Старая живопись затерялась в волнах современного искусства

Иван Айвазовский. «Гнев морей». 1886. Фото: Sotheby’s
Иван Айвазовский. «Гнев морей». 1886.
Фото: Sotheby’s
№107, декабрь-январь 2023
№107
Материал из газеты

В мире, одержимом современным искусством, картинам старых мастеров не уделяется достаточно внимания. Декабрьские аукционы старого искусства в Лондоне подтверждают: успехом пользуются только выдающиеся — именем, сюжетом, качеством — работы

Ни для кого не секрет, что старые мастера вышли из моды у коллекционеров. Одетые в Prada завсегдатаи Frieze и Art Basel не интересуются ими. Конечно, и у старых мастеров случаются триумфы. Самым дорогим произведением искусства (с большим отрывом) является сильно зареставрированный «Спаситель мира», который в 2017 году продали на Christie’s за $450,3 млн как давно утраченный шедевр Леонардо да Винчи, включив его на нью-йоркские торги современного искусства. А на прошедшей недавно на Christie’s распродаже коллекции Пола Аллена, принесшей в общей сложности $1,6 млрд, были в числе прочего представлены работы, созданные до 1850 года. Так, «Мадонна с Младенцем и ангелами» (около 1490) Боттичелли ушла за $48,5 млн (все итоговые цены приведены с учетом процента аукционного дома).

Но такие цены, скорее, исключение. По данным последнего отчета Global Art Market Report, составленного Art Basel и UBS, в прошлом, 2021 году работы европейских старых мастеров принесли всего 4% от мировых аукционных продаж искусства, составивших $26,3 млрд. А вот в 1970-е, когда великолепный «Портрет Хуана де Парехи» кисти Диего Веласкеса, купленный Метрополитен-музеем за $5,5 млн, стал самым дорогим произведением искусства, проданным на аукционе, старые мастера были ведущей категорией.

Тесный круг

«Старые мастера — это нишевой рынок, — говорит дилер старых мастеров Фабрицио Моретти с представительствами в Лондоне и Монако, недавно открывший в районе Сент-Джеймс новое пространство площадью 800 кв. м, которое он делит с Эммой Уорд, специализирующейся на искусстве импрессионистов и модернистов. — Он практически не изменился за последнее десятилетие. На нем не очень много продавцов и не очень много коллекционеров. Но при этом некоторые покупатели современного искусства все-таки стремятся добавить к своим коллекциям работы знаменитых художников прошлого». Моретти считает, что рынок старых мастеров живет за счет дорогих престижных вещей, в то время как работы из более низкого ценового сегмента спросом не пользуются.

Но проблема в том, что на слуху у таких миллиардеров из сферы технологий и финансов, каким был Аллен, не так много больших имен из числа старых мастеров. Да, есть Боттичелли, Леонардо, Микеланджело, Караваджо, Рембрандт, Рубенс, Вермеер — но когда шедевр с безупречным провенансом кисти кого-нибудь из этих художников в последний раз оказывался на открытом рынке? Сила имени и «дурного» примера такова, что на онлайн-торгах Christie’s совсем недавно, 28 ноября, поздняя и сильно поврежденная копия того самого «Спасителя мира» Леонардо доросла в цене до €1 млн при предварительной оценке в €10–15 тыс.

Прибыли в верхнем ценовом сегменте…

«Высококачественные работы в большом дефиците, — говорит нью-йоркский арт-консультант Тодд Левин, один из редких специалистов, в чью сферу экспертизы входят как старые мастера, так и современное искусство. — Очень многие вещи попали в музейные собрания и уже никогда не покинут их. Произведений на „пять с плюсом“ кисти крупных художников больше нет. Поэтому вам остается покупать либо работы на „четыре с плюсом“ от художников на „пять с плюсом“, либо произведения на „пять с плюсом“ от художников на „четыре с плюсом“».

Впечатление, что работы на «пять с плюсом» от самых крупных имен все-таки есть в продаже, создается за счет «репутационных повышений». «Мадонна с Младенцем и ангелами» из собрания Аллена связана с тондо, которое атрибутируется самому Боттичелли и находится в Галерее Уффици. Хотя многие исследователи долгое время рассматривали картину как произведение художника и мастерской, в каталоге Christie’s она была обозначена как подлинник Боттичелли. Сходным образом Sotheby’s позиционировал версию хранящейся в Прадо знаменитой картины Тициана «Венера и Адонис», включенную в его декабрьские торги живописи старых мастеров в Лондоне, как «самую выдающуюся картину художника, выставленную на аукцион в этом столетии», хотя в каталоге она была обозначена как «Тициан и мастерская». На торгах 7 декабря эта картина ушла за £11,164 млн при эстимейте £8–12 млн.

