18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Наталия Синицына: «При реставрации археологических находок каждый предмет уникален»

Наталия Синицына в процессе работы по восстановлению древних тканей  для выставки «Золото сарматских вождей». Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia
Наталия Синицына в процессе работы по восстановлению древних тканей для выставки «Золото сарматских вождей».
Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia
№112, июнь 2023
№112
Материал из газеты

Специалист по восстановлению древних тканей рассказывает о своей работе для выставки «Золото сарматских вождей» в Пушкинском музее (идет до 23 июля) и о других археологических артефактах, которыми ей в разное время доводилось заниматься

По словам кураторов выставки «Золото сарматских вождей», ваша реставрация фрагмента расшивки плаща сарматской жрицы — одно из самых интересных здесь научных достижений. Они дали ему прозвище «Золотая Адель сарматов». Трудно ли было его реставрировать?

Самое сложное в реставрации — понять, что это вообще можно сделать, а уже потом придумать как. Объект выглядел как фрагмент причудливой вышивки из разноцветных и золотых бусин, который застыл в песке. Археологи считали, что речь о фрагменте одеяния, на котором изображены стилизованные сарматские олени. Я не видела никаких оленей, никакого четкого рисунка. Пообещала только постараться перенести все бусины и посмотреть, что получится. Очень долго придумывала и пробовала разные способы. Но когда удалось все придумать и я начала закреплять бусины на новой основе, первый золотой олень действительно проявился, как в сказке. Я в таком счастье была, что стала всем сразу звонить: «Ура, есть олени!» В итоге на этой вышивке по мере расчистки выявились изображения нескольких оленей — надо было только вглядеться. На реставрацию ушло около двух лет, а последние стежки я делала уже практически накануне открытия выставки.

Чудо, что археологам удалось изъять этот островок спрессованного песка и при этом сохранить узор. Первое дело для удачной реставрации археологических находок — это правильно их изъять. Основа вышивки, конечно, истлела, и на песке под останками остались одни бусины. Археологи брали их блоками, прямо с почвой, чтобы сохранить рисунок. Блоков было два, упакованы и закреплены они были по-разному, но, после того как они дошли до меня и я их распаковала, выяснилось, что узор уцелел только в одном из них. Очень повезло, что в этой экспедиции была реставратор Ольга Аникеева, только ей мы обязаны счастьем видеть такую красоту.

Досье
Наталия Синицына
Художник-реставратор высшей категории по тканям и коже, заведующая мастерской «Реставрация кожи и археологического текстиля» Всероссийского художественного научно-реставрационного центра им. И.Э.Грабаря

1973 окончила исторический факультет МГУ им. М.В.Ломоносова
1977–2007 художник-реставратор по тканям ГКМЗ «Московский Кремль», в 1983–1985 и.о. завотделом реставрации
1999–2012 руководитель реставрационно-исследовательской группы «Исторический некрополь» в Музеях Московского Кремля
2007 заведующая сектором по реставрации тканей и предметов археологии ФГБУК «РОСИЗО»
с 2008 заведующая отделом реставрации кожи и археологического текстиля ВХНРЦ им. И.Э.Грабаря

Еще…

Какие предметы из тех, которыми вы занимались, кажутся вам особенными?

При реставрации археологических находок каждый предмет уникален. Вот, например, вышитые панно I века до н.э. из кургана Ноин-Ула в Северной Монголии. Это раскопки Натальи Викторовны Полосьмак. Изображенные на вышитых коврах люди поражают своей красотой и богатством хорошо прорисованных костюмов. Пожалуй, реставрация этих панно была второй по сложности работой за всю мою реставрационную жизнь. Сейчас эти предметы культуры династии хунну находятся в музее в Улан-Баторе под охраной ЮНЕСКО, но, когда в 2009 году археологи только нашли их, они выглядели просто как комки глины. Надо было иметь большое воображение, чтобы увидеть в них вышитые полотна. Конечно, чудо, что Наталья Полосьмак увидела это.

