18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Историко-культурная экспертиза: барьер или защита?

Автор текста
Дмитрий Смолев
Наличники одной из изб середины XIX века в Большесельском районе Ярославской области. Фото: Андрей Данилов/Ярославское областное отделение ВООПИиК
Наличники одной из изб середины XIX века в Большесельском районе Ярославской области.
Фото: Андрей Данилов/Ярославское областное отделение ВООПИиК

Новые инициативы Минстроя фактически отменяют ряд согласований, имеющих отношение к объектам культурного наследия и прежде необходимых. Историко-культурная экспертиза сочтена в них «дополнительным административным барьером»

Охрана культурного и исторического наследия — проблема традиционно сложная для России. Время от времени она обостряется: или в связи с хищением государственных средств, отпущенных на реставрацию, или из-за уничтожения девелоперами того или иного памятника, или из-за спорных решений властей. К бурным дискуссиям вокруг темы наследия на сей раз привели две инициативы, исходящие от исполнительной власти в лице Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ.

Хронологически первой из обсуждаемых инициатив стал законопроект «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», разработанный Минстроем (опубликован на официальном портале нормативно-правовых актов 17 февраля 2022 года).

Одной из важнейших поправок в действующее законодательство, предлагаемых в документе, названа отмена государственной историко-культурной экспертизы (ГИКЭ) в определенных случаях.

А именно при получении разрешения на строительство и при проведении работ по сохранению объекта культурного наследия, которые затрагивают конструктивные и другие характеристики его надежности и безопасности. В этих указанных ситуациях достаточно будет одного лишь заключения государственной экспертизы проектной документации (ГЭПД) — по сути, ведомственной. Признается оптимальным принцип «одного окна» (ограничения числа участников при сборе документации), а историко-культурная экспертиза сочтена «дополнительным административным барьером», как сказано в пояснительной записке к законопроекту.

Усадьба Пущино-на-Оке Московской области. Фрагмент. Съемка в апреле 2021 г. Фото: ВООПИиК, Москва
Усадьба Пущино-на-Оке Московской области. Фрагмент. Съемка в апреле 2021 г.
Фото: ВООПИиК, Москва

Вскоре появился и другой документ — тематически примыкающий к законопроекту, хотя и созданный в ином жанре. Одиннадцатого марта Федеральное автономное учреждение «Главгосэкспертиза России», подведомственное Минстрою РФ, выпустило приказ № 46 «О временном порядке проведения государственной экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий». Документ этот, сугубо служебный по статусу, описывает тот самый временный порядок проведения ГЭПД, который предусматривает облегчение и упрощение ряда действующих процедур. Приказу предшествовал мораторий на подготовку отрицательных заключений строительной экспертизы, объявленный вице-премьером правительства РФ Маратом Хуснуллиным.

Речь тут идет о том, что эксперты должны максимально содействовать продвижению новых строительных проектов, а не совать им палки в колеса.

Ряд согласований, прежде необходимых, фактически отменяется, в том числе в части, имеющей отношение к объектам культурного наследия (ОКН). Правда, в «Разъяснениях положений Временного порядка», выпущенных ведомством вслед за приказом, утверждается, что, несмотря на изменение схем, полномочий и сроков, само содержание экспертиз на строительство остается прежним и укладывается в действующее законодательство. В частности, по поводу историко-культурной экспертизы в «Разъяснениях» сказано, что она все же регулируется федеральным законом № 73-ФЗ, а «изменения в законодательство в части организации процедуры сохранения памятников истории и культуры при проектировании и строительстве объектов капитального строительства не вносились». И все бы ничего, но как раз такие изменения и предусмотрены законопроектом, о котором говорилось выше. Створки с лязгом смыкаются.

Примечательно, что упомянутый законопроект был опубликован еще до начала специальной военной операции на Украине, но уже 3 марта был внесен в Государственную Думу под № 80712-8 в качестве «антисанкционного». Приказ Главгосэкспертизы маркирован так же.

Возникшая конфигурация не могла не вызвать беспокойства у градозащитников.

Оба документа так или иначе, каждый по-своему, лоббируют интересы строительной отрасли, при этом отодвигая на задний план вопросы сохранения культурного наследия.

(Отметим, что в случае с приказом Главгосэкспертизы возникают у общественности и другие опасения, касающиеся безопасности строительства и экологии.)

