«Мир искусства», супрематизм, конструктивизм: три лейтмотива звучат по-новому

Репетиция балета «Литургия».  1915. Фото:  Государственная Третьяковская галерея
Репетиция балета «Литургия». 1915.
Фото: Государственная Третьяковская галерея
№107, декабрь-январь 2023
№107
Материал из газеты

Каталоги московских выставок, открывшихся под конец года, связаны между собой эпохой, более или менее общей для всех героев. Уроки первой трети прошлого века — времени эстетических прорывов и социальных катаклизмов — могут быть полезны и сегодня

Столетие назад Россия была в авангарде мирового художественного процесса: «Русский балет» Сергея Дягилева гремел в Европе и обеих Америках, фурор вызывали постройки Константина Мельникова, развивались идеи супрематизма Казимира Малевича. Этой яркой эпохе посвящены сразу три выставки, открытые под конец 2022 года в крупных московских институциях.

Новая Третьяковка показывает балетное закулисье в проекте «Дягилев. Генеральная репетиция», Музей архитектуры представляет эффектную монографию «Мельников / Melnikoff», а Еврейский музей, приняв эстафету от екатеринбургского Ельцин Центра, открыл выставку «Мир как беспредметность». Большие выставки-блокбастеры способны дезориентировать зрителя, и потому они немыслимы без обстоятельных каталогов, которые не только позволяют упорядочить впечатления, но и побуждают по свежим следам внимательнее изучить материал.

«Дягилев. Генеральная репетиция» / Гос. Третьяковская галерея. М., 2022. 220 с.: ил.Дягилев. Генеральная репетиция / Гос. Третьяковская галерея. М., 2022. 220 с.: ил.
«Дягилев. Генеральная репетиция» / Гос. Третьяковская галерея. М., 2022. 220 с.: ил.Дягилев. Генеральная репетиция / Гос. Третьяковская галерея. М., 2022. 220 с.: ил.

Третьяковская галерея выпустила нарядное издание с золотым тиснением и суперобложкой в виде афиши Ballets Russes — ведь именно с афиши, а не с вешалки начинается театр, как отмечает в своей статье куратор Евгения Илюхина. И если представить саму выставку как спектакль, то каталог служит программкой к нему. Как и экспозиция, он структурирован по балетам. Причем рассказывается не только о хитах — «Половецких плясках» или «Шехеразаде», но и о тех проектах, что не воплотились на сцене. Таков был, например, балет-мистерия «Литургия», основанный на эпизодах из Евангелия. Художница Наталия Гончарова придумала для него костюмы из жестких конструкций, которые превращали танцовщиков в ожившие плоские фигуры с церковных мозаик и фресок, а один танец должен был исполняться без музыки, под ритм шагов — эти идеи оказались сверхамбициозными даже для смелой антрепризы Дягилева.

В каталог включены две статьи. Уже упомянутый текст Илюхиной знакомит читателя с эволюцией «Русского балета». Это путь от ранних феерий с ошеломительным оформлением Льва Бакста, Михаила Ларионова и Николая Рериха, к более сдержанным постановкам вроде «Соловья», костюмы для которого создал Анри Матисс, и совсем минималистичным балетам конца 1920-х, таким как «Ромео и Джульетта» и «Кошка», к работе над которыми привлекались Наум Габо, Жоан Миро, Макс Эрнст. Вторая статья, за авторством коллекционера Ольги Мазур, посвящена лондонским аукционам Sotheby’s конца 1960-х — начала 1970-х, где с молотка уходили реквизит и костюмы — их покупали даже хиппи!

«Мельников/Melnikoff». М.: Музей архитектуры им. А. В. Щусева, 2022. 368 с.: ил.
«Мельников/Melnikoff». М.: Музей архитектуры им. А. В. Щусева, 2022. 368 с.: ил.

