18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Contemporary Istanbul: Гранд-базар современного искусства

Проект Mental Clinic во «Дворе» Contemporary Istanbul. Фото: Contemporary Istanbul
Проект Mental Clinic во «Дворе» Contemporary Istanbul.
Фото: Contemporary Istanbul

На старинных верфях в Стамбуле проходит 17-я Международная ярмарка современного искусства Contemporary Istanbul. В репортаже с места событий — портрет мероприятия: галереи и произведения, тенденции, цены

Пока в Москве обсуждают — и на этот раз преимущественно хвалят — отгремевшую только что Cosmoscow, в Стамбуле продолжает кипеть 17-я Международная ярмарка современного искусства Contemporary Istanbul. Запущенная в 2006 году, она не только сместила акценты на глобальной бирже искусства, но и задала важный вектор развития локального арт-рынка. По словам основателя и главы ярмарки Али Гюрели, прежде здесь и рынка-то никакого не было — были лишь отдельные турецкие коллекционеры, которые покупали турецкое же искусство. Ярмарка расширила их горизонты и научила приглядываться к авторам из других стран. Надо думать, для турецких художников этот опыт оказался не менее ценен: только в живом сопоставлении с зарубежными коллегами можно, с одной стороны, избавиться от ощущения периферийности своего искусства, а с другой — в полной мере проявить его своеобразие.

Павильон ярмарки Contemporary Istanbul. Фото: Contemporary Istanbul
Павильон ярмарки Contemporary Istanbul.
Фото: Contemporary Istanbul

В этом году ярмарка приняла более 60 галерей и независимых художественных объединений из 22 стран. В фокусе внимания, впрочем, турецкие (и преимущественно стамбульские) институции — они составляют половину от общего числа. Среди них — респектабельные Dirimart и Galerist, концептуальная Sanatorium, а также Zilberman и Pi Artworks, имеющие филиалы в Берлине и Лондоне соответственно. Эти площадки во многом сформировали местный арт-климат и сделали себе имя на престижных международных смотрах типа Art Basel, Frieze и The Armory Show. Им доверяют маститые коллекционеры, в чем можно было убедиться на приеме, который по случаю открытия ярмарки устроил один из них — предприниматель Сельман Билал. В его доме, напоминающем скорее фешенебельную галерею, можно было увидеть среди множества других арт-объектов видеоинсталляцию художницы Инчи Эвинер — одной из звезд стенда Dirimart.

Фатос Ирвен. Flux. 2016. Стенд галереи Zilberman. Фото: Contemporary Istanbul
Фатос Ирвен. Flux. 2016. Стенд галереи Zilberman.
Фото: Contemporary Istanbul

Ярмарочные соседи турецких стендов прибыли со всех концов света: из Нью-Йорка (C24, Fremin), Лондона (HOFA, JD Malat), Йоханнесбурга (Berman Contemporary), Сеула (Tableau, AB Gallery) и других городов. Российских галерей в этот раз нет. Встает вопрос: почему? Ведь сегодня это едва ли не единственный шанс, когда их могут с распростертыми объятиями принять на зарубежной ярмарке. Да и с логистикой не должно быть проблем. В условиях политических неурядиц у организаторов нашлось алиби: нашим галереям рады, просто все они на Cosmoscow. Зато можно включиться в увлекательный квест: поискать работы своих земляков на зарубежных стендах. И мы находим: это графика Айдан Салаховой и живопись Зураба Церетели — их представляет болгарская галерея Art Agency. Еще один наш соотечественник, Влад Огай, обнаружился на стенде проекта Cut Art.

Надо сказать, ярмарка предлагает такое количество ковров, что иной торговец с Гранд-базара — самого большого в Стамбуле крытого рынка — позавидовал бы. Здесь можно найти как минимум два примера живописи на коврах, шпалеру с изображением Тайной вечери на фоне Каабы и минаретов, пастельную графику «под ковер» и другие примеры ковро-арта. Так, сербская художница Ана Вуйович создала настенную скульптуру из смятого килима — ее можно увидеть на стенде белградской галереи Hestia. В свою очередь, Рамазан Кан включил фрагменты ковров (например, в виде вырезанного из них слова “damn”) в выразительные конструкции из дерева и бетона с ценником $10–25 тыс. — их продает Anna Laudel Gallery.

Для турецких художников вообще характерно обращение к народным символам и традиционным техникам.

