18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Авангардисты на службе у революции: союзники, попутчики, формалисты, враги

Казимир Малевич. «Супрематизм». 1915 –1916. Ивановский областной художественный музей. Фото: London: Unicorn
Казимир Малевич. «Супрематизм». 1915 –1916. Ивановский областной художественный музей.
Фото: London: Unicorn
№101, май 2022
№101
Материал из газеты

В новом исследовании Андрей Сарабьянов и Наталья Стрижкова с помощью архивных документов анализируют отношения между большевиками и левым искусством, давая понять, что альянс этот с самого начала был не очень убедительным

Лондонское издательство Unicorn в парт­нерстве с фондом Kroll Family Trust выпустило на двух языках, английском и русском, книгу Андрея Сарабьянова и Натальи Стрижковой «Русский авангард и советская власть. Новая художественная культура. 1917–1928». Произошло это в самом начале 2022 года. Не будем гадать, вышла бы она сейчас — по факту книга существует.

Ее название заранее дает понять, что речь здесь не о самом по себе левом искусстве, с оттенками творчества и яркими представителями, а о его взаимоотношениях с властью. Подразумевается, что читатель и так осведомлен, чем художник Казимир Малевич отличался от художника Александра Родченко. А вот их деятельность на различных официальных постах — это уже гораздо ближе к теме исследования. И не их одних. В первые годы после революции сотрудничество авангардистов с большевиками выглядело довольно массовым, что десятки лет спустя породило представление о том, будто альянс этот был поначалу безоблачным и естественным и лишь потом ветер переменился. Научный труд Сарабьянова и Стрижковой посвящен тому, чтобы подобный миф если не развеять, то хотя бы критически проанализировать.

Общая тогдашняя канва хорошо известна, но важны трактовки и нюансы.

Например, наркома просвещения Анатолия Луначарского принято считать главным покровителем авангардистов и инициатором их хождения во власть. Однако даже он вовсе не был поклонником их идей. «Левые мало могут дать идеологически революционное искусство, как немой сказать революционную речь» — такими словами нарком в 1922 году отозвался о проекте Башни III Интернационала, предложенном Владимиром Татлиным. А годом раньше Ленин призывал того же Луначарского подыскать «надежных антифутуристов». Подобных свидетельств набирается достаточно, чтобы утверждать: альянс с самого начала не был ни прочным, ни чистосердечным. «Последующий идейный и идеологический конфликт левых художников с властью и создаваемыми ею органами управления культурой, объединениями, учреждениями был предсказуем», — пишут авторы исследования.

Сарабьянов А., Стрижкова Н. «Русский авангард и советская власть. Новая художественная культура. 1917–1928». London: Unicorn, 2021. 196 с.
Сарабьянов А., Стрижкова Н. «Русский авангард и советская власть. Новая художественная культура. 1917–1928». London: Unicorn, 2021. 196 с.

Оно основано на архивных документах, целый ряд которых никогда раньше не публиковался. С этим связано включение в книгу приложений: после каждой из четырех глав размещена подборка архивных материалов, представленных в фотокопиях или в современном наборе. А еще издание обильно иллюстрировано работами авангардных художников 1910–1920-х годов, что создает визуальную параллель повествованию, которое, как уже говорилось, большинство искусствоведческих оттенков оставляет за скобками.

В фокусе оказываются события, разворачивавшиеся преимущественно в Москве и Петрограде-Ленинграде: именно здесь решались судьбы нового искусства. Хотя названия провинциальных городов на страницах исследования возникают довольно часто, особенно в главе «Музейное бюро. Создание музеев художественной культуры в регионах». Надо сказать, что многие из тех музеев сами проявляли энтузиазм, не дожидаясь указаний из центра. Например, заведующий Нижегородским художественным музеем Лазарь Розенталь обращался в Москву с такой информацией: «Случайно хорошими образцами представлены художники Васнецов, Брюллов, Левитан, Кустодиев, Рябушкин, Рерих. Существенным же недостатком является отсутствие произведений современных живописцев, принимая во внимание интерес к ним широких масс и особенно учащихся художественных мастерских». Москва на подобные запросы охотно откликалась — до поры до времени.

Михаил Ларионов. «Море». 1912 –1913. Нижегородский государственный художественный музей. Фото: London: Unicorn
Михаил Ларионов. «Море». 1912 –1913. Нижегородский государственный художественный музей.
Фото: London: Unicorn

Распространение левого искусства по регионам было тесно связано с формированием в столице Музея живописной культуры, которому посвящена отдельная глава. Парадоксальным образом огромные амбиции, изначально присущие этому заведению, сочетались с откровенной нищетой, что тоже несколько противоречит мнению о «всемерной поддержке» большевиками авангардных проектов. Директор МЖК Александр Родченко так описывал обстановку в музее: «Отопление — голландское, больше половины отопить нельзя, электричество испорчено совершенно, канализация не действует, водопровод не действует, уборная не действует и нет чашки — разбита».

Но материальная необеспеченность — лишь полбеды, даже меньше. Гораздо более страшной оказалась идейная критика, перераставшая в травлю. Эта линия в исследовании выглядит сквозной: всевозможные «наезды» на апологетов авангардной культуры и возглавляемые ими учреждения сопровождают повествование от первой страницы до последней.

Ольга Розанова. «Композиция. Распыление цвета». 1917. Архангельский музей изобразительного искусства. Фото: London: Unicorn
Ольга Розанова. «Композиция. Распыление цвета». 1917. Архангельский музей изобразительного искусства.
Фото: London: Unicorn

Любопытно, что исследование хронологически завершается не 1932 годом, моментом провозглашения доктрины социалистического реализма, как в большинстве других обзорных трудов, а 1928-м. По-своему это оправданно. К тому времени все важнейшие институции, порожденные левыми художниками, уже были разгромлены или реорганизованы до неузнаваемости. Оставался, правда, ВХУТЕИН — его очередь настала в 1930-м. В целом же можно говорить о том, что к концу 1920-х роман авангардистов с большевиками завершился полным разводом. «Наступил переход к новому этапу культурной революции, — констатируют авторы книги. — И возглавил этот этап уже новый орган — Главискусство». Идейный департамент был учрежден 17 сентября 1928 года, что вполне годится для рубежной исторической вехи.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+