Увесистый каталог к выставке о Мельникове в Государственном музее архитектуры им. А.В.Щусева еще тщательнее раскрывает темы, затронутые в экспозиции. В нем более десятка статей, авторами которых выступили российские и зарубежные исследователи: Павел Кузнецов, Елизавета Догадкина, Фриц Барт, Жан-Луи Коэн и другие. Еще нигде в таких подробностях мы не могли прочитать о работе Мельникова над первым саркофагом для тела Владимира Ленина, вдохновленным «Сказкой о мертвой царевне и о семи богатырях», и о судьбе павильона, выстроенного для Международной выставки в Париже в 1925 году. Оказывается, после демонтажа выставки павильон был подарен Французской компартии и пересобран в другом месте, где просуществовал до 1945 года. Именно там проводилась знаменитая выставка «Правда о колониях», которую в 1931 году устроила группа сюрреалистов, в числе которых были Луи Арагон, Ив Танги, Андре Тирион и Поль Элюар.

Константин Мельников. «Дом Мельникова. Интерьер гостиной». 1944. Фото: Музей архитектуры им. А. В. Щусева
Константин Мельников. «Дом Мельникова. Интерьер гостиной». 1944.
Фото: Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Подобных сюрпризов в книге немало. Здесь показаны не только ключевые постройки и проекты Мельникова, но и его живопись и графика (неожиданно традиционные), ученические работы в классицистическом духе, конкурсные листы, созданные в период забвения. Многое опубликовано впервые.

«Мир как беспредметность. Рождение нового искусства: Казимир Малевич, Павел Филонов, Марк Шагал, Анна Лепорская и другие: Каталог выставки». М.: Еврейский музей и центр толерантности, 2022. 192 с.: ил.
«Мир как беспредметность. Рождение нового искусства: Казимир Малевич, Павел Филонов, Марк Шагал, Анна Лепорская и другие: Каталог выставки». М.: Еврейский музей и центр толерантности, 2022. 192 с.: ил.

Столичный каталог выставки «Мир как беспредметность» почти идентичен тому, что вышел годом ранее в Екатеринбурге. Тот же набор статей — о группе Уновис («Утвердители нового искусства»), основанной Казимиром Малевичем в Витебске, и деятельности петроградского Гинхука (Государственного института художественной культуры), о пути от супрематизма к его наследнику — пластическому реализму. Важную роль играют дневники одного из учеников Малевича, Льва Юдина. Его записи дают персональный, а не отстраненно исследовательский взгляд на описываемые события и искусство соратников. Набор произведений в каталоге, как и на выставке, немного отличается от того, что был представлен в Ельцин Центре: добавились фарфор из музея-усадьбы «Кусково» и предметы из Эрмитажа. На обложку же поместили картину Анны Лепорской «Три фигуры», восстановленную после громкой истории с пририсованными глазками, причем у боковых фигур можно заметить проглядывающие под слоем краски черты лица, намеченные, а затем закрашенные самой художницей.

Марк Шагал. «Вид в сад (Интерьер на даче)». 1917. Фото: Музей-квартира И.И. Бродского
Марк Шагал. «Вид в сад (Интерьер на даче)». 1917.
Фото: Музей-квартира И.И. Бродского

Каталоги позволяют зафиксировать два важных рубежа. Первый — это конец 1920-х — начало 1930-х годов, когда эпоха неукротимых экспериментов начала схлопываться: антреприза Дягилева прекратила существование после его смерти в 1929 году, а изобретения архитекторов-новаторов и художников-авангардистов все больше расходились с официальной эстетикой, утверждавшейся в СССР. Второй — это 1960–1970-е годы, когда происходит своеобразное возрождение: за границей возникает новый виток интереса к дягилевским балетам и проходят выставки русского авангарда, у нас начинают осторожно вспоминать заслуги Мельникова. Сегодня Ballets Russes, мельниковская архитектура и супрематизм, о которых на родине в свое время почти забыли, выступают как три эксклюзивных русских бренда и потому могут служить предостережением от идеологической слепоты, которая приводит к остракизму под предлогом эфемерной заботы о традициях. Об этом и напоминают выставки и каталоги.

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
4
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
5
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+