Диана Вишнева: «Мы впервые танцуем в Эрмитаже»

Художественный директор фестиваля Context. Diana Vishneva, прима-балерина Мариинского театра Диана Вишнева. Фото: Сергей Карпухин/ТАСС
Художественный директор фестиваля Context. Diana Vishneva, прима-балерина Мариинского театра Диана Вишнева.
Фото: Сергей Карпухин/ТАСС

Основательница фестиваля Context. Diana Vishneva прима-балерина Диана Вишнёва рассказала нам о самых важных спектаклях, о том, что мечтает станцевать в музейных стенах, каково это — быть блохой и какое впечатление на нее произвел Билл Виола

В это воскресенье в Москве открылся IX Международный фестиваль современной хореографии Context. Diana Vishneva. Где пройдут спектакли, чем будете радовать?

В первую очередь радуешься тому, что фестиваль вообще состоится. Как и весь театральный мир, мы в последнее время жили вопросами: сможем ли провести его вживую и какие из коллективов останутся в программе? Из-за локдауна танцевальные компании не могут сформировать график своих гастролей, а фестиваль обычно планируется за три года. Поэтому что-то почти экспромтом возникало. Но, несмотря ни на что, наша программа сложилась. Наш фестиваль, как и всегда, пройдет в двух городах: Москве и моем родном Петербурге. И все это стало возможным благодаря поддержке наших друзей и партнеров.

Какой из предстоящих спектаклей вам более всего дорог?

Я с особым трепетом жду спектакля «Шахерезада», где буду участвовать, выступая с артистами Пермского театра оперы и балета и одним из моих любимых партнеров Марсело Гомесом. Это особая история для меня. Спектакль был создан, когда я вернулась на сцену после рождения сына, и стал первой работой, которую для меня поставил хореограф Алексей Мирошниченко. История Фарах Пехлеви и Мохаммеда про события в Иране, свержение династии очень интересна сама по себе, и это тем более вызов, если ты про нее рассказываешь танцевальным языком. Балет будет представлен в один вечер вместе с другим прекрасным спектаклем Алексея Мирошниченко — «Шут» — на сцене Театра им. Моссовета в Москве и в Петербурге на исторической сцене Александринского театра.

Одноактный балет на музыку симфонической сюиты «Шехеразада» Н.Римского-Корсакова поставлен хореографом Алексеем Мирошниченко специально для Дианы Вишневой. Пермский театр оперы и балета. Фото: Context. Diana Vishneva
Одноактный балет на музыку симфонической сюиты «Шехеразада» Н.Римского-Корсакова поставлен хореографом Алексеем Мирошниченко специально для Дианы Вишневой. Пермский театр оперы и балета.
Фото: Context. Diana Vishneva

А какие будут иностранные участники?

Зарубежную программу открыла эстонская танцевальная компания Fine5 dance theatre. Это один из самых известных независимых коллективов, в спектаклях они концентрируются на исследовании движения как художественном отражении современной жизни. Их новая постановка основана на рассказах и размышлениях танцовщиков, записанных в период изоляции.

Второе имя в международной программе — полюбившаяся зрителю испанская компания La Veronal, которая уже была у нас в 2019 году и представляла свою работу в Пушкинском музее и в Музее Фаберже. И вот сейчас они выступят уже на театральной площадке, в новой работе хореографа Маркоса Морау Pasionaria. Это фантазия Маркоса на тему, что будет, если мы все превратимся в гаджеты и потеряем собственные чувства. Очень футуристичная, необычная постановка.

Можно ли что-то увидеть в Пушкинском или в других музеях в этом сезоне?

Российская программа частично пройдет в пространствах музеев. Мы все время стремимся к расширению жанров, ведь современный танец существует не только в привычном сценическом пространстве. Фестиваль продолжает сотрудничество с ГМИИ им. Пушкина в Москве, и впервые мы заходим в Эрмитаж, музей давно хотел сделать совместный проект с нами. На их площадках будет показана работа молодого постановщика Павла Глухова, который был финалистом нашего конкурса молодых хореографов Context. Diana Vishneva в 2016 году. Он покажет монолог «Бумажный человек».