Как я уже говорила, при раскопках самое главное для нас, реставраторов, — правильно изъять археологический материал. Когда в 2007 году я реставрировала вышитое панно из раскопок 2006 года, я так жалела, что не я его изымала: в результате мне приходилось работать с какими-то ошметками вышитого текстиля. И когда зашла речь о том, чтобы дальше работать над текстилем из курганов Ноин-Улы, я сказала, что возьмусь за это, только если сама буду изымать материал. Так что мне пришлось лететь в Монголию на раскопки, когда был найден текстиль.

Нам удалось снять полосу текстиля, запаянного в глину, шириной 35 см и длиной 7 м. Мы запаковали эту полосу в полиэтилен. Глина была влажная, и это опасно: она может начать сохнуть и разрывать волокна текстиля. Четыре месяца, пока ее везли, я с ума сходила, переживала, в каком виде доедет. Лаборатория была в новосибирском Академгородке. Я примчалась туда, открыла и поняла, что глина осталась влажной и вдобавок не заплесневела. В итоге нам удалось раскрыть совершенно фантастическую вышивку, которую мы размывали и восстанавливали полтора года.

Процесс реставрации древних тканей для выставки «Золото сарматских вождей». Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia
Процесс реставрации древних тканей для выставки «Золото сарматских вождей».
Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia

Вы ведь участвовали и в изучении женского некрополя Московского Кремля?

Когда дирекцией Музеев Московского Кремля было решено начать реставрацию саркофагов и исследование останков русских цариц и великих княгинь из Воскресенского монастыря, мы с Татьяной Дмитриевной Пановой, археологом Музеев Кремля, собрали группу исследователей и реставраторов для работы над этим проектом. Начали в 1999 году и закончили в 2012-м. Это была фантастическая работа, невероятно интересная. Моей задачей было организовать реставрационные работы с текстилем. Я собрала группу «Исторический некрополь»; в нее пришли те, кто хотел работать именно с археологическим текстилем. У нас была очень дружная команда, мы все учились друг у друга. По результатам были изданы наши методики реставрации архео­логического текстиля, потому что опыта работы с ним даже к 2000-м годам у наших ученых было не очень много.

Когда я только начинала работать с архео­логическим текстилем и кожей, основным рекомендуемым способом была обработка предметов перхлором. Но этот перхлор уничтожал все! После него никаких исследований уже было делать невозможно, да и вещи начинали разрушаться, исчезать физически. У меня было острое желание делать не так, найти другой способ. И мы, работая с кремлевским некрополем, эту старую методику отвергли и смогли снять с останков все ткани — а это 60 захоронений, из которых 23 были достаточно полными с точки зрения текстиля.

Процесс реставрации древних тканей для выставки «Золото сарматских вождей». Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia
Процесс реставрации древних тканей для выставки «Золото сарматских вождей».
Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia

То есть сложившейся методики у советских реставраторов археологического текстиля и кожи не было?

Мы создавали методики сами, нащупывали решения. Один из моих первых учителей — Наталья Константиновна Николаева, которая работала в Библиотеке иностранной литературы и занималась реставрацией старинных переплетов. Она адаптировала методику, которая пришла из Голландии и там применяется в реставрации дерева. А я уже под ее руководством адаптировала эту методику к археологической коже.

Однажды у меня в работе оказался пояс княгини Евдокии Донской, и я не знала, как к нему подойти: пресс использовать нельзя, потому что там тиснение очень интересное. Пластифицировала его и как раз тогда поехала в Новгород. Там реставратор археологической экспедиции Эмма Кубло дала совет проводить процесс вымораживания реставрируемых предметов не в холодильнике, а в морозилке: так процессы идут гораздо быстрее. Вернулась я домой, положила пояс княгини в морозилку. Помню, всех домашних напугала. Но помогло, все же успела этот пояс отреставрировать к выставке.

Расскажите о вашем отделе в Центре имени Грабаря.

Когда в Музеях Кремля заканчивался проект по некрополю русских цариц, я поняла, что мне очень хочется свободы. Захотелось сделать что-то свое. А в Центре имени Грабаря мне вдруг Алексей Петрович Владимиров предложил создать лабораторию по реставрации кожи — такой же у нас нигде нет. Вот в 2008 году я ее и основала. Сейчас нас здесь девять специалистов, и каждый год много учеников из разных городов России, Белоруссии, даже из Японии.

