть расцветают все цветы».

К стенду Helly Nahmad, отца которого Дэвида Нахмада называют не иначе как «банком» в сфере искусства, вопросов не было. Здесь все привычно: сплошной Пикассо, большая серьезная работа Дюбюффе на «парадной» стене. А вот галерея Skarstedt по соседству, которая в свое время сформировала рынок «восьмидесятников», таких как Барбара Крюгер, Дженни Хольцер и Кристофер Вул, удивила Kaws. Еще года два-три назад такого и представить было нельзя. Стенды галерей Gagosian и Perrotin тоже выглядели в этом смысле довольно сумбурно (читатель может возразить, что у них так всегда, но нет — раньше они прилагали все же больше усилий к выстраиванию экспозиции).

KAWS. Бронза. Стенд Skarstedt Gallery. Фото: Алина Пинская
KAWS. Бронза. Стенд Skarstedt Gallery.
Фото: Алина Пинская

Почему увеличилось присутствие «попсовых» вещей? Одна из причин — изменения в руководстве ярмарки. У Art Basel новый акционер — американец Джеймс Мердок, сын Руперта Мердока, а также новый директор Ноа Горовиц, тоже американец.

Они считают, что для привлечения в Базель крупных галеристов надо дать им больше свободы выставлять коммерческие работы.

В то время как раньше участники должны были думать о репрезентативности стендов, учитывать вопросы престижа, соответствовать особенному статусу ярмарки.

Первый этаж выставочного комплекса Messe — сосредоточение топовых галерей, работающих и с модернизмом, и с современным искусством. Ну и конечно, торжественный во всех смыслах стенд основателей ярмарки — Фонда Бейелера. В этом году у них была инсталляция с шикарным «незаконченным» Пикассо и скульптурой маляра авторства Дуэйна Хансона.

Набор имен в секции Galleries довольно привычный: много послевоенной абстрактной живописи, работ Пикассо, частые Трейси Эмин, Алекс Кац и Дональд Джадд. Многие посчитали за честь выставить Эда Руша. Цены безумные.

Георг Базелиц. «Немецкая школа». 1979-1980. Стенд Daniel Blau Gallery. Фото: Алина Пинская
Георг Базелиц. «Немецкая школа». 1979-1980. Стенд Daniel Blau Gallery.
Фото: Алина Пинская

Базелиц, разумеется, тоже был. В частности, у галериста Даниэля Блау (сына художника) был выставлен диптих за €6,5 млн — одна из самых мощных живописных работ на ярмарке под названием «Немецкая школа» (1979–1980). Данная вещь должна была выставляться на той знаменитой биеннале 1980 года, когда немецкий павильон делали Кифер и Базелиц. Но в последний момент ее заменили на другую.

Вообще, живопись остается основным медиумом. Абстракция не сдает позиций и по-прежнему доминирует, но стало больше фигуратива. Из интересного — присутствовали работы Лондонской школы, а именно Франка Ауэрбаха и Леона Кософфа. А что? Ауэрбах еще жив, а стоит не запредельно — галеристам есть над чем работать, растить цены. Вообще, лондонские галереи порадовали.

Франк Ауэрбах. «In the Studio III». 2014.  Скультптура: Гленн Браун. «Romantic Movement». 2014. Стенд Hazlitt Holland-Hibbert Gallery. Фото: Алина Пинская
Франк Ауэрбах. «In the Studio III». 2014. Скультптура: Гленн Браун. «Romantic Movement». 2014. Стенд Hazlitt Holland-Hibbert Gallery.
Фото: Алина Пинская

Часто мелькала живопись Филипа Гастона. Сильный художник, но доступны к покупке на ярмарке не лучшие вещи. Для примера, на стенде Hauser & Wirth два узнаваемых и специфических «капюшона» были выставлены за €3 млн.

Наблюдение по итальянским галереям: подборка на всех стендах похожа. Это Альберто Бурри и Лучо Фонтана, а также менее дорогие представители послевоенного итальянского искусства. Их рынок в последнее время, похоже, перегрелся — много продали по высоким ценам, спрос упал. Стенды пустоваты, без толп посетителей, сотрудники сидят, общаются между собой.

Филип Гастон. «Duo». 1970. Стенд Hauser and Wirth. Фото: Алина Пинская
Филип Гастон. «Duo». 1970. Стенд Hauser and Wirth.
Фото: Алина Пинская

Большой успех в секции Features, которая показывает художников ХХ века, имел стенд лондонцев Pippy Houldsworth Gallery с работами 1960-х годов голландки Жаклин де Йонг — экспрессионистической, мощной фигуративной живописью в духе Cobra. Кстати, в свое время не кто иной, как Асгер Йорн (художник и теоретик абстрактного экспрессионизма. — TANR), был ее романтическим партнером.

Еще одно нововведение — мини-экспозиции Kabinett внутри стендов галерей. Формат показался несколько надуманным.

Жаклин де Йонг. «La vie privée des Cosmonautes ‘le cosmonaute invisible‘». 1966. Стенд Pippy Houldsworth Gallery. Фото: Алина Пинская
Жаклин де Йонг. «La vie privée des Cosmonautes ‘le cosmonaute invisible‘». 1966. Стенд Pippy Houldsworth Gallery.
Фото: Алина Пинская

О трендах. Вдруг совсем не стало некоторых популярных имен, таких как Нжидека Акуниили Кросби. Говорят, что на ее произведения waiting list таков, что никакие вопросы престижа стендов не играют роли. Вообще же афроамериканского искусства на ярмарке стало меньше, а то, которое осталось, повысилось в качестве. Что еще из заметного: женщины-художники в явном фаворе. Помимо уже привычных Луиз Буржуа, Яёи Кусамы, Трейси Эмин, Хелен Франкенталер и Синди Шерман, стоит отметить «вновь открытых» Марту Юнгвирт у Таддеуша Ропака и Ширли Джаффе у Натали Обадиа. 83-летняя австрийка Юнгвирт — постоянная номенклатура стендов Ропака на всех последних арт-событиях. Она в этот раз была и в секции больших инсталляций Unlimited. А рекламой выставки Ширли Джаффе в Kunstmuseum Basel, проекта, недавно прошедшего в Центре Помпиду, был буквально увешан весь город.

