18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Палладианство как русская идея

№32
Материал из газеты

Выставка «Русское палладианство. Палладио и Россия от барокко до модернизма» прошла осенью минувшего года в Венеции в Музее Коррер. Теперь ее показывают и в Москве. Но не в едином пространстве, как в Венеции, а разделив на две параллельные выставки. В Музее-заповеднике «Царицыно» развернется экспозиция, охватывающая период русского палладианства с XVIII по XIX век, а в Музее архитектуры представят его возрождение в начале XX века и дальнейший путь по XXI век включительно. Насколько правомерно такое разделение, пусть и в расширенной версии, как обещают? Не пойдет ли во вред концепции этого масштабного проекта, задуманного и реализованного его кураторами, сотрудниками Государственного Эрмитажа Аркадием Ипполитовым и Василием Успенским?

Русское палладианство. Палладио и Россия от барокко до модернизма минувшей осенью прошла в венецианском Музее Коррер. Для отягощенного культурным багажом русского человека она оказалась счастьем. По крайней мере обрадовала всех присутствовавших на ее открытии отечественных музейщиков и журналистов, освещавших это событие. Блистательно задуманная и четко выстроенная, она представила русское палладианство как 300-летнюю национальную идею европейской России, имперскую и личную мечту об идеале. Такой всепоглощающий сюжет должен был разложиться на множество частных историй и тем, представленных предельно разномастным материалом — от строгих старинных гравюр и изысканной архитектурной графики до провинциальной живописи и авангардного фарфора.

Справка

Андреа Палладио
Архитектор и теоретик архитектуры

Андреа Палладио (1508—1580), наряду с Виньолой ведущий архитектор Позднего Возрождения, родился в Падуе в семье каменщика. Молодым человеком приехал в Виченцу, где работал резчиком по камню и сблизился с ученым-гуманистом Джан Джорджо Триссино, давшим ему архитектурное и гуманистическое образование. С Триссино же он поехал в Рим изучать античные руины, затем объездив с той же целью и другие античные памятники. Как архитектор начал со строительства палаццо в Виченце и вилл, а с 1560-х проектировал и церкви. Главное его творение — вилла Ротонда близ Виченцы. Свои принципы — строгая симметрия, центричность планировки, классический ордер, учет окружения — он изложил в трактате Четыре книги об архитектуре (1570). Идеи Палладио в XVII—XVIII веках получили широкое признание за пределами Италии, и особенно в Англии и России.

Еще…

Но широкий размах был сдержан строгой обязательной программой каждого раздела, то есть русская широта получила регламент. Что как раз в тему. В центре разделов находилась витрина с фарфором — реальная архитектура, только малых форм, а по стенам плотно висели листы архитектурной графики и картины. Графика самого лучшего качества демонстрировала волю и разум, и безупречные рисунки Джакомо Кваренги выглядели благородными предками величественных советских дворцов культуры братьев Весниных и Ивана Фомина. Живопись, в свою очередь, отвечала за настроение и выжимала слезу: азбучный Бабушкин сад Василия Поленова вступал в унисон с элегическими пейзажами Григория Сороки, где мужики задумчиво ловят рыбу на фоне величавых подобий виллы Ротонда. Главными же героями на этом показе русского палладианства стали Николай Львов и Иван Жолтовский как два последовательных архитектора-палладианца и переводчика теоретических трудов Андреа Палладио.

Кураторами выставки, устроенной РОСИЗО в Венеции, были Аркадий Ипполитов и Василий Успенский. Есть строгие искусствоведы, им выставки и книги Ипполитова видятся недостаточно дисциплинированными и избыточно артистичными. Они упрекают коллегу в неточности рифм и слишком вольных ассоциациях. У таких к Русскому палладианству возникают те же претензии, поскольку Ипполитов с Успенским представляют нам поэму в прозе и в картинках, а не ученый трактат о влиянии и уроках. Уроки давать есть мастера, а вот так дерзко, свободно и остроумно зарифмовать все со всем и объять необъятное может один Ипполитов. Ну почти один.

К венецианской выставке издали каталог, столь же грандиозный и разумный (художник Ирина Тарханова), как и повод к нему. Он мало походит на привычный сборник картинок с цифрами, ссылками и описаниями того, что и так видишь. Статьи в нем вполне ученые и информативные, но все равно в целом получилась вдохновенная книга о русской тяге к классическому идеалу, особенно сильной и обреченной в провинции. Каталог так и останется цельной книгой, а выставку теперь разделят. Русское палладианство до ХХ века покажут в Государственном музее-заповеднике «Царицыно», причем в исторической, а не новодельной части музея, а с советских времен до наших дней — в Государственном музее архитектуры им. А. В. Щусева. Кураторы выставки и директора музеев, куда она прибудет, дружно уверяют, что разделение ничего не испортит. Директор Музея архитектуры Ирина Коробьина даже говорит, что это смелый эксперимент — показать часть выставки в ее музее, находящемся в центре города — там, где люди в основном прогуливаются. Директор «Царицына» Наталья Самойленко считает, что музейное сотрудничество важнее личных желаний, и о том, что идея выставки пришла в голову именно ей, не вспоминает. Зато уверяет, что основной корпус вещей, собранных из двух десятков российских музеев, на выставках сохранится.

