Искусство в роли заложника: как это бывало

Анри Руссо.  «Муза, вдохновляющая поэта (Поэт и муза)». Портрет поэта Гийома Аполлинера и художницы Мари Лорансен. 1909. Фрагмент. Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина
Анри Руссо. «Муза, вдохновляющая поэта (Поэт и муза)». Портрет поэта Гийома Аполлинера и художницы Мари Лорансен. 1909. Фрагмент.
Фото: ГМИИ им. А.С.Пушкина

Произведения искусства нередко становятся заложниками политических или экономических споров. Наблюдая за сложным возвращением на родину коллекции Морозовых и других работ с выставок за рубежом, мы вспомнили и иные случаи такого рода

Всегда шокирует, когда картины из государственных собраний используются в качестве обеспечения исковых требований третьих лиц к стране-владельцу в тот момент, когда они находятся на выезде. Перемещение культурных ценностей и так сопряжено с рисками, однако, помимо очевидных опасностей, подстерегающих путешествующие произведения искусства, есть еще и вероятность их ареста в качестве спорного имущества или как заложников торговых и иных споров. В суд может быть предъявлен иск к собственнику культурной ценности с требованием наложить на нее арест в качестве обеспечения исковых требований. Нахождение культурной ценности вне страны своего постоянного пребывания дает потенциальным истцам новые возможности реализовать собственные интересы в соответствии с законодательством страны, где проходит выставка. Закон, предоставляющий иммунитет находящимся на временных выставках культурным ценностям в отношении судебных исков и ареста, впервые появился в США в 1965 году (Federal Anti-Seizure Bill); позже подобные законы были приняты в Австрии, Бельгии, Великобритании, Германии, Израиле, Ирландии, в четырех провинциях Канады, в Швейцарии и Франции.

Вот несколько историй, когда произведения искусства подвергались опасности ареста.

Картины Пабло Пикассо, Париж, Франция, 1954

Впервые в мировой практике судебный иск был предъявлен в 1954 году в отношении произведений Пабло Пикассо. Несколько его картин были вывезены из СССР в Париж и выставлены в одном из французских музеев. Истцом по делу выступала Екатерина Щукина-Келлер — наследница коллекционера Сергея Щукина, в собрание которого некогда входили оспариваемые картины. Коллекция Щукина была национализирована в 1918 году и являлась собственностью СССР. Суд департамента Сена рассмотрел дело, и иск Щукиной-Келлер о признании права собственности на картины и наложении на них ареста был отклонен. Французский суд в своем решении указал, что эти картины были приобретены уже много лет назад иностранным сувереном от его собственных граждан на его собственной территории и в соответствии с законами его страны.

Выставка в Университете Ричмонда, США, 1965

Опасаясь предъявления исков о праве собственности со стороны третьих лиц в отношении культурных ценностей, направляемых из советских музеев на выставку в Университет Ричмонда, СССР настоял на принятии США специального закона. Это был тот самый Federal Anti-Seizure Bill 1965 года. Закон предоставляет иммунитет находящимся на временных выставках культурным ценностям в отношении судебных исков и ареста.

Работы Анри Матисса, Париж, Франция, 1994

В европейской законодательной практике закон об иммунитете культурных ценностей, находящихся на временных выставках, впервые был принят во Франции в 1994 году. Поводом тоже послужила тяжба по иску дочери Сергея Щукина Ирины Щукиной-Келлер. Иск был предъявлен в отношении полотен Анри Матисса из собрания Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина и Государственного Эрмитажа, находящихся на выставке в Центре Помпиду. Суд в иске отказал со ссылкой на принцип судебного иммунитета государства и его собственности, а французские законодатели оперативно отреагировали на данное дело принятием закона о мерах по обеспечению неприкосновенности от требований о наложении ареста в отношении временно ввезенных культурных ценностей для проведения выставок.

Выставка «Сокровища России», Хьюстон, США, 1997

Американский суд подтвердил иммунитет предметов с выставки из России, представлявшей драгоценности дома Романовых, собранные из пяти российских музеев и оцененные в более чем $100 млн. Потомки российских эмигрантов по фамилии Магнесс пытались истребовать у Российской Федерации компенсацию и реституцию недвижимого имущества, национализированного после революции (в частности, фортепианной фабрики «Яков Беккер» в Санкт-Петербурге). Суд Хьюстона сразу же отклонил иск, однако Ли Магнесс с гордостью высказывался о том, что создал прецедент по давлению на российское правительство.