Еще одной работой в арт-пространстве станет проект «Эго». Это произведение хореографа Нурбека Батуллы, тоже нашего финалиста конкурса прошлых лет. Нурбек сейчас стал невероятно востребованным. Он очень необычный хореограф, его называют нашим Акрамом Ханом (знаменитый британский танцовщик и хореограф. — TANR) за сочетание фольклора и современного танца. В постановке он соединяет древнюю татарскую поэму (сам он из Казани) и национальную музыку, современную хореографию, изобразительное искусство и цифровые технологии. Премьера «Эго» состоится в Москве в ДК «Рассвет» и в Санкт-Петербурге в пространстве «Севкабель порт». Это междисциплинарный проект и мощное пластическое философское высказывание на основе древнетатарской поэмы «Кыссаи Юсуф» («История Иосифа»). В осуществлении спектакля Нурбека Батуллы нам помогает Министерство культуры Татарстана, они поддерживают этого художника.

Сцена из одноактного балета Сергея Прокофьева «Шут» в хореографии Алексея Мирошниченко. Пермский театр оперы и балета. Фото: Context. Diana Vishneva
Сцена из одноактного балета Сергея Прокофьева «Шут» в хореографии Алексея Мирошниченко. Пермский театр оперы и балета.
Фото: Context. Diana Vishneva

Давайте вспомним ваш грандиозный проект — фильм «Слепок», который вы сняли совместно с Пушкинским музеем, фондом Дмитрия Аксенова и вашим фестивалем и премьера которого была весной. Идея переложить на язык движения залы Пушкинского музея со слепками, всю историю мирового искусства была очень смелой. Не хотите повторить нечто подобное в другом музее?

Естественно, я думаю об этом. В моем репертуаре, например, есть прекраснейший спектакль Марты Грэм «Лабиринт», это переосмысленная великим хореографом легенда об Ариадне и Минотавре. Я очень бы хотела перенести эту постановку в музейное пространство и исполнить ее, например, в залах Эрмитажа. Это все равно что станцевать на каких-то раскопках историю греческого мифа. Как каждая сцена имеет свою атмосферу, музей тоже создает невероятную и новую историю существования и самого себя, и собственного диалога со зрителем, совершенно в другом измерении. Буду надеяться, что эта идея претворится в жизнь. Но видите, как «Слепку» помогла ситуация с локдауном. Музей был закрыт, и у нас была возможность находиться в залах столько, сколько нам нужно, поэкспериментировать. Это было невероятное ощущение творчества! Когда вышел «Слепок», мы даже не предполагали, что он возымеет такой успех. Мы думали, что это какая-то достаточно закрытая лабораторная история, а вылилось все в такой прокат по всем городам России и даже за рубежом! Сейчас мы в предвкушении европейской премьеры «Слепка». Она состоится в Вене на ярмарке современного искусства viennacontemporary в сентябре.

Вы тоже участвовали в фильме, в этих съемках в музее. В чем кардинальное различие между обычной сценой и музейными пространствами? Как вы себя чувствуете в музее, что там иначе?

Ты гуляешь по истории. Я выросла в Петербурге, для меня это город истории, традиции, архитектуры и искусства, культуры. Я училась в Академии Вагановой, одной из самых лучших старинных школ классического балета. Я танцую и танцевала в Мариинском театре, Мекке классического наследия, где создавалось большинство мировых балетных шедевров. Я пропитана этой историей и той памятью поколений, которую нам передавали. Так же и в музее: я питаюсь и от самого музея, и от его экспонатов. Изобразительное искусство, современный танец, музыка, кино, русские хореографы, русские композиторы, русские танцовщики — все вместе они были в нашем фильме. Это уникально: разных творческих людей вот так быстро собрать, вдохновить, чтобы они прониклись, каждый своим залом. И главной задачей стала фиксация движений истории. По сути, мы сделали слепок сегодняшнего дня нашим «Слепком». Ключевой была тема человека в многообразии пластических форм, площадкой для творческого эксперимента — пространство классического музея. И то, как молодые российские хореографы — финалисты конкурса фестиваля разных лет справятся с такой серьезной задачей. Миссия нашего фестиваля — продвижение отечественного современного танца. И мы все время ставим нашим хореографам такие задачи, которые бы их тоже мотивировали расширять кругозор, широту знаний. Танец был специально поставлен для съемки, это не то, что хореографы заготовку сделали для сцены — и сказали: вот, снимайте. Нет, они что-то меняли в своих постановках уже на месте, во время съемочного процесса, они понимали, что будут общаться с оператором, с режиссером. И я считаю, что со своей задачей они справились прекрасно.

Кадр из фильма «Слепок». Фото: Context. Diana Vishneva
Кадр из фильма «Слепок».
Фото: Context. Diana Vishneva

Какие еще неожиданные возможности вы открыли для себя в последнее время?

