Русские романтики вернулись в Дрезден

Посетительница на выставке «Мечты о свободе. Романтизм в России и Германии». Фото: Albertinum/SKD Dresden
Посетительница на выставке «Мечты о свободе. Романтизм в России и Германии».
Фото: Albertinum/SKD Dresden

В столице Саксонии открылась выставка «Мечты о свободе. Романтизм в России и Германии», совместный проект Третьяковской галереи и Государственных художественных собраний Дрездена

Выставку «Мечты о свободе. Романтизм в России и Германии» в дрезденском Альбертинуме сложно оценивать, не сравнивая ее с первой версией в Государственной Третьяковской галерее в апреле — августе 2021 года. Проект сразу замышлялся как партнерский, и оба музея посвятили ему несколько лет исследовательской работы — это подчеркивали на открытии и директор ГТГ Зельфира Трегулова, и глава Государственных художественных собраний Дрездена Марион Аккерман. Шедевры романтизма из обеих коллекций (также в выставке принимают участие и другие музеи, например Эрмитаж, Русский музей, берлинская Национальная галерея) впервые представлены вместе, образуя пары и параллели.

Выставка — совместный проект Третьяковской галереи и Государственных художественных собраний Дрездена. Фото: Albertinum/SKD Dresden
Выставка — совместный проект Третьяковской галереи и Государственных художественных собраний Дрездена.
Фото: Albertinum/SKD Dresden

Кураторами обоих вариантов проекта выступили заведующая отделом живописи XVIII — первой половины XIX века Третьяковской галереи Людмила Маркина, старший научный сотрудник Третьяковской галереи Сергей Фофанов и хранитель музея Альбертинум Хольгер Биркхольц. Выставка получилась сложносоставной, не только художественной, но и исторической; она показывает как признанные имена и шедевры, так и не самые очевидные произведения. Кроме того, к искусству первой половины XIX века добавлено современное искусство, которое должно продемонстрировать актуальность идей романтизма и в наши дни.

Дизайном в обоих случаях занимался архитектор Даниель Либескинд. Фото: Albertinum/SKD Dresden
Дизайном в обоих случаях занимался архитектор Даниель Либескинд.
Фото: Albertinum/SKD Dresden

«Три возраста, две культурные парадигмы, — так образно описала кураторскую группу Людмила Маркина, добавив: — Либескинд примирил нас. Мы ему очень благодарны, мы еще никогда не работали с настолько вовлеченным архитектором экспозиции». Действительно, дизайн выставки, который и для Москвы, и для Дрездена делал знаменитый архитектор Даниель Либескинд, заставляет физически пережить все противоречия и поиски эпохи романтизма: мечты о свободе, обретение индивидуальности и национальной идентичности. В Третьяковской галерее за основу композиции архитектор взял две пересекающиеся спирали, рассеченные двумя осями — широкими проходами. В Альбертинуме (изначально его здание было построено как арсенал) выставка расположилась в зале более узком и почти вдвое меньшем по площади. Архитектор придумал план в виде двух наложенных друг на друга зигзагов, которые образуют более драматичное пространство — местами тесное, местами залитое светом, а иногда сумрачное. Вся эта конструкция также рассечена осями, но здесь они узкие, похожие скорее на смотровые щели, чем на проходы.

Фрагмент экспозиции. Фото: Albertinum/SKD Dresden
Фрагмент экспозиции.
Фото: Albertinum/SKD Dresden

Количество произведений тоже уменьшилось, примерно на одну треть. Хотя главные герои экспозиции остались теми же — это Каспар Давид Фридрих, Карл Густав Карус, Алексей Венецианов и Александр Иванов. Слегка сменились исторические акценты: с декабристов в русском варианте они перенесены на дрезденское восстание 1848 года (попытка свержения короля и установления республики). В целом взгляд немцев на эпоху романтизма оказался более политизированным, это явственно проявилось в текстах немецких авторов в каталоге и выступлениях на открытии выставки. Директор Альбертинума Хильке Вагнер так и назвала свою статью в каталоге — «Размышления о политической составляющей выставок», а на открытии выступали и премьер-министр Саксонии Михаэль Кречмер, и посол России в Германии Сергей Нечаев, общий смысл высказываний которых можно свести к «когда есть сложности на политическом уровне — культура спасет».