Но проблема не в количестве показанных в Русском палладианстве экспонатов. Их в Венеции было предельно много — больше смотреть было бы трудно. Русские еще держались, а итальянцы очень уставали от обилия незнакомого им материала. Вообще, как они выставку понимали — загадка. Спрашивать бесполезно: они же вежливые.

Разделение выставки кажется, однако, нелепым, печальным и не бескорыстным (музейные корысти не денежные). При нем теряется важная и действительно актуальная тема, которая на выставке вычитывается-просматривается. Причем кураторы, кажется, ее никак не заявляли, словами не формулировали.

Это тема единства дореволюционного и послереволюционного национального сознания, непрерывности русского палладианства, неизбежно взрастающего на нашей почве как в государственных, так и в мыслящих головах. Поиск идеала как гармонического порядка, скрепляющего отечественный хаос, вот уже пятый век стоит на повестке дня государства и спасающегося от него свободного гражданина. И никакие хай-теки и сверхновые строительные технологии не задавят нашу любовь к организованному пространству, портикам и колоннам как во властных, так и в личных пространствах. Поэтому во многих случаях не стоит говорить о живучести советских перегибов и предрассудков: они старше советской власти и живучей ее, они наши кровные, генетические.

Государственный музей-заповедник «Царицыно»
Палладио в России (I часть: XVIII–XIX века)
23 апреля — 26 июля
Государственный музей архитектуры им. А.В.Щусева
Палладио в России (II часть: XX–XXI века)
23 апреля — 26 июля


«Четыре книги об архитектуре» (1570)


В своем трактате Палладио приводит примеры классических ордеров древнеримских памятников и собственных сооружений, сопроводив их детально проработанными, выполненными в масштабе планами, проекциями и разрезами. Тем самым он вписал и свое творчество в античную архитектуру.


Палладианство в эпоху Екатерины

Его расцвет пришелся на царствование Екатерины II, пригласившей в 1779 году в Россию шотландца Чарльза Камерона, который оставался придворным архитектором вплоть до своей смерти в 1812 году, а в 1780-м — итальянца Джакомо Кваренги. При Екатерине сформировался как архитектор-палладианец и Николай Львов (1751–1803). Эти три имени и определили стиль нео­классицизма, доминировавший в русском зодчестве до 1830-х. Примеры русского палладианства: Камеронова галерея в Царском Селе (1782–1785) и ансамбль в Павловске (1782–1786) Камерона, Академия наук (1783–1789), Эрмитажный театр (1783–1787), Ассигнационный банк (1783–1799), Смольный институт (1806–1808) Кваренги в Петербурге. Николай Львов, помимо того, что много строил (Нарвские ворота Петропавловской крепости, Почтамт, 1782–1789; дом Державина на Фонтанке), перевел и издал часть трактата Палладио (1798).


Россия, ХХ век

Иван Жолтовский, Иван Фомин, Алексей Щусев с 1930‑х, когда в СССР произошел переход от конструктивизма к классике, строили здания, проникнутые духом палладианства. Самым последовательным палладианцем был Жолтовский. Он также перевел на русский трактат Палладио (М., 1936). Не был чужд лаконизму этого стиля и авангард. Известно, что Константин Мельников тоже являлся горячим поклонником Палладио.


Американское палладианство

В США палладианские мотивы впервые проявились в середине XVIII века. Тогда здания в Америке в основном проектировали архитекторы-любители, которые в своих вкусах ориентировались на английское палладианство XVIII века. Вначале по трактатам с таблицами копировали внешнюю отделку зданий, позже проекты стали более продуманными. Главным американским палладианцем считается Томас Джефферсон, больше известный как третий президент США. Он тоже был архитектором-любителем. Среди его проектов — Университет Виргинии в Шарлоттсвилле, повторяющий план палладианской виллы с центральной ротондой в конце длинного двора.


Английское палладианство

Возникло как широкое движение в начале XVIII века и как реакция на архитектуру барокко. Но за 100 лет до этого начало палладианству в Англии положил Иниго Джонс (1573–1652), которого прозвали британским Витрувием. Он тщательно проштудировал знаменитый трактат Палладио (сохранился принадлежавший ему экземпляр с личными пометками). Съездив же в Италию (около 1600), где, помимо построек Палладио, Джонс изучал и античные руины, он вернулся на родину с уже сложившимися идеями использования принципов итальянского архитектора в своих проектах: Куинс-Хауса в Гринвиче, дворца Уайтхолл в Лондоне и других. В XVIII веке идеи Джонса в Англии продолжили Колен Кэмпбелл, лорд Берлингтон, Уильям Кент, Роберт Адам.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Наша газета составила традиционный список номинантов на ежегодную премию за 2023 год в пяти категориях: «Музей года», «Выставка года», «Реставрация года», «Книга года», «Личный вклад». Знакомьтесь с ее лонг-листом. Лауреаты будут объявлены 13 марта
08.02.2024
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+