The Art Newspaper Russia
Поиск

Тигран Мкртычев: «Задача — сделать музей в Нукусе открытым»

Новый директор нукусского музея в первом большом интервью накануне вступления в должность рассказал нам о создании полного каталога коллекции, предстоящей выставке в Лувре и преодолении кадрового кризиса