18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Через рецессию к революции: удастся ли повторить?

Лондонский зал Sotheby’s, 1986 год.  До конца десятилетия рынку предстояло испытать резкий рост цен на произведения искусства. Фото: Marc DEVILLE/Gamma-Rapho/Getty Images
Лондонский зал Sotheby’s, 1986 год. До конца десятилетия рынку предстояло испытать резкий рост цен на произведения искусства.
Фото: Marc DEVILLE/Gamma-Rapho/Getty Images
№111, май 2023
№111
Материал из газеты

В 1970–1980-х годах экономический спад стимулировал арт-рынок и вызвал рост цен. Повторится ли тот же эффект теперь? Покупатели искусства пока выглядят скорее напуганными, чем воодушевленными

Согласно прогнозам, осенью этого года в Великобритании и США ожидается снижение инфляции. Но если ее последствия для рядового потребителя очевидны, то для арт-рынка — не совсем. Эйфория, которую аукционисты и дилеры испытали на фоне рекордной распродажи коллекции Пола Аллена в ноябре прошлого года, сменяется тревожным предчувствием надвигающегося спада. Предсказывать будущее мы не беремся, однако стоит обратить внимание на прошлое — когда рынок искусства начал обретать очертания, в которых он существует сегодня.

В 1974 году инфляция в США достигла уровня 11,05%, затем немного снизилась, чтобы вновь вырасти в 1979-м до 11,25%. Наконец в 1980-м она достигла максимума в 13,55%. Но сектор искусства обычно запаздывает, и арт-рынок отреагировал на эти скачки не сразу. Согласно индексу Мея — Мозеса, цены на искусство оставались сравнительно стабильными с середины 1950-х до середины 1970-х. Затем начался рост, сперва постепенный, а где-то с 1987-го по 1989-й — резкий. Возьмем для примера акварели Эгона Шиле. В 1972 году одна его превосходная акварель ушла за $26 тыс. Шесть лет спустя работа такого же уровня была продана уже за $120 тыс. К 1989 году максимальная цена перевалила за $400 тыс.

Инфляция 1970-х стимулировала арт-рынок, создавая иллюзию больших прибылей, чем было в реальности. Произведения искусства начали рассматривать (заслуженно или нет) в качестве надежного и прибыльного актива. Неслучайно максимально высокие цены на искусство в 1980-х были зафиксированы после падения фондовой биржи в 1987 году. К этому времени на аукционы, которые в целом были территорией дилеров, пришли розничные клиенты. Аукционные результаты начали воспринимать как еще один индикатор состояния рынка наподобие фондовых индексов. Christie’s и Sotheby’s создали глобальный арт-рынок «голубых фишек», используя свой финансовый потенциал. Галеристы, которые раньше обслуживали в основном местных клиентов, ответили на это развитием сети международных художественных ярмарок.

В 1980-х произошла фундаментальная перестройка экономик США и Великобритании вследствие нео-либеральной политики Рональда Рейгана и Маргарет Тэтчер: налоговые послабления плюс дерегулирование экономики и снижение госфинансирования программ социального обеспечения. Инфляцию обуздали с помощью временного повышения процентных ставок, после чего она держалась на уровне от 2 до 3% в год. Цены на большинство потребительских товаров оставались стабильными или даже условно снизились за счет импорта из стран с более дешевой рабочей силой. Однако на фоне накопления все больших богатств высшими слоями общества другие активы резко подорожали: акции, предметы роскоши, яхты, элитная недвижимость и, конечно, искусство. На разросшемся рынке искусства появилось множество новых рабочих мест для обслуживающего эту индустрию персонала: арт-консультанты, кураторы, дилеры, галерейные ассистенты, логисты, багетчики, реставраторы, хендлеры, упаковщики, перевозчики, сотрудники хранилищ, страховые агенты, таможенные брокеры и так далее. Совокупное влияние системной инфляции и инфляции цен на активы поддерживало арт-рынок на протяжении более 40 лет.

Если нынешняя инфляционная спираль продолжит раскручиваться (а согласно новейшим прогнозам, не факт, что это произойдет), цены на искусство могут в конечном итоге закрепиться на высоком уровне, как произошло в 1980-е. Однако пока что многие коллекционеры, напуганные экономической и политической неопределенностью, либо покупают менее дорогие произведения, либо не покупают вовсе. Чем дольше продержится эта тенденция, тем выше вероятность, что она обвалит хрупкую конструкцию арт-рынка, которая имеет центр тяжести в верхней части и поддерживается за счет тончайшей прослойки сверхбогатых коллекционеров и обслуживающих ее аукционных домов и мегадилеров. Параллельно мы все чаще видим стремление разных игроков преодолеть сложившуюся связку принципа «голубых фишек» и социально-экономического неравенства, чтобы создать более инклюзивный культурный нарратив. Результатом может стать полный пересмотр относительных ценностей в сфере искусства. 

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Наша газета составила традиционный список номинантов на ежегодную премию за 2023 год в пяти категориях: «Музей года», «Выставка года», «Реставрация года», «Книга года», «Личный вклад». Знакомьтесь с ее лонг-листом. Лауреаты будут объявлены 13 марта
08.02.2024
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
7
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Коллеги из The Art Newspaper из множества выставок, которые ежегодно проводятся в мире, выбрали самые интересные и поделились подробностями
05.02.2024
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+