18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Оптика руин

Эссе «На руинах музея» Дагласа Кримпа посвящено постмодерну, разрушившему традиционную парадигму существования арт-музеев

Книга «На руинах музея» Дагласа Кримпа выросла из одноименного эссе, в 1980 году опубликованного американским критиком в журнале October. На протяжении почти целого десятилетия идеи, изложенные в этой статье, развивались и дополнялись в других работах Кримпа, которые в 1993 году увидели свет в качестве отдельного издания.

Если описать содержание книги Кримпа в двух словах — она о постмодерне. Постмодернизме, последовавшем за «смертью» модернизма, основным оплотом которого и был художественный музей.

Основной методологической категорией, применяемой Кримпом, служит понятие «разрыва», введенное Мишелем Фуко. «Археология Фуко подразумевала замену таких единиц истористской мысли, как традиция, влияние, развитие, эволюция, исток и происхождение, понятиями прерывности, разрыва, порога, границы и трансформации, — пишет он. — И если „планшетные“ картины Раушенберга действительно создают подобный разрыв с модернистским прошлым (а я считаю, что дело обстоит именно так…), то, возможно, мы действительно переживаем одну из тех трансформаций эпистемологического поля, о которых писал Фуко».

Постмодернизм для Кримпа не равняется плюрализму и цитатности, с которыми он часто ассоциируется. «Постмодернизм образует специфический разрыв с модернизмом, с теми институтами, благодаря которым… сформировался его дискурс, — постулирует он. — Постмодернизм связан с рассредоточением искусства, с его множественностью, которую нельзя путать с плюрализмом».

Столь нелюбимый Кримпом плюрализм, по его мнению, «предполагает иллюзию свободы и независимости искусства от других дискурсивных практик… и, главное, свободы от истории». Кримп находится в состоянии непрерывной полемики с «морализаторским консерватизмом» своих виртуальных оппонентов, представителей современного ему художественного истеблишмента, в эпоху расцвета семиотики и постструктурализма продолжавшего осмыслять искусство в архаических категориях «шедевра», «непрерывности традиции» и «катарсиса». Обильные цитаты, приводимые Кримпом, свидетельствуют о том, что подобные воззрения были в те времена своеобразным искусствоведческим мейнстримом.

«Множественность» искусства для Кримпа не сводится к «плюрализму» его вариантов, перегруппировок и манифестаций. Критик настаивает на необходимости осознания историчности существующих художественных практик, выявления условий их происхождения и обнаружения их внутренних границ в противоположность постулированию их вневременной универсальности.

Фигура Роберта Раушенберга, упомянутая в пассаже из книги абзацем выше, в концепции Кримпа оказывается одной из центральных. Другие авторы, чьи работы он подробно разбирает, — Даниель Бюрен, Ричард Серра, Марсель Бродтарс и Синди Шерман, а также художники-апроприационисты Ричард Принс и Шерри Левин. Кстати, появлением последних современное искусство в некотором смысле обязано именно автору «На руинах музея». Апроприационисты, правда в несколько ином составе, были экспонентами выставки «Картинки», организованной Кримпом в 1977 году и собравшей в одном пространстве работы авторов, работавших с заимствованным изображением. В истории искусства Кримп выступил не только теоретиком, но практиком постмодернизма.

Открытия, сделанные перечисленными художниками, по мнению Кримпа, знаменуют разрыв с предшествующей традицией. Они не вписываются, самым радикальным образом выбиваются из рамок модернистского мировоззрения. «И поскольку музей как институт основывается на этих ценностях и их сохранение является его главной задачей, он оказался в глубоком кризисе», — констатирует он.

Археология, которой придается Даглас Кримп, покажется неочевидной современному читателю, в восприятии которого вещи Раушенберга, Принса и Шерман давно стали привычными экспонатами в музее современного искусства, внутри которого они сопоставлены и увязаны в диалоге с работами столпов западного модернизма.

Эту сложность еще в процессе написания книги осознавал и сам Кримп. «Трудно передать вызванный этим зрелищем шок, — замечал он в главе, посвященной Ричарду Серре, — поскольку с тех пор он был усвоен, приведен в соответствие с нормативной эстетикой и, наконец, вписан в историю авангарда, которая сегодня считается завершенной». Цель предпринимаемого им анализа — «восстановить этот опыт и сделать его доступным». Нарушить непротиворечивую картину привычной музейной экспозиции искусства, где работы подчас совершенно различных художников уравнены между собой и слиты в непротиворечивый нарратив. Все разрывы оказываются сглажены и прикрыты, а условия производства и смысловая логика, важная для понимания отдельных работ, не получают возможности раскрыться и быть увиденными.

«Руины музея» для Кримпа оказываются руинами самого модернизма. Если искусство новых поколений художников внутри музея и вписывается в прежнюю модернистскую логику, то происходит это в результате огрублений, приближений, подтасовок и умолчаний.

Вслед за куратором из MoMA Уильямом Рубином (цитируется интервью 1974 года) автор констатирует, что новые работы — произведения художников ленд-арта, концептуального искусства и прочее — «требуют (или должны требовать) иной среды и, возможно, иного зрителя».

Работа Кримпа, напомним, создавалась на протяжении 1980-х — начала 1990-х и суммировала реалии и ожидания, характерные для определенной эпохи. Интересы Кримпа с тех пор сместились в сторону проблемы гендера и сексуальности в послевоенном искусстве — в 2012 году в издательстве MIT Press вышла его книга, рассматривающая фильмы Энди Уорхола сквозь линзы квир-теории (она, как известно, также в значительной степени основана на философии Фуко).

Руины музея, похоже, так и остались воображаемыми, а его «инклюзивная» логика стала еще более радикальной. Пример — многочисленные сопоставления современных авторов и искусства предшествовавших мастеров вплоть до древности (Альберто Джакометти и этруски, Сай Твомбли и Никола Пуссен). «Логика разрыва», описанная Кримпом, сохраняет привлекательность в качестве методологического инструмента. Той критической оптики для выявления новых «прерывностей», «порогов» и «трансформаций», по обнаружении которых будет невозможно воспринимать искусство в прежних категориях.

Даглас Кримп. На руинах музея. М.: V-A-C press, 2015.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+