«Портрет Валли» Эгона Шиле, Нью-Йорк, США, 1998

Эгон Шиле. «Портрет Валли». 1912. Фото: Google Art Project
Эгон Шиле. «Портрет Валли». 1912.
Фото: Google Art Project

Одним из самых громких дел стал арест картины Эгона Шиле «Портрет Валли»; она провела «в заключении» 12 лет. В 1998 году венский Музей Леопольда направил полотно на временную выставку в Музей современного искусства (MoMA) в Нью-Йорк. «Портрет Валли» получил иммунитет, но после окончания выставки наследники бывшей владелицы картины, галеристки Леа Бонди Ярай — австрийской еврейки, у которой портрет выбыл из владения по неясным обстоятельствам во время нацистского режима, — подали иск. Несмотря на то что американские суды подтвердили наличие иммунитета на данное полотно, они в то же время признали «Портрет Валли» имуществом жертвы холокоста, незаконно изъятым из владения, а значит, краденым. Закон об иммунитете не может охранять ввезенные в США краденые вещи — такие случаи регулируются другими, уголовно-правовыми нормами. «Портрет Валли» был арестован, и лишь после 12-летней тяжбы стороны пришли к мировому соглашению, в соответствии с которым Музей Леопольда выплатил наследникам $19 млн, а картина вернулась в экспозицию.

Произведения Казимира Малевича, США, 2003–2004

Казимир Малевич. «Супрематическая композиция». 1916. Фото: Sotheby's
Казимир Малевич. «Супрематическая композиция». 1916.
Фото: Sotheby's

В случае с иском 37 наследников Казимира Малевича к городу Амстердаму о незаконном владении картинами художника американский суд признал иммунитет всех 14 работ мастера, находившихся на временных выставках в Музее Гуггенхайма в Нью-Йорке и в Коллекции Менила в Хьюстоне в 2003–2004 годах, и полотна благополучно вернулись в Стеделейк-музей. Однако временного пребывания на территории США было достаточно, чтобы иск об истребовании права собственности на картины был принят к рассмотрению американским судом. После продолжительной и дорогостоящей тяжбы стороны пришли к мировому соглашению. Наследники получили пять картин своего великого предка (одна из них была продана на аукционе в 2008 году за $60 млн).

Работы из ГМИИ им. А.С.Пушкина, Мартиньи, Швейцария, 2005

Культурные ценности могут стать заложниками экономических споров, не имеющих никакого отношения к самим ценностям. Так произошло с предметами с выставки из ГМИИ им. А.С.Пушкина в Швейцарии в 2005 году. В художественной галерее швейцарского городка Мартиньи было выставлено 55 произведений знаменитых французских художников — от классиков ХVII века до Пабло Пикассо. Когда полотна уже погрузили в машины, чтобы отправить обратно в Москву, появился судебный пристав и во исполнение иска фирмы Noga наложил на картины арест. Noga требовала от России уплатить $680 млн на основании сделки, проведенной в начале 1990-х (продовольствие в обмен на нефть). Россия же полагала, что стороной по сделке является СССР, преемником обязанностей которого в этом случае она не является. Кто бы ни был прав в данном споре, заложниками конфронтации оказались бесценные полотна. Арест был совершен в момент следования экспонатов в специально оборудованных автомобилях. В результате действий швейцарских властей система вентиляции была отключена и картины на некоторое время оказались под угрозой повреждения. Спустя 24 часа власти Швейцарии все-таки приняли решение о снятии ареста. Произведения искусства вернулись в Москву.

Коллекция иранского искусства, Чикаго, США, 2006

В 2006 году по решению американского суда была конфискована уникальная коллекция предметов иранского искусства, принадлежавшая государству и находившаяся на долгосрочной выставке в Институте Востока Университета Чикаго. Мало того, коллекция была продана на аукционе, а вырученные средства пошли на компенсацию израильским семьям, пострадавшим в результате взрыва в Бен-Яхуда-Мэлл в 1997 году. Основанием для ареста и конфискации коллекции явился факт поддержки терроризма исламским режимом Тегерана.

Выставка «Из России!», Лондон, Великобритания, 2008

Илья Репин. «17 октября 1905 года». 1907, 1911. Фото: Государственный Русский музей
Илья Репин. «17 октября 1905 года». 1907, 1911.
Фото: Государственный Русский музей

В Великобритании приняли закон об иммунитете выставок в том числе из-за опасений России в отношении требований наследников Сергея Щукина. Выставка «Из России!», включавшая множество полотен из коллекции Щукина, представляла шедевры русской и французской живописи второй половины XIX — начала XX века из собраний четырех главных российских музеев: ГМИИ им. А.С.Пушкина, Русского музея, Третьяковской галереи и Эрмитажа. Она отправилась в Лондон из Дюссельдорфа, где была благополучно показана под названием «Бонжур, Россия!». Российская сторона поставила жесткие условия о необходимости принять надежный закон о защите зарубежных выставок от ареста по требованиям третьих лиц на территории Великобритании. В итоге британский парламент принял закон о защите выставок 31 декабря 2007 года, и выставка с большим успехом прошла в Королевской академии художеств в Лондоне.

