Гаянэ Умерова: «Репрезентация себя на Западе — это просто следующая ступень»

Гаянэ Умерова, исполнительный директор Фонда развития культуры и искусства Республики Узбекистан, генеральный секретарь Национальной комиссии Республики Узбекистан по делам ЮНЕСКО. Фото: Сourtesy of ACDF
Гаянэ Умерова, исполнительный директор Фонда развития культуры и искусства Республики Узбекистан, генеральный секретарь Национальной комиссии Республики Узбекистан по делам ЮНЕСКО.
Фото: Сourtesy of ACDF
№102, июнь 2022
№102
Материал из газеты

В мире растет интерес к Узбекистану — его экономике и культуре. О сегодняшних процессах в музейной и художественной жизни страны нам рассказала Гаянэ Умерова, исполнительный директор Фонда развития культуры и искусства Узбекистана

Перед вашим фондом, который был основан в 2017 году, стоит двоякая задача: стимулировать культурные процессы внутри страны и одновременно продвигать Узбекистан на международной арт-сцене. Удается ли сочетать то и другое?

Думаю, что на протяжении пяти лет нам это удается достаточно хорошо. Для нас важно работать с международной художественной ареной, но вместе с тем мы осознаем, что не сможем создавать конкурентоспособный продукт без запуска процессов внутри страны. Именно такая стратегия планировалась с самого начала, с момента появления фонда.

Стратегия единая, но механизмы работы на внутреннем культурном поле и на внешнем все-таки разные?

Если процессы внутри страны организованы правильно, то репрезентация себя на Западе — это просто следующая ступень. Например, когда мы готовились впервые принять участие в Венецианской архитектурной биеннале в прошлом году, то сначала создавали плацдарм здесь, в Ташкенте. На тот момент, еще до пандемии, у нас бурно развивался девелоперский бизнес, который начал завоевывать старую часть города. Благодаря междисциплинарному проекту «Махалля. Урбанистическая и провинциальная жизнь» мы смогли изменить отношение к этой проблеме внутри страны. Именно этот проект мы и привезли в Венецию. Он имел успех, выраженный прежде всего в обратной связи, которую мы получили.

На нынешней Венецианской биеннале, теперь уже художественной, Узбекистан тоже впервые представил собственный национальный павильон, где вы выступили в роли комиссара. Что это за проект?

Мы решили не пропускать 2022 год и принять участие в биеннале современного искусства, тем самым задав себе определенную планку. И обратились опять-таки к наследию, создав проект, связанный с фигурой великого ученого аль-Хорезми. Он родился в Хорезме, на территории нынешнего Узбекистана, впоследствии жил в Багдаде, но очень многое разработал еще на родине, в том числе понятие об алгоритмах. И мы решили сделать коллективный павильон, где возникал бы кросс-дисциплинарный дискурс, вдохновленный личностью аль-Хорезми и спроецированный на современность — не только на искусство, но и на поэзию, технологии, вплоть до NFT.

Павильон Узбекистана на Венецианской биеннале. Фото: Сourtesy of ACDF
Павильон Узбекистана на Венецианской биеннале.
Фото: Сourtesy of ACDF

Опять же, предтечей этого проекта под названием «Сад знаний» послужила выставка, которая состоялась в прошлом году в Ташкенте. Сейчас в Венеции мы видим ее продолжение, развитие. Там представлена, в частности, коллаборация между художником и музыкантом Чарли Таппом и узбекским музыкантом Аброром Зуфаровым. Это перформанс, построенный на диалоге искусственного интеллекта, использующего музыкальные алгоритмы, и живой музыки.

Давно уже планируется большая историко-художественная выставка, посвященная культуре Узбекистана и Великому шелковому пути, в залах парижского Лувра. Вроде бы сейчас в качестве срока называют осень 2022 года. Так ли это? И какой будет выставка?

Да, ждем, что выставка откроется в ноябре и продлится три с половиной месяца. Наша задача — представить цивилизации и культуры южной части Узбекистана, которую пересекали различные караванные пути, от древности до конца Средних веков. Важно, что наш регион всегда был перекрестком цивилизаций. Выставка продемонстрирует, какую важную роль сыграл в становлении культур обмен между Востоком и Западом, Индией и Китаем. Именно эта идея делает выставку уникальной.