Причем, как отмечает стамбульский куратор Маркус Граф, поворот к традициям случился совсем недавно — прежде это было табу. Стоило сделать реверанс в сторону Османской империи, и тебя объявляли консерватором, религиозным фанатиком, а то и вовсе фашистом. Теперь художники отрываются вовсю — особенно если взглянуть на их искусство глазами консервативного турка. К примеру, в работах Онура Хастюрка (также со стенда Anna Laudel Gallery) эстетика османской миниатюры сочетается с гомоэротической тематикой.

Гювенк Озель. Спектрум. Фото: Фатос Ирвен. Flux. 2016. Стенд галереи Zilberman.
Гювенк Озель. Спектрум.
Фото: Фатос Ирвен. Flux. 2016. Стенд галереи Zilberman.

Contemporary Istanbul позволяет познакомиться и с другими локальными национальными тенденциями. К примеру, галерея из ЮАР Berman Contemporary показывает изящную графику и коллажи местных художников, причем за каждой работой стоит незаурядная личная история того или иного автора. Парижская 193 Gallery, один из дебютантов ярмарки, продает сочные, отсылающие к поп-арту интеллектуально-ироничные работы, которыми впору иллюстрировать классические тексты французских философов. Так, произведения Жан-Марка Ханта видятся художественным эквивалентом «Общества спектакля» Ги Дебора (цены на эту критическую философию в картинках находятся в диапазоне €3,8–14 тыс.). Наконец, по всей ярмарке равномерно рассеяно искусство азиатских (корейских и китайских) художников — утонченное, радующее глаз, но какое-то одинаковое. Имен много (включая Кван Йонг Чана, хорошо известного московскому зрителю благодаря Askeri Gallery и ретроспективе в ММОМА), метод один: мириады маленьких свертков из традиционной корейской бумаги ханчжи или китайской рисовой бумаги складываются в большие панно.

Более 500 художников, около 1,5 тыс. работ — с такой пестротой глазу справиться трудно, поэтому он начинает выхватывать из всего разнообразия не отдельные произведения, а целые стенды.

Матиас Ди Карло. Без названия. 2022. Стенд галереи Wadström Tönnheim. Фото: Contemporary Istanbul
Матиас Ди Карло. Без названия. 2022. Стенд галереи Wadström Tönnheim.
Фото: Contemporary Istanbul

Наиболее выгодно и убедительно смотрятся те из них, что отданы под сольные экспозиции того или иного автора. Так, нью-йоркская C24 Gallery показывает произведения признанного турецкого мастера Ирфана Онюрмена — вместо холста он использует тюль, отчего изображения получаются зыбкими и эфемерными (а вот цены вполне весомые — $8–35 тыс., при этом уже в первый день работы ярмарки несколько работ были помечены кружочками, свидетельствующими о продажах). Также выделяется из общего ряда брутально-строгая экспозиция испанской галереи Wadström Tönnheim. Они привезли в Стамбул алюминиевые скульптурные формы (€3,8–17,4 тыс.) и будто бы «ржавую» графику (€550–4000 за лист) аргентинского художника Матиаса ди Карло.

Место проведения — едва ли не важнейшая часть айдентики любой ярмарки или фестиваля искусства. Contemporary Istanbul вот уже второй год проводится на территории модернизированной военно-морской верфи Терсане на берегу залива Золотой Рог (и, конечно, приятнее всего попадать сюда именно по воде — приезжая на одном из бесплатных шаттлов, которые отходят из трех портов в разных частях города).

Что и говорить, современному искусству к лицу архитектура старинных верфей.

Ориентир задал Джермано Челант, показав в 1968 году «бедное искусство» в здании Арсенала в Амальфи. Позже, в 1980 году, на территорию городского Арсенала зашла и Венецианская биеннале. Примечательно, что постройки венецианской и стамбульской верфей принадлежат примерно одной эпохе — XV и XVI векам, и потому архитектурно они вторят друг другу — еще один повод провести параллель.

Вуслат Доган Сабанчи. Falling Together. «Двор» ярмарки Contemporary Istanbul. Фото: Contemporary Istanbul
Вуслат Доган Сабанчи. Falling Together. «Двор» ярмарки Contemporary Istanbul.
Фото: Contemporary Istanbul