Тициан и мастерская. «Венера и Адонис». Фото: Sotheby’s
Тициан и мастерская. «Венера и Адонис».
Фото: Sotheby’s

Таким образом, остаются работы на «пять с плюсом» от авторов на «четыре с плюсом». К примеру, с учетом того, что на рынке вряд ли снова окажется какая-нибудь выдающаяся картина Питера Брейгеля Старшего, покупателям приходится довольствоваться лучшими произведениями его одаренных потомков. В октябре картина Яна Брейгеля Старшего маслом на меди 1616 года со впечатляющим провенансом, изображающая крестьянский праздник на берегу реки, внезапно стала предметом импульсивной покупки за $10 млн на стенде Johnny Van Haeften на Frieze Masters. А на распродаже коллекции Пола Аллена живописная серия «Пять чувств» Яна Брейгеля Младшего ушла за $8,6 млн, что значительно выше эстимейта и более чем вдвое больше цены в $3,9 млн, которую, по данным Artprice, коллекционер заплатил за нее в 2001 году.

На только что состоявшихся в Лондоне аукционах старых мастеров Sotheby’s и Christie’s эти имена художников, к которым нельзя приложить определение «величайший», пользовались весьма сдержанным интересом. «Сбор налогов» Питера Брейгеля Младшего ушел на Sotheby’s за £264 тыс. при эстимейте £300–500 тыс., «Пейзаж с рекой» Саломона Рёйсдала — за £189 тыс. при эстимейте

£200–300 тыс. Топ-лотом Christie’s ожидаемо стала рокайльная галантная сцена Жан-Франсуа де Труа — продана за £2,922 млн при эстимейте £2–3 млн. Заметно подорожал на торгах Christie’s только классический голландский «Натюрморт с ремером» Виллема Класа Хеды — до £756 тыс. при эстимейте £150–250 тыс.

Интересно, что в интернациональные торги «Живопись старых мастеров» и Sotheby’s была включена русская работа — «Ярость морей» Ивана Айвазовского, с провенансом «из европейской коллекции». При предварительной оценке в £600–800 тыс. она продана за £1,729 млн — вполне «допожарная» цена.

Жан-Франсуа де Труа. «За чтением». Фото: Christie’s
Жан-Франсуа де Труа. «За чтением».
Фото: Christie’s

…и убытки в нижнем

Настоящие проблемы у старых мастеров начинаются на более низких звеньях ценовой цепочки. Возьмем, к примеру, искусно написанный «Зимний пейзаж» на доске кисти фламандского художника XVII века Франса де Момпера, проданный в октябре на онлайн-торгах старых мастеров Christie’s по нижнему эстимейту за $32,76 тыс. По данным Artprice, продавец приобрел эту работу на Christie’s в 2012 году за $40,26 тыс., что более чем вдвое дешевле ее итоговой цены на аукционе 1999 года. Судьба этой картины, относящейся к категории своего рода декоративных работ старых мастеров стоимостью до €100 тыс., которые пользовались популярностью у европейских профессиональных игроков рынка и предпринимателей на TEFAF Maastricht и на дневных торгах в 1980–1990-е, служит ярким примером убытков, с которыми столкнулись в последние годы продавцы старых мастеров из более низкого ценового сегмента.

«Разрыв цен между немногочисленными произведениями высочайшего качества и подавляющим большинством вещей на рынке продолжает увеличиваться, — рассказывает Меган Коркоран, специализирующаяся на рынке старых мастеров в лондонской аналитической фирме ArtTactic. — Одна работа может сделать от 20 до 40% от общего объема продаж за целый год. Средний класс больше не покупает искусство, чтобы украсить дом и долго хранить его у себя. Это все в прошлом».

Системные проблемы, с которыми сталкиваются покупатели и продавцы старых мастеров, хорошо известны и часто обсуждаются. На них трудно заработать. Их религиозные и мифологические сюжеты не трогают людей. Покупателей отталкивают сомнения, связанные с атрибуцией и состоянием картин. В отличие от работ таких авторов, как Энди Уорхол или Бэнкси, они не узнаются с первого взгляда. Их нужно кропотливо изучать. Они не вписываются в современные интерьеры. Они просто не в моде. И так далее.

Но, пожалуй, самая большая трудность, связанная со старыми мастерами, заключается в том, что их нужно внимательно рассматривать. «Количество времени и внимания, которое они требуют, плохо сочетается с реалиями современного мира. Люди разленились, они хотят быстрых впечатлений», — объясняет Говард Льюис, чей отец Дэвид Льюис приобрел более 400 картин старых мастеров, художников XIX века и импрессионистов на лондонском рынке в 1960–1970-е. Вместе с отцом Говард Льюис сегодня управляет собранием, известным как «Коллекция Шорр».

«Сообществу дилеров нужно позиционировать себя иначе, — говорит Льюис. — Сделать старых мастеров доступными, сделать их актуальными». Но как этого добиться? Забить стенд на TEFAF картинами, изображающими отсечение головы, чтобы привлечь любителей «Игры престолов»? Устроить акцию «купи старого мастера — получи NFT в подарок»?

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
4
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
5
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+