Бориса Григорьева наконец отделили от русского авангарда

Борис Дмитриевич Григорьев (1886-1939). «Автопортрет»
Борис Дмитриевич Григорьев (1886-1939). «Автопортрет»

В Санкт-Петербурге 17 июня Дзержинский районный суд продолжил рассмотрение дела искусствоведа Елены Баснер, заслушав очередных трех свидетелей со стороны обвинения.

Первым перед судом предстал Евгений Солдатенков, заведующий отделом реставрации музейных ценностей Государственного Русского музея (ГРМ) и один из авторов недавно опубликованных на его сайте материалов — трех справок, касающихся работы Бориса Григорьева из музейного собрания и копии-подделки, принадлежащей коллекционеру Андрею Васильеву. Уже не в первый раз отвечающие на судебном заседании музейщики четко проводят различия между оригиналом — «Парижским кафе» из собрания ГРМ — и принадлежащей Андрею Васильеву подделкой «В ресторане», но представители обвинения продолжают употреблять название «В ресторане» применительно к обеим работам.

В 1983 году художник-реставратор Солдатенков вместе с Еленой Баснер в составе музейной комиссии занимались чисто технической работой — в квартире коллекционера Бориса Окунева упаковывали перед отправкой в музей работы, переданные по завещанию его дочери. Картон Бориса Григорьева не относился к самым значительным произведениям в окуневском собрании, однако реставратор запомнил «Парижское кафе»: в отличие от других вещей в рамах и под стеклом, эта работа была в ужасном состоянии, покоробленная, как корыто. После поступления в музей ее отреставрировали, и в суде был зачитан подробный протокол реставрации, который не вызвал у нынешнего руководителя всех реставраторов Русского музея никаких возражений.

В вопросах Андрея Васильева к свидетелю снова возникло отклоненное в 2012 году обвинение в продаже нескольких работ Владимира Лебедева и рисунка Павла Филонова из принадлежащей Русскому музею коллекции Окунева — тогда после следственной проверки коллекционеру было отказано в возбуждении дела. Как сказала судья, истец по-прежнему пытается найти автора подделки и обвинить в этом музей, что не входит в задачу процесса.

Вторым перед судом выступила реставратор графики Елена Шашкова, ныне работающая в Государственном Эрмитаже, которая в 1984 году занималась картиной Бориса Григорьева «Парижское кафе». Она подтвердила все свои слова и описала плачевное состояние работы перед реставрацией, которая продолжалась примерно полгода.

После перерыва свидетелем выступал Андрей Крусанов, известный историк искусства русского авангарда и один из авторов метода относительной датировки живописи по содержанию изотопов в красочном слое. Он сразу заявил, что художник Григорьев не входит в круг его интересов. С обсуждаемой работой он познакомился по фото в 2011 году уже после выдвинутых Васильевым обвинений в адрес Елены Баснер. Тогда, помогая ей, он сличил три изображения, оказавшихся различными: работу из коллекции Васильева, русскомузейную вещь и репродукцию из «Моего журнала для немногих» Бурцева. Затем Крусанов помог с точным химическим анализом, поскольку использовавшийся в Русском музее прибор «Ультрамаг» не был совершенно надежен. Он взял с находившейся на экспертизе в ГРМ работы «В ресторане» пробы и в двух лабораториях, ГосНИИР и Московского музея современного искусства, получил одинаковые положительные результаты о наличии ФЦ-пигментов, появившихся только в конце 1930-х годов. Своими выводами он поделился с Еленой Баснер. Обвинение пыталось, но так и не смогло найти в отношениях между Крусановым и Баснер финансовую заинтересованность.

Отвечая на вопрос адвоката, относится ли Борис Григорьев к русскому авангарду, Андрей Крусанов прочел в зале суда впечатляющую мини-лекцию. Принадлежность Григорьева к русскому авангарду, которую справедливо оспаривает Крусанов, не совпадает с дефиницией, приведенной в справке Русского музея. Чтобы убедиться в правоте свидетеля, адвокат даже прибегла к авторитету Дмитрия Сарабьянова, процитированного Крусановым в первом томе его книги «Русский авангард».

Самое читаемое:
1
Третьяковка перевесила ХХ век по-новому
В залах на Крымском Валу представили новую экспозицию отечественного искусства XX–XXI веков
07.06.2021
Третьяковка перевесила ХХ век по-новому
2
Андрей Малахов: «Других таких публичных коллекционеров современного искусства нет»
Телезвезда, ведущий популярных ток-шоу Андрей Малахов рассказал нам о своей коллекции современного искусства, опыте аукциониста, художниках, с которыми интересно, и о мечте превратить родной город Апатиты в тотальный арт-объект
09.06.2021
Андрей Малахов: «Других таких публичных коллекционеров современного искусства нет»
3
Дело Юлии Цветковой продолжается
Проходят судебные слушания по делу Юлии Цветковой. В ее защиту выступили многие художники и люди искусства
08.06.2021
Дело Юлии Цветковой продолжается
4
Сущность русского исторического жанра демонстрируют в Третьяковке
Выставка к 800-летию Александра Невского в Западном крыле Третьяковки собрала все хрестоматийные исторические картины, созданные за два века классической русской живописи
23.06.2021
Сущность русского исторического жанра демонстрируют в Третьяковке
5
Выставочный дизайн: прорывы и риски
«Мечты о свободе» в Третьяковке, графика Дюрера в Историческом музее и другие выставки: что сегодня происходит в музейном выставочном дизайне, чего следует ждать и чего опасаться
10.06.2021
Выставочный дизайн: прорывы и риски
6
Культура на природе: музейные фестивали в июне
Рассказываем, как провести начало лета с удовольствием. Музеи-усадьбы, парки и просто зеленые лужайки, где в первый летний месяц пройдут культурные мероприятия
04.06.2021
Культура на природе: музейные фестивали в июне
7
Русские торги в Лондоне принесли более £25 млн
Самым дорогим произведением классического искусства русской недели торгов в Лондоне стал «Лунный свет над Днепром» Ивана Айвазовского, а современного — «Небосвод» Эрика Булатова
11.06.2021
Русские торги в Лондоне принесли более £25 млн
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+