Проект «Махалля. Урбанистическая и провинциальная жизнь». Фото: Сourtesy of ACDF
Проект «Махалля. Урбанистическая и провинциальная жизнь».
Фото: Сourtesy of ACDF

Экспонаты датируются VI веком до н.э. — XIV веком н.э. За всю историю Узбекистана такое огромное уникальное количество музейных предметов покидает страну впервые. Прежде всего это археологические артефакты, а также манускрипты и миниатюры. Привлечены государственные музеи из Бухары, Коканда, Нукуса, Ташкента, Термеза, Хорезма. Нашими партнерами на выставке выступают, помимо самого Лувра, Британский музей и Художественный музей Кливленда из США.

Недавно ваш фонд анонсировал реконструкцию здания, построенного в 1986 году в духе ташкентского модернизма. После обновления здесь расположатся Французский культурный центр и Международный центр реставрации. Чем для вас важна эта история?

Этот проект вытекает из двух обстоятельств. Во-первых, в задачу фонда изначально входило сохранение исторического наследия, в том числе архитектурного модернизма. Во-вторых, начав подготовку к выставке в Лувре, мы обнаружили, что большинство экспонатов находится не в лучшем состоянии, и стало понятно, что нам нужно воссоздать школу реставрации. Специалисты есть, но они разрознены, отсутствует обмен опытом. Мы стали анализировать ситуацию и пришли к выводу, что необходимо поднимать уровень знаний и навыков. Решено было создать единый центр реставрации. Специалисты продолжат работу в музеях и научных институтах, а это будет для них своего рода хаб. Мы сейчас закупаем туда новейшее оборудование, готовим специалистов. Уже сейчас, когда реставраторы из Лувра приезжают к нам по тому или иному поводу, мы устраиваем воркшопы, чтобы наши реставраторы набирались опыта у зарубежных коллег. Кроме того, в сфере реставрации мы активно взаимодействуем с Третьяковской галереей, прежде всего в части живописи. Вскоре начнется совместная реставрация трех работ Василия Кандинского из нашего Государственного музея искусств. Так что центр реставрации неизбежно выходит за рамки одной лишь археологии.

Предназначенное для него здание находится в центре города, что удобно для такой институции. К тому же оно очень подходит нам и по высоте, и по планировке.

Французский культурный центр. Фото: Сourtesy of ACDF
Французский культурный центр.
Фото: Сourtesy of ACDF

Речь идет о реконструкции с реставрацией?

С реставрацией в том числе. Здание состоит из двух форм, круглой и прямоугольной. Вторая за время существования больше пострадала: здесь находились разные организации, и каждая вносила свои изменения. Эту часть мы будем восстанавливать. Единственное, что нам не удастся сохранить, — это фасад. Он абсолютно утрачен. Архитектурное бюро Grace (миланская студия, сооснователь которой Екатерина Головатюк работала над реконструкцией здания для московского музея «Гараж» под руководством Рема Колхаса. — TANR) предлагает установить панели из стекловолокна, которые оживят фасад и сделают его более транспарентным, прозрачным, чего не было изначально. В этом здании будет важен свет, поэтому пришли именно к такому решению. Или вот еще — открываем крышу, что важно в нашем климате. Наверное, можно назвать происходящее ревитализацией: мы даем зданию новую жизнь.

По проекту того же бюро Grace начиналась когда-то реконструкция здания бывшей дизельной электростанции в Ташкенте — для размещения там центра современного искусства. Он уже работает?

Планомерно движемся к результату. Там хотелось сохранить историческую архитектуру, поэтому была разработана длительная программа, выставочная и образовательная, позволявшая оставить здание в том виде, как оно есть. На то, чтобы сберечь прежнее и при этом достроить необходимое, ушло больше времени, чем предполагалось. Архитектурное бюро Grace разрабатывало для нас предварительные варианты приспособления; впоследствии проект делало французское бюро Studio KO — они знамениты тем, что проектировали музей Ива Сен-Лорана в Марокко. Для нас было важно, что они умеют работать с кирпичом, знают все нюансы. Хочется, чтобы здание электростанции продолжало дышать, чтобы не было зализанности. Сейчас проект выходит на последнюю стадию, к ее реализации приступим в сентябре.