Получается, что эти инициативы — новый закон (если он будет принят в нынешней редакции) и уже действующий ведомственный приказ — ставят под удар сложившуюся практику в части охраны культурного наследия. Причем с двух флангов одновременно. Законопроект предписывает полную отмену ГИКЭ в конкретных случаях (как раз в тех, которые весьма критичны в смысле состояния объектов и к тому же довольно многочисленны), а введенный приказом временный порядок подразумевает максимальную уступчивость экспертов буквально по всему спектру строительной документации. Благодать для застройщиков и кошмарный сон для градозащитников.

Интерьеры особняка А.П.Брюллова XVIII века. Санкт-Петербург. Фото: ВООПИиК, Санкт-Петербург
Интерьеры особняка А.П.Брюллова XVIII века. Санкт-Петербург.
Фото: ВООПИиК, Санкт-Петербург

Первые сейчас предпочитают помалкивать, а вторые бьют в набат, не без оснований полагая, что буквально на глазах рушится вся система защиты культурного и исторического наследия, которая закладывалась еще в советский период и развивалась до последнего времени. В частности, на портале «Хранители наследия» размещено заявление Координационного совета градозащитных организаций России, где дана недвусмысленная оценка законопроекта № 80712-8 как деструктивного и содержится призыв к правительству «отказаться от спешного принятия инициатив, которые нанесут непоправимый ущерб сложившейся системе государственного контроля сохранности историко-культурного наследия».

В число «подписантов» упомянутого заявления вошло и Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). По нашей просьбе сложившуюся ситуацию прокомментировал Евгений Соседов, заместитель председателя этой организации.

Евгений Соседов, заместитель председателя ВООПИиК. Фото: Архив Евгения Соседова
Евгений Соседов, заместитель председателя ВООПИиК.
Фото: Архив Евгения Соседова

«Это началось давно и никогда не заканчивалось, — говорит Соседов, — но в последние годы идет просто массированное наступление на базовые принципы законодательства об охране памятников. Еще несколько лет назад правительство Московской области пыталось отменить историко-культурную экспертизу земельных участков перед строительством, и отчасти это удалось сделать. А сейчас пошло серьезное давление, касающееся и нового строительства, и вопросов реконструкции. В марте уже был принят закон, который позволяет правительству РФ самому определять, в каких случаях нужно, а в каких не нужно проводить историко-культурную и экологическую экспертизу. И от того же правительства исходит законопроект, который мы сейчас обсуждаем.

В нем заложены две главные опасности. Во-первых, это опасность для самих объектов капитального строительства, признанных памятниками, — в части их искажения при реконструкции и в части требований безопасности. Во-вторых, опасна отмена историко-культурной экспертизы при получении разрешения на строительство. Если новое строительство идет на смежных с памятником участках или же памятники только могут быть там выявлены, экспертиза необходима. Теперь эту „преграду“ предлагается ликвидировать.

Понятно, что историко-культурная экспертиза в наших реалиях тоже может быть коррупционным инструментом. Тем не менее даже в подобных случаях эта экспертиза является для нас источником сведений о проекте и дополнительным этапом возможного профессионального обсуждения. Она в силу закона подлежит публикации и процедуре общественного обсуждения. Можно заблаговременно изучить проект, узнать доводы экспертов, написать аргументированные замечания, а если они не приняты, существует возможность судебного оспаривания. При ведомственной строительной экспертизе ничего подобного нет. Без проведения ГИКЭ многие обстоятельства становятся известны только тогда, когда уже начата стройка».

В разговоре с The Art Newspaper Russia Евгений Соседов упомянул еще об одном готовящемся документе, который пока не получил должного резонанса, хотя, по мнению зампредседателя ВООПИиК, того заслуживает. Проект, подготовленный Министерством культуры и опубликованный в минувшем феврале, носит рабочее название «Положение о зонах охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации». Предполагается, что он должен быть утвержден постановлением правительства РФ.

«Это положение может уничтожить всякую территориальную охрану памятников и ландшафтов, — считает Евгений Соседов. — Документ предлагает сократить число видов объектов, для которых устанавливается зона охраны. Ограничивается и круг лиц, которые могут выступать заказчиками разработки таких зон. Предлагается ввести дополнительный барьер для разработки зон охраны в виде некоего разрешения органа охраны памятников. Положение это противоречит федеральным законам. Вместе с другими инициативами оно выглядит попыткой воспользоваться ситуацией для проталкивания решений, давно назревших внутри строительной отрасли». ВООПИиК уже направило свои многочисленные замечания и возражения разработчикам проекта «Положения», а также в правительство РФ.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+