18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Воображаемый музей Малевича, построенный методом коллажа

Фото Казимира Малевича, Михаила Матюшина и Алексея Крученых с перевернутой мебелью. Фото: Издательство Яромира Хладика
Фото Казимира Малевича, Михаила Матюшина и Алексея Крученых с перевернутой мебелью.
Фото: Издательство Яромира Хладика
№108, февраль 2023
№108
Материал из газеты

Не выдумывать, но переиначить — кажется, примерно таков был внутренний девиз Марчина Вихи, «самозваного» биографа, написавшего книгу об отце супрематизма. Вместо сухой фактологии он предлагает своего рода кубистический коллаж о жизни главного героя

С польского перевели новую биографию Казимира Малевича (1879–1935). Ее автор — не какой-нибудь маститый историк искусства, а графический дизайнер и эссеист Марчин Виха. Это обстоятельство предопределило особое «направление осмотра» (так и называется книга) и концептуальную перспективу, с которой читателю открывается противоречивая фигура главного героя.

В ДНК современного дизайна хранятся поиски русских авангардистов. Как пишет Виха в предисловии, «лампы помнят, что им обещана была победа над Солнцем». Будучи оформителем книг и создателем плакатов, он, конечно, не мог пройти мимо соответствующего опыта Малевича. Тот, например, оформил в 1913 году сборник «Трое», поместив на обложку гигантскую запятую, которая отделяла фамилию умершей к тому моменту Елены Гуро от ее соавторов — Алексея Крученых и Велимира Хлебникова. Эта запятая (в которой можно углядеть зародыш черного квадрата, тоже поделившего жизнь искусства на «до» и «после») настолько впечатлила Виху, что он решил поместить на страницах книги целую инсталляцию из запятых, извлеченных из текстов Малевича.

Марчин Виха. «Малевич: направление осмотра»/Пер. с польского Е. Рыбаковой. СПб.: Jaromír Hladík press, 2022. 288 с.
Марчин Виха. «Малевич: направление осмотра»/Пер. с польского Е. Рыбаковой. СПб.: Jaromír Hladík press, 2022. 288 с.

В то время как Виху-дизайнера увлекает запятая, Виха-прозаик отдает предпочтение точке. Его ритмичный текст словно музыкальное стаккато. Написано бойко, иронично и афористично. Прощупывается живой пульс. Роли педантичного рассказчика автор предпочитает амплуа эксцентричного экскурсовода, который ведет читателя по залам воображаемого музея Малевича. Каждая глава — это новая часть экспозиции: тут и картины, и витрины с фотографиями и меморабилией, и мультимедийные объекты, и параллельные выставки. Иллюстраций нет, так что экспонаты придется представить — или нагуглить.

Кто-то прочтет книгу на одном дыхании — другим же она быстро наскучит, как наскучивает затянувшаяся, хотя и резвая экскурсия. Кое-что в тексте может даже раздражать. Например, подчеркнутая фамильярность. Вот такой портрет «Казика» живописует автор: внешность — то ли местечкового поэта, то ли деревенского католического священника; неуклюжий и неумелый — руки и те рисовать за всю жизнь не научился; «втюхивал» свой «Черный квадрат» как настоящий торговый агент (православным — как икону, евреям — как Шхину, идею присутствия Б-га, большевикам — как надгробие Ильича).

Впрочем, дойдя до главы о соцреалисте Евгении Кацмане, который — неожиданно — приходился главному герою свояком, понимаешь, что Малевича автор распекает любя: от Кацмана он и вовсе камня на камне не оставил.

Да и в самом деле, разве для кого-то новость, что Малевич — средней руки живописец, но при этом великий художник и настоящий революционер от искусства? Так, трюизм. Между строк явно читается восхищение тем, как этот человек, которого трудно назвать хоть сколько-нибудь возвышенным, сумел вознестись над канонами и банальностью. А примерно через 100 лет после того, как Малевич воспарил над банальностью, а его витебский антагонист Марк Шагал вместе с возлюбленной Беллой — над городами и весями, в небо будет запущен российский гиперзвуковой ракетный комплекс «Авангард». Выдержка из ТАСС с этой новостью 2018 года удачно дополнила воображаемую экспозицию книги-музея. А Виха, как ее куратор, доказал, что находить «странные сближенья» он может не хуже Жан-Юбера Мартена.