И еще о реставрации. Государственный музей искусств Узбекистана в Ташкенте исторически начинался с дворца, до революции принадлежавшего великому князю Николаю Константиновичу Романову. Этот памятник, кажется, будут восстанавливать?

Пока готовим проектную документацию. Здание, которое сейчас не в лучшем состоянии, станет филиалом Государственного музея искусств, где хранится коллекция великого князя. Впоследствии она вернется в свой прежний дом. В результате реставрации существенных изменений не будет, только добавится музейный функционал. Например, во дворце когда-то работал лифт, сейчас его нужно приспособить для посетителей. Работаем над проектом вместе с немецкими экспертами и с экспертами из Петербурга. Кроме сохранения истории нужна еще и современная подача. Возможно, там появится что-то иммерсивное. Есть подвал, есть флигель — их можно использовать. Необходимы и ландшафтные работы вокруг здания.

Здание дворца Романовых в Ташкенте. Фото: Сourtesy of ACDF
Здание дворца Романовых в Ташкенте.
Фото: Сourtesy of ACDF

В России традиционно высок интерес к судьбе художественного музея имени Савицкого в Нукусе. Какова там сейчас ситуация?

Стараемся в отношении этого музея действовать последовательно и обстоятельно. В результате проведенного конкурса директором стал Тигран Мкртычев, московский искусствовед. Его задача более региональная, она направлена на внутреннее развитие музея. А перед нашим фондом стоит задача популяризировать этот музей и создавать для него перспективы участия в крупных международных проектах. В частности, в прошлом году прошел успешный показ выставки авангардиста Ивана Кудряшова в Третьяковке — мы предоставили большую часть работ, около 130.

Сейчас готовим еще два проекта совместно с Третьяковской галереей. Сотрудничество становится все более тесным. Несколько месяцев назад мы подписали меморандум, направленный на развитие Музея искусств имени Савицкого, в том числе в части реставрации. Она требуется для многих экспонатов, например для работ на бумаге. Сотрудники Третьяковской галереи вместе с нашими музейщиками разрабатывают для Нукуса стратегию развития. Параллельно ведем переговоры с некоторыми важными институциями в Европе и Америке насчет возможных выставок. 

Самое читаемое:
1
В Испании на будущей плантации авокадо обнаружили большой мегалитический комплекс
Археологи, работающие на территории объекта, возраст которого составляет около 7 тыс. лет, каталогизировали более 500 менгиров
07.09.2022
В Испании на будущей плантации авокадо обнаружили большой мегалитический комплекс
2
Главные выставки осени: от палеолитических венер до Мельникова
А также «Египетский сервиз» Наполеона, фламандцы и носороги — собрали для вас все самое лучшее в грядущем выставочном сезоне Москвы и Петербурга
02.09.2022
Главные выставки осени: от палеолитических венер до Мельникова
3
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
Во время своего правления Елизавета II открыла Королевскую коллекцию для публики. Одно из последних великих европейских королевских собраний, сохранившихся в неприкосновенности, представляет собой ретроспективу вкусов за более чем 500 лет
09.09.2022
Как королева Елизавета II управляла величайшей мировой коллекцией искусства
4
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
Анализ полотна «Молочница» Яна Вермеера перед его большой выставкой в Рейксмузеуме показывает, что художник работал намного быстрее, чем предполагалось ранее, и жертвовал деталями в пользу лаконичности
09.09.2022
Ученые рассмотрели новые детали на «Молочнице» Вермеера
5
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова вместе с коллегами рассказала о новых приобретениях и раскрыла подробности будущих выставок
21.09.2022
Третьяковка покажет проекты, посвященные Дягилеву, Рериху и Грабарю
6
Художественный музей Берна расскажет все, что узнал о коллекции Гурлитта
Таинственную коллекцию, которую десятилетиями прятал наследник нацистского арт-дилера, покажут на выставке в Швейцарии после подробного исследования
05.09.2022
Художественный музей Берна расскажет все, что узнал о коллекции Гурлитта
7
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
Рассказ о костюмах, которые создавала для классических советских фильмов художница Ольга Кручинина, открывает серию книг, посвященных представителям этой славной, но не всеми по достоинству ценимой профессии
16.09.2022
Материальная база отечественных киногрез: костюмы для героев
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+