Для меня совершенно новый этап, даже скорее вызов — это выход на драматическую сцену. Случилось это в спектакле «Левша», где у меня была роль Блохи. Его поставили режиссер Максим Диденко и художник Маша Трегубова в Театре наций, а хореографом стал конкурсант первого фестиваля Context Владимир Варнава (все чаще мы видим финалистов нашего фестиваля в лучших театрах России, на телевидении и на шоу, для нас это подтверждение того, что все было не зря, что мы не ошиблись в наших финалистах). И я там пела! Чего прежде я никогда не делала, даже в душе, как говорится, не пою. Я и интервью не люблю давать. Мы, балетные артисты, говорим телом и через музыку. И тут я пою, а на протяжении всего спектакля моя партия была одной из главных. Я познакомилась с прекрасным актером Евгением Стычкиным, который играет Левшу, и у нас сложился дуэт. Это был невероятный опыт. Мне было бы и дальше интересно развиваться в пространстве драматического театра.

Главные герои спектакля «Пасионария» Маркоса Морау — существа с одноименной планеты, которые похожи на людей, но утратили всякую способность к любым чувствам. Фото: Context. Diana Vishneva
Главные герои спектакля «Пасионария» Маркоса Морау — существа с одноименной планеты, которые похожи на людей, но утратили всякую способность к любым чувствам.
Фото: Context. Diana Vishneva

А какие у вас приоритеты в художественном мире? Что вам интересно?

В последнее время в связи с пандемией я стараюсь особо не посещать выставки или иные крупные события. Но в локдаун, в Эрмитаже, без посетителей, в прямом эфире я открывала выставку Сесила Битона. Среди всех работ меня особенно поразили фотографии королевской семьи. Прекрасная выставка была!

А с фильмом «Слепок» совпала выставка в Манеже в Петербурге, «Неподвижность», где были собраны скульптуры от Шубина до Матвеева, 150 работ, соединение архитектуры, скульптуры и оперного искусства. Меня, конечно, это очень впечатлило.

А также я застала выставку Билла Виолы в Пушкинском музее. Его работы я видела не впервые, например, несколько лет назад я была на его выставке во Франции, в огромных пространствах на Елисейских Полях. И также видела «Тристана и Изольду» Билла Виолы в сопровождении оркестра под управлением

Валерия Гергиева в Опере Бастилии. Тогда у меня осталось сильнейшее впечатление от этого художника. Я рада, что его привезли в Москву!

Москва, Санкт-Петербург
IX Международный фестиваль современной хореографии
Context. Diana Vishneva
До 4 октября

Самое читаемое:
1
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
Грандиозная выставка в Новой Третьяковке призвана показать «новый взгляд» на Михаила Врубеля, трех «Демонов» сразу и графику, сделанную художником в больнице. По-новому взглянул на наследие Врубеля и арт-критик Михаил Боде
02.11.2021
Как смотреть работы Врубеля, или Рождение трагедии из духа узора
2
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
Реэкспозиция живописи старых мастеров в главном здании ГМИИ им. А.С.Пушкина понемногу готовит нас к изменениям, которые ждут музей после глобальной реконструкции
01.11.2021
Побелевшие стены: зачем Пушкинский музей переделал постоянную экспозицию
3
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
После расчистки на знаменитом полотне в стиле рококо из Собрания Уоллеса обнаружились новые озорные детали
22.11.2021
«Качели» Фрагонара отреставрировали — и теперь они фривольны как никогда
4
Невероятные приключения итальянской статуи в России
Мраморная скульптура, сыгравшая важную роль в фильме «Формула любви», действительно подлинное произведение искусства, а не просто реквизит. Кто ее автор, каково настоящее название, где она сейчас и сколько у нее двойников — в нашем расследовании
19.11.2021
Невероятные приключения итальянской статуи в России
5
Критик Федор Ромер умер от ковида
Художественный критик Александр Панов, известный по своему псевдониму Федор Ромер, умер в Москве от ковида. Ему недавно исполнилось 50. Для арт-сообщества он был одной из ключевых фигур, успев написать о многих художниках
02.11.2021
Критик Федор Ромер умер от ковида
6
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
Знаменитый куратор рассказал нам о том, чем живущие художники могут быть полезны музеям, о преимуществе чувств над знаниями и о грандиозном проекте для Пушкинского
09.11.2021
Жан-Юбер Мартен: «Пандемия подчеркнула, что музей — место, важное для социальной жизни»
7
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
В прокат вышел фильм «„Французский вестник“. Приложение к газете „Либерти. Канзас ивнинг сан“» режиссера и художника Уэса Андерсона, рассказывающий о превратностях судеб художника и продавца искусства
18.11.2021
«Бетонный шедевр»: одна из новелл в новом фильме Уэса Андерсона посвящена цене искусства
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+