18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Не футболом единым: Катар строит арт-мельницу

Такой вид, в соответствии с замыслом Алехандро Аравены, должен обрести заброшенный мукомольный завод на набережной Корниш в Дохе. Фото: Qatar Museums
Такой вид, в соответствии с замыслом Алехандро Аравены, должен обрести заброшенный мукомольный завод на набережной Корниш в Дохе.
Фото: Qatar Museums
№108, февраль 2023
№108
Материал из газеты

Бывший мукомольный завод должен, согласно замыслу архитектора Алехандро Аравены, превратиться со временем в ведущую художественную институцию. И это не единственная в Катаре «стройка века», относящаяся к сфере культуры

Небольшое по размеру государство, омываемое водами Персидского залива, уже довольно давно — как минимум с начала 2000-х — не скрывает своих амбиций в сфере культуры и музейного строительства. В частности, шейха аль-Маясса аль-Тани в 2006 году стала одной из самых влиятельных персон в мире искусства — после того, как ее отец, тогдашний правящий эмир, назначил ее руководителем Музеев Катара. В отчете New York Times за 2013 год годовой бюджет этой организации на приобретения оценивался в $1 млрд. Череда рекордных покупок на мировом арт-рынке, среди которых были работы Поля Сезанна, Марка Ротко и Дэмиена Хёрста, подогревала слухи о том, что в Дохе собираются открывать музей международного послевоенного и современного искусства.

Музей олимпийских игр и спорта Катара (QOSM). Фото: Qatar Museums
Музей олимпийских игр и спорта Катара (QOSM).
Фото: Qatar Museums

И хотя из-за изменения конъюнктуры нефтяного рынка в 2016 году стране пришлось несколько урезать государственное финансирование культуры, многие стратегические планы остались в силе. Пусть главные ресурсы и были брошены на подготовку к чемпионату мира по футболу, но в марте 2019 года в Дохе все же открылся долгожданный Национальный музей Катара, возведенный по проекту Жана Нувеля. Теперь, по окончании ЧМ-2022, прежние, уже объявленные культурные инициативы должны обрести второе дыхание: и Катарский автомобильный музей по проекту бюро OMA Рема Колхаса, и Музей Лусаила, за который отвечают швейцарские архитекторы Herzog & de Meuron. Эти и некоторые другие институции обещают открыть в ближайшие годы, до конца 2020-х. А на 2030-й намечено завершение одного из самых грандиозных катарских проектов — музея современного искусства Art Mill («Мельница искусства»).

Заказ на него Алехандро Аравена, лауреат Прицкеровской премии, куратор Венецианской архитектурной биеннале 2016 года, вместе с командой Elemental получил еще в 2017-м, обойдя почти полтысячи конкурентов. Исполнителям предстоит превратить заброшенный мукомольный завод в музей мирового класса. Институция на набережной Корниш, напротив старого порта Дохи, станет третьей точкой «музейного треугольника», включающего Музей исламского искусства, строительство которого по проекту Юй Мин Пэя было завершено в 2008 году, и упомянутый Национальный музей Жана Нувеля.

Национальный музей Катара, возведенный по проекту Жана Нувеля. Фото: Iwan Baan
Национальный музей Катара, возведенный по проекту Жана Нувеля.
Фото: Iwan Baan

Предполагается, что основное здание Art Mill будет включать 80 тыс. кв. м, из которых 23 тыс. отведут под музейные залы и выставочные площадки. Остальное пространство займут офисы, кафе, реставрационные мастерские и лектории. В широком контексте это разговор о том, как современные музеи диверсифицируют свои доходы: предусмотрен общественный сад, расположенный рядом с «творческой деревней», где разместятся ремесленные мастерские, магазины, рестораны, кинотеатры.

Мукомольный завод, построенный в 1969 году, состоял из 64 бетонных элеваторов, в которых перерабатывалось зерно; он функционировал до 1980-х годов. Аравена говорит, что ему «легко работать с уже существующими структурами». «В таких ограничениях нет ничего плохого, — полагает автор проекта. — Напротив, площадка может подсказать, как действовать. Мы, конечно, не хотим ничего сносить, не в последнюю очередь из-за того количества энергии, которое уже затрачено на строительство. Нам нужно использовать существующее пространство».

Помимо изучения площадки, Аравена и его команда подробно исследуют географию, климат, местные традиции и культуру. Все это должно помочь превращению старого промышленного здания в музей современного искусства, состоящий из больших, гибких пространств, которые сегодня все чаще признаются необходимыми. «Главное — создать нечто обратимое, — говорит Аравена. — То, что работает сегодня, может не пригодиться в будущем».

Он также учитывает суровые климатические условия Катара, расположенного в пустыне. Уроженец Чили, Аравена знает, как предусмотреть разного рода природные катаклизмы, например землетрясения. «В сейсмически активной зоне необходимо, чтобы конструкция здания находилась как можно дальше от его геометрического центра», — объясняет он. В условиях пустыни факторами, которые необходимо учитывать, являются и песчаные бури, и палящее солнце. «Цель состоит в том, чтобы здание прослужило долго, а для этого оно должно соответствовать контексту, — объясняет Аравена. — Но мы также хотим, чтобы посетитель чувствовал себя не лишним, не посторонним внутри этой конструкции. И еще мне хочется запечатлеть восприимчивость и гордость здешнего народа. Это будет спокойное здание».

Проект музея современного искусства Art Mill («Мельница искусства»). Фото: Qatar Museums
Проект музея современного искусства Art Mill («Мельница искусства»).
Фото: Qatar Museums

Art Mill — первый музейный заказ бюро Elemental. Аравена считает, что это преимущество: да, его команде не хватает подобного опыта, зато у них нет и клишированных представлений насчет того, как именно надо проектировать музеи. «Это позволяет нам не следовать парадигмам, — уверен он. — Мы пришли сюда без предубеждений в отношении музейной архитектуры и без основательных знаний о регионе».

Elemental известны прежде всего адаптированными к ситуации и социально мотивированными проектами, а не броскими, привлекающими внимание зданиями. Бюро много работало с неформальными поселениями в Южной Америке, предлагая способы улучшить условия жизни местных жителей. Elemental прославилось благодаря таким проектам, как концепт «половина хорошего дома», когда недвижимость сдается с примыкающим пустым пространством, которое жильцы могут сами постепенно осваивать.

«Мы продолжаем реализовывать проекты, связанные с благоустройством жилья, сообществ и трущоб, но нам нравится заниматься и подобными крупными проектами, чтобы оттачивать наши инструменты проектирования, — рассказывает Аравена. — Мы живем в урбанистическую эпоху. Многие люди переезжают из сельской местности в города. Мы должны поддерживать их, давать им жилье, а также возможности для обучения и отдыха. Я считаю, что уровень жизни в городе измеряется тем, что в нем можно сделать бесплатно. Это и есть показатель качества жизни».

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+