Казимир Малевич (внизу), Алексей Крученых и Михаил Матюшин на даче в Уусикиркко. Лето, 1913. Фото: Издательство Яромира Хладика
Казимир Малевич (внизу), Алексей Крученых и Михаил Матюшин на даче в Уусикиркко. Лето, 1913.
Фото: Издательство Яромира Хладика

Что до панибратского тона этого текста, то он объясняется также и тем, что для автора Малевич — «свой», поляк. «Поляк, поляк, поляк», — твердит он. Думается, вовсе не для того, чтобы подразнить русских, украинцев и белорусов, которые перетягивают художника как канат, а, скорее, чтобы напомнить о его этнической принадлежности своим же соотечественникам. В одном интервью Виха констатирует, что «Малевич с Польшей как-то разминулся». А Польша — с Малевичем. В местных открытых собраниях нет работ художника, а на полках книжных магазинов — изданий о нем. Так что автор видит своей целью в том числе и восполнение этого пробела.

Несмотря на полухудожественный характер книги и несколько развязную манеру подачи материала, Виха обращается с фактами весьма аккуратно. Очевидно, что написанию текста предшествовал дотошный ресерч с опорой на внушительный спектр источников: от автобиографических заметок Малевича и воспоминаний его современников до научно-популярных биографий и серьезных академических трудов за авторством Ирины Вакар, Александры Шатских и других.

Попробуем навскидку выдернуть из текста отдельные фрагменты для их перепроверки. Вот маленький Казик пытается поймать ястреба: мастерит лук и привязывает цыпленка в качестве приманки. Было? Да, Малевич сам записал. А вот уже взрослый Казимир встречает на улице небольшую похоронную процессию и лишь мгновение спустя осознает, что в гробу — его собственный ребенок. Правда? Сомнительно, но тут уж вопросы к самому Малевичу, который поведал эту историю Ивану Клюну, а тот пе­ресказал. Вихе остается лишь развести руками и предупредить, что рассказанное Малевичем — а сле­довательно, и то, что написано в биографии, — «стоит делить на сколько-то там».

Автор «Черного квадрата» был мистификатором и создавал собственную реальность в текстах и на холстах — так зачем же теперь ее разрушать? Если подтасовки с датированием работ, чем не гнушался Малевич, являют нам «кубизм времени», то эту биографию можно воспринимать как кубистический коллаж, смонтированный из разных плоскостей — достоверных и фальшивых — и дополненный внезапными вклейками, элементами алогизма и художественного психологизма.

Самое читаемое:
1
В Русском музее открылась выставка работ, подаренных коллекционером Владимиром Некрасовым
Выставка, которую ждали почти пять лет, открылась в Корпусе Бенуа. Существенную часть вещей, пополнивших собрание ГРМ, составляют работы художников, чьих произведений в фондах музея до сих пор не было
10.06.2024
В Русском музее открылась выставка работ, подаренных коллекционером Владимиром Некрасовым
2
Новое здание Третьяковки в Кадашах принимает первых посетителей
Сложный долгострой Третьяковской галереи наконец открывается. С 23 мая в ГТГ в Кадашах идет фестиваль «Интермузей» и представлены мультимедиапроекты. До первой выставки, посвященной передвижникам, новый корпус Третьяковки можно посещать бесплатно
23.05.2024
Новое здание Третьяковки в Кадашах принимает первых посетителей
3
Три богатыря: Виктор, Аполлинарий и Андрей Васнецовы в Третьяковке
Каждый из художников мог стать героем отдельного проекта, но в Третьяковке решили поразить зрителя мощным династическим аккордом. «Эпохалка» приурочена к датам: 175-летию со дня рождения Виктора Васнецова и 100-летию со дня рождения Андрея Васнецова
27.05.2024
Три богатыря: Виктор, Аполлинарий и Андрей Васнецовы в Третьяковке
4
Подарочный путеводитель по зашифрованному православию
Труд Дмитрия Антонова «Нимб и крест: как читать русские иконы» — иллюстрированная энциклопедия, разбирающая сюжеты отечественной иконописи до последней косточки последнего грешника в адском котле
24.05.2024
Подарочный путеводитель по зашифрованному православию
5
Пушкинский покажет «Три времени Рима»
Выставка в Государственном музее изобразительных искусств им. А.С.Пушкина, посвященная архитектуре Вечного города в исторической гравюре, стала первым кураторским проектом нового директора музея Елизаветы Лихачевой в этих стенах
11.06.2024
Пушкинский покажет «Три времени Рима»
6
Вихрь и звон русской ярмарки в Нижнем Новгороде
Два главных символа Нижнего Новгорода — стрелка Волги и Оки и знаменитая ярмарка — объединились в выставке Нижегородского государственного художественного музея «Русская ярмарка. Торг. Гулянье. Балаган»
30.05.2024
Вихрь и звон русской ярмарки в Нижнем Новгороде
7
Ярмарка искусства 1703 объявила состав участников и программу
Количество участников, широкая география проекта, насыщенная образовательная программа и новый подход к организации выставочного пространства — все это отличает ярмарку искусства 1703 в этом году
27.05.2024
Ярмарка искусства 1703 объявила состав участников и программу
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+