Перемещение ярмарки на побережье Золотого Рога расширило ее экспозиционные возможности: в программу вошла ежегодная выставка инсталляций под открытым небом, получившая название «Двор». Здесь приковывает взгляд бронзовая скульптура Вуслат Доган Сабанчи — художницы и основательницы фонда Vuslat Foundation, который призван научить людей внимательнее прислушиваться к себе, другим и природе. В этой скульптуре, сочетающей эфемерность формы и прочность материала, растительную и животную органику, динамику и статику, автор размышляет о сосуществовании противоположностей, поэтому ее появление на ярмарке в Стамбуле, где сталкивается столько культур, символично. Название работы — Falling Together, — учитывая заложенный автором смысл, можно было бы перевести как «Распасться в единстве». К слову, на стенде галереи Pi Artworks, которая представляет художницу, можно увидеть еще одну ее работу. Возвращаясь во «Двор», обратим внимание на лабиринт из дверей — это большая инсталляция, которую выстроила художница Джанан Толон. Думается, она предлагает посетителям распахнуть двери своего восприятия — если иначе трактовать метафору Олдоса Хаксли, — прежде чем ступать под своды Арсенала, ставшего цитаделью искусств со всего света.

Инсталляция Джанан Толон во «Дворе» ярмарки Contemporary Istanbul. Фото: Contemporary Istanbul
Инсталляция Джанан Толон во «Дворе» ярмарки Contemporary Istanbul.
Фото: Contemporary Istanbul

Одной из звездных фигур Contemporary Istanbul выступил Джефф Кунс, который расписал BMW 8-й серии Gran Coupe. Расписал он ее даже не столько в духе Джеффа Кунса, сколько в духе Роя Лихтенштейна — машина будто примчалась со страниц книги комиксов (к слову, Лихтенштейн тоже использовал BMW вместо холста в 1977 году). Вообще есть что-то концептуально-ироничное в том, что к работе с коммерческим партнером ярмарки привлечен художник, для которого коммерческая ориентация стала в буквальном смысле основой художественного метода. Присутствие автора, заигрывающего с эстетикой китча, замечательно еще и потому, что оно подсвечивает одно из уязвимых мест — или просто особенностей — ярмарки: присутствие галерей, рассчитанных на обывательские вкусы. Надо отдать должное, с каждым годом их становится все меньше и меньше. И все же до сих пор среди стендов можно обнаружить диверсантов, предлагающих пригламуренного Джексона Поллока и сверкающие изображения Мэрилин Монро, каждое из которых, что симптоматично, было продано в первый же день. Справедливости ради стоит отметить, что ряд галерей, в частности BüroSarıgedik, работают над переосмыслением и деконструкцией явления китча.

Одним словом, Contemporary Istanbul предстает настоящим Гранд-базаром современного искусства, соединяющим разные миры и культуры, жанры и тенденции, подходы к репрезентации и продаже арт-объектов.

И эта эклектика вполне отвечает духу города, построенному на головокружительных контрастах. К слову, ощутить их можно, отправившись по площадкам Стамбульской биеннале, открытие которой совпало с проведением ярмарки. Так, путь к одной из площадок (а всего их 12), хаммаму Чинили, пролегает по улице, где расположились бесчисленные лавки с бараньими тушами. Подъем по холму под знойным солнцем, усиливающим и без того убийственные запахи, кажется настоящим испытанием, а попадание в сам хаммам с восхитительным убранством и медитативными саунд-инсталляциями внутри — наградой за него. По совпадению, биеннале в этом году, как и Contemporary Istanbul, тоже отмечает 17-й выпуск. В связи с этим возникает небольшая путаница: многие упускают ярмарку из виду, не видя разницы между ней и биеннале. Но в действительности эти два события удачно дополняют друг друга.

Стамбул, Турция
17th Contemporary Istanbul
До 22 сентября

Самое читаемое:
1
Золота скифов стало ощутимо больше, но ценны и другие находки, сделанные в Тыве
Археологам Государственного Эрмитажа в полевом сезоне 2022 года удалось сделать очередное сенсационное открытие. Множество предметов, созданных около полутора тысяч лет назад, извлечены из кургана Чинге-Тей-1 в саянской Долине царей
25.01.2023
Золота скифов стало ощутимо больше, но ценны и другие находки, сделанные в Тыве
2
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
3
Золотой век Древней Руси показывают на выставке в Третьяковке
Ключевые экспонаты Владимиро-Суздальского музея-заповедника, прибывшие в Москву, иллюстрируют все эпохи и жанры искусства допетровской Руси
30.01.2023
Золотой век Древней Руси показывают на выставке в Третьяковке
4
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
Дареному коню... Почему музеи не всегда рады подаркам
Чтобы безвозмездно расстаться со своими художественными богатствами, нужно потратить немало времени, сил и даже денег. В США процедуры музейного дарения превратились в особую финансово-юридическую отрасль, которая существует по собственным законам
01.02.2023
Дареному коню... Почему музеи не всегда рады подаркам
7
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+