Выставка «Золото сарматских вождей» в ГМИИ им. А.С.Пушкина. Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia
Выставка «Золото сарматских вождей» в ГМИИ им. А.С.Пушкина.
Фото: Софья Багдасарова/The Art Newspaper Russia

А что у вас сейчас в работе?

Очень часто в реставрации одновременно оказываются вроде бы несовместимые раритеты. Например, несколько месяцев назад у нас были полный комплекс облачения якутского шамана — и ботиночки Сергия Радонежского из музея Троице-Сергиевой лавры. Изображение этих ботиночек известно с XIX века, а за время существования их форма претерпела значительную деформацию. В музее нас попросили, чтобы мы не восстанавливали первоначальную форму обуви, а зафиксировали именно ту, искаженную, так как именно такой эту реликвию привыкли видеть. Пришлось специально отработать методику, чтобы найти способ пластифицировать кожу обу­ви и не изменить ее форму.

Кстати, сейчас у нас в мастерской хранится самый древний предмет из кожи, с каким мне только приходилось работать, — кожаный шаманский мешок из Анадыря XV века до н.э. В мешке находились амулеты — медвежий коготь и лапка нерки. Этот мешок было очень трудно пластифицировать: он оказался сделанным из кожи морского тюленя, которая на воду практически не реагировала. Полтора года я искала и пробовала разные составы, пытаясь пластифицировать кожу мешка. 

Самое читаемое:
1
В Москве завершено строительство нового корпуса Третьяковки
Долгострой, длившийся с 2007 года, закончен. Сначала новое здание будет работать как общественное пространство, а в ноябре там откроется первая выставка — «Передвижники»
26.03.2024
В Москве завершено строительство нового корпуса Третьяковки
2
Со-бытие без события: «Арт Москва» похожа на дорогую барахолку
Старейшая из ныне действующих ярмарок искусства «Арт Москва» открылась в Гостином Дворе. Тема 21-го выпуска сформулирована как «Со-бытие». Организаторы постарались украсить салонный контекст интеллектуальными инфоповодами
17.04.2024
Со-бытие без события: «Арт Москва» похожа на дорогую барахолку
3
Коллекция русского авангарда с сомнительным провенансом конфискована французскими властями
Произведения якобы Василия Кандинского, Казимира Малевича и Наталии Гончаровой, связанные с именем висбаденского арт-дилера Ицхака Заруга, стали доказательством в весьма запутанном деле
03.04.2024
Коллекция русского авангарда с сомнительным провенансом конфискована французскими властями
4
Стоик, фанатик, визионер: выставка к 100-летию Владимира Вейсберга
Юбилейная экспозиция в ГМИИ им. А.С.Пушкина выстроена по хронологическому принципу и прослеживает эволюцию творчества Владимира Вейсберга от раннего, «цветного» периода к каноническому «белому на белом»
01.04.2024
Стоик, фанатик, визионер: выставка к 100-летию Владимира Вейсберга
5
Мультимедиа Арт Музей готов к открытию после затянувшегося ремонта
В 2022 году МАММ закрылся на капитальный ремонт. Его директор Ольга Свиблова надеялась справиться быстро, но работы затянулись на полтора года. В апреле наконец случится долгожданное открытие — музей готовит к нему восемь проектов
05.04.2024
Мультимедиа Арт Музей готов к открытию после затянувшегося ремонта
6
Две выставки советского авангарда из Узбекистана пройдут в Италии
Научным консультантом проекта «Узбекистан: авангард в пустыне» об avant-garde orientalis в Венеции и Флоренции выступила Зельфира Трегулова
26.03.2024
Две выставки советского авангарда из Узбекистана пройдут в Италии
7
Ольга Свиблова открыла Мультимедиа Арт Музей со слезами на глазах
После капремонта МАММ вновь открывается для публики. Рассказывая о ходе работ, его директор Ольга Свиблова даже расплакалась, вспомнив, как прежде приходилось расставлять ведерки и тазики по залам во время дождя. Теперь таких проблем быть не должно
11.04.2024
Ольга Свиблова открыла Мультимедиа Арт Музей со слезами на глазах
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+