Марта Юнгвирт. «Memorial II» (Триптих). 2021. Стенд Thaddaeus Ropac. Фото: Алина Пинская
Марта Юнгвирт. «Memorial II» (Триптих). 2021. Стенд Thaddaeus Ropac.
Фото: Алина Пинская

На втором этаже, как водится, цены пониже. В среднем от €10 тыс. до €0,5 млн. Раньше здесь стабильно было все самое современное. Теперь все чаще можно встретить каких-нибудь «семидесятников» — галеристы начинают работать с такими эстейтами. Много немецких галерей разного уровня, есть и довольно средние. А говорит это о том, что немецкие покупатели всегда будут здесь и поддержат.

Хелен Франкенталер. «Lozenge». Стенд Pace Gallery. Фото: Алина Пинская
Хелен Франкенталер. «Lozenge». Стенд Pace Gallery.
Фото: Алина Пинская

О покупателях. Основная масса коллекционеров Art Basel — европейцы: немцы, швейцарцы, французы, итальянцы. Были также китайцы и корейцы. Немного латиноамериканцев. Происходит отток посетителей из США. Помимо того что там есть свои крупные арт-события, такие как TEFAF New York, а также ярмарки поменьше, как, например, Frieze Los Angeles и Frieze New York, майские торги (Christie’s, Sotheby’s, Phillips) оттягивают на себя большую долю рынка. Хотя от них и ожидали большего, оборот майских аукционов вырос в два раза, до $2 млрд, по сравнению с прошлыми, пятилетней давности. Помимо роскошных вечерних торгов и более спокойных дневных, есть еще формат онлайн, покрывающий серьезную часть местного американского рынка. В общем, американский покупатель больше не нуждается в том, чтобы приезжать за покупкой искусства в Европу.

Ласло Мохой-Надь. «Trb 1». 1928. Стенд Annely Juda Fine Art. Фото: Алина Пинская
Ласло Мохой-Надь. «Trb 1». 1928. Стенд Annely Juda Fine Art.
Фото: Алина Пинская

Art Basel, конечно, остается самой мощной ярмаркой, с прекрасным качеством работ, а также секцией Unlimited и прочими выигрышными отличиями. Тем не менее, ей будет все сложнее привлекать клиентов со всего мира. С открытием Paris Plus, которая проходит через четыре месяца после Базеля, американцы и азиаты, не желающие постоянно перемещаться, скорее отдадут предпочтение парижскому событию — в Париже всегда есть чем заняться, помимо ярмарки. А одна из «проблем» Базеля — тихий город в центре Европы. Хотя разнообразить коллекционерский досуг пытаются и здесь. В этом году решили, например, открыть «тусовочное» место — Basel Social Club — на промышленном объекте, бывшем заводе майонеза, где объединены выставочное пространство, рестораны, бары.

Со слов участников, ярмарка 2023 года оказалась не менее успешной, чем год назад, хотя все боялись кризиса и говорили об этом.

Unlimited — пристанище институционального искусства, рассчитанного на продажу музеям и арт-фондам. Название также предполагает исполинские размеры. Здесь обычно представлены большие инсталляции, видео, гигантские холсты и фото. В этот раз Unlimited впечатлил гораздо меньше. Но тренд на женщин-художниц ощущался и тут: Рони Хорн, Анне Имхоф, Моника Бонвичини, Зинеб Седира — вот лишь некоторые имена секции. Из самого коммерческого, но при этом хорошего — сильная экспозиция Аведона от Гагосяна.

Ричард Аведон. Из серии «Американский Запад». 1979-1984. Gagosian Gallery в секции Unlimited. Фото: Алина Пинская
Ричард Аведон. Из серии «Американский Запад». 1979-1984. Gagosian Gallery в секции Unlimited.
Фото: Алина Пинская

Сателлитной выставке Art Basel — Liste — не помогло размещение в большом помещении над Unlimited. Особого кураторского подхода к выбору участников и содержанию стендов на этот раз не ощущалось. Глаз не цепляло ничего.

Ну и нельзя не упомянуть Фонд Бейелера — место силы Art Basel. Фонд, учрежденный основателем ярмарки Эрнстом Бейелером, славится своей богатой коллекцией и мощными выставками во время арт-недели в городе. На этот раз в гениальном здании Ренцо Пьяно был показан «Моденский цикл» Баскиа из 13 больших холстов и персональная выставка концептуалистки Дорис Сальседо. Очень запомнился также групповой проект Mind’s Eye о взгляде художника на природу. Среди авторов — Анри Матисс, Макс Эрнст, Вольфганг Тильманс, Пьер Юиг, Бальтюс и другие. И почти все эти шедевры — из коллекции фонда! Скоро, кстати, к ансамблю из старого особняка и выставочного зала присоединится новый большой корпус, разработанный архитектурным бюро Петера Цумтора.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
7
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Наша газета составила традиционный список номинантов на ежегодную премию за 2023 год в пяти категориях: «Музей года», «Выставка года», «Реставрация года», «Книга года», «Личный вклад». Знакомьтесь с ее лонг-листом. Лауреаты будут объявлены 13 марта
08.02.2024
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+