Количество произведений на дрезденской выставке уменьшилось на треть по сравнению с московской. Фото: Albertinum/SKD Dresden
Количество произведений на дрезденской выставке уменьшилось на треть по сравнению с московской.
Фото: Albertinum/SKD Dresden

Трудно предсказать, будет ли иметь успех выставка у местной публики. Открытием для нее могут стать несомненные шедевры русского искусства — «Автопортрет» Карла Брюллова, «Голова мальчика» Василия Тропинина, работы Александра Иванова и полотна Алексея Венецианова, которые образуют особенно интересный дуэт с мистическими пейзажами Каспара Давида Фридриха. Кроме того, для современного зрителя могут оказаться неожиданностью те тесные связи, что были между российскими художниками, поэтами и философами и их дрезденскими коллегами — указания на это рассыпаны по экспозиции (например, Каспар Давид Фридрих вписал имя Василия Жуковского в решетку на картине, где изобразил поэта и братьев Тургеневых в старонемецких костюмах, намекающих на их национал-либеральные убеждения, а Михаил Бакунин сражался на баррикадах в 1849 году, изображенных на картине Юлиуса Шольца).

Трогательные акценты вносят военный дневник Теодора Кернера, юного поэта, погибшего в Освободительной войне (общенациональное движение немцев за освобождение от наполеоновской оккупации), и стальной медальон, который выдавали гражданам взамен драгоценностей, сданных на финансирование этого движения.

В разделе, посвященном Сикстинской Мадонне (для романтиков она была воплощением искусства, одухотворенного религией), в Москве царила огромная копия шедевра, выполненная Алексеем Марковым в 1832 году. В Дрездене надобности в копии нет: оригинал висит в десяти минутах ходьбы от Альбертинума, в Галерее старых мастеров. Зато здесь показана впервые напечатанная для выставки фотография Бориса Михайлова 1972 года с рафаэлевской мадонной в виде татуировки на груди зэка, иллюстрирующая общечеловеческую тягу к идеалу и красоте.

Открытию выставки предшествовали несколько лет исследовательской работы. Фото: Albertinum/SKD Dresden
Открытию выставки предшествовали несколько лет исследовательской работы.
Фото: Albertinum/SKD Dresden

Из-за другой конфигурации пространства произведения современного искусства в дрезденском варианте кажутся более заметными, чем в московском. В ответ на вопрос об их роли на выставке о романтизме XIX века куратор Сергей Фофанов сказал: «Мое осознание современного искусства связано с вычленением того момента, когда оно должно было начаться. Должен был произойти какой-то духовный прорыв. Этим поворотным моментом и стал романтизм: появилось осознание творческой индивидуальности, свободы творческой личности. Все произведения в нашем проекте стилистически разные, но все их объединяет стремление к новому. Это объединяло молодые души тогда и объединяет сейчас. Отбирая произведения современного искусства, мы преследовали практическую задачу — показать вещи, которые близки XIX веку, иконографически или по настроению. Такие субъективные рифмы. Например, видео Андрея Кузькина „По кругу“ и хрестоматийный „Анкор, еще анкор!“ Павла Федотова — это про одно и то же, про человека в тупике. Вечное повторение, не несущее освобождения. Если бы мы делали выставку про романтизм в современном искусстве, она бы выглядела совершенно по-другому».

Выставка в Дрездене состоялась благодаря поддержке Благотворительного фонда «Искусство, наука и спорт».

Альбертинум
«Мечты о свободе. Романтизм в России и Германии»
До 6 февраля 2022

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
5
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
Новый аукционный дом, основанный коллекционером Сергеем Подстаницким и правнуком основателя музея Тропинина Степаном Вишневским и занимающийся только графикой, вот-вот проведет свои вторые торги
26.07.2022
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
6
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
7
Королева Елизавета II и ее предпочтения в искусстве
Платиновый юбилей, или 70-летие, царствования королевы Елизаветы II, пик празднований которого пришелся на июнь, привлек новую волну внимания к личности монарха, которому простительно быть выше вкуса
26.07.2022
Королева Елизавета II и ее предпочтения в искусстве
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+