Библиотека Шнеерсона, США, 2012

Один из крупнейших конфликтов, в результате которого был фактически прекращен культурный обмен между нашей страной и США, разгорелся из-за тяжбы, начатой «Хабад» против России. Организация потребовала вернуть древнееврейские священные рукописи и книги, которые российская сторона получила после Октябрьской революции и Второй мировой войны (так называемая Библиотека Шнеерсона). Американский суд вынес решение в пользу хасидской организации из-за неявки ответчика в 2010 году, когда российское правительство через адвокатов заявило, что дело не находится в юрисдикции американских судов, и отказалось от участия в слушаниях. В 2012 году «Хабад» потребовал введения финансовых санкций против России за отказ подчиниться решению суда и вернуть коллекции. Это поставило под угрозу ареста другие ценности из России на территории США. Российская сторона считает личное имущество, национализированное в первые послереволюционные годы, своей неотчуждаемой собственностью. В силе и закон, позволяющий национализировать объекты, захваченные во время войны. Александр Авдеев, тогдашний министр культуры, заявил, что требования организации «Хабад» являются «провокационными» и «направлены на то, чтобы испортить двусторонние отношения между нашими странами», а также добавил, что переговоры будут возобновлены только после того, как «будет аннулировано решение американского суда и отозван иск». Организация давно требует возвращения двух архивов древнееврейских священных книг и рукописей, хранящихся в России. Одна из коллекций во время Второй мировой войны попала в руки нацистов, а после была перевезена в Москву и передана в Центральный государственный архив Красной армии в качестве военного трофея. Другая представляет собой несколько тысяч редких книг и документов, собиравшихся с 1770-х годов хасидскими раввинами в белорусском местечке Любавичи на территории современной Смоленской области и национализированных после революции 1917 года. Архив принадлежит Российской государственной библиотеке. В 2013 году он был перенесен в Еврейский музей и центр толерантности в Москве, а его цифровые копии доступны на сайте РГБ. Но этот жест не способствовал разрешению конфликта.

Марк Шагал, Стокгольм, Швеция, 2015

Выставка «Марк Шагал и его российские современники», которая должна была открыться в стокгольмском Музее Миллесгоден, была отменена из-за риска ареста картин из Государственного Русского музея для погашения претензий компании Yukos Universal Limited. Шведской публике планировалось показать 20 работ Марка Шагала и 30 произведений других художников, в том числе Бориса Анисфельда, Наталии Гончаровой, Бориса Григорьева, Михаила Ларионова и Кузьмы Петрова-Водкина. «Из-за возможного ареста российского имущества в связи с делом ЮКОСа в страны, с которыми сейчас не очень хорошие дипломатические отношения, вывозить картины нельзя», — сказал тогда директор ГРМ Владимир Гусев. В июле 2014 года постоянная палата Третейского суда в Гааге обязала Россию выплатить почти $50 млрд аффилированным с бывшими акционерами ЮКОСа компаниям, на что РФ выразила несогласие. В 2015 году судебные приставы в Бельгии и Франции в рамках судебного решения предприняли попытки использовать российское имущество для погашения претензий Yukos Universal Limited. В связи с обострением ситуации Минкультуры РФ рекомендовало музейщикам запрашивать дополнительные гарантии возврата экспонатов с зарубежных выставок — то есть в стандартный в таком случае пакет документов должна быть включена специальная формулировка об иммунитете российских культурных ценностей в связи с судебными решениями по искам бывших акционеров ЮКОСа.

Скифское золото, Амстердам, Нидерланды, 2014

Скифский золотой шлем IV века до н.э. Фото: AP/Peter Dejong
Скифский золотой шлем IV века до н.э.
Фото: AP/Peter Dejong

В феврале 2014 года коллекция скифского золота из Крыма отправилась на выставку в Археологический музей Алларда Пирсона в Амстердаме. С момента присоединения полуострова к Российской Федерации и до 2016 года Нидерланды не могли определиться, кому возвращать ценности: в музеи Крыма, откуда они поступили, или в Киев, в Музейный фонд Украины, к которому приписаны. Всего в Амстердаме сейчас находится около 500 экспонатов из Центрального музея Тавриды в Симферополе, Керченского историко-культурного заповедника, Бахчисарайского историко-культурного заповедника и Национального заповедника «Херсонес Таврический» в Севастополе. В декабре 2016 года Окружной суд Амстердама постановил, что скифское золото должно быть возвращено украинской стороне в соответствии с нидерландскими законами и нормами международного права. При этом инстанция отказалась выносить решение о принадлежности ценностей, отметив, что этот вопрос должен решаться уже после того, как коллекция вернется на территорию Украины. В 2021 году апелляционный суд подтвердил это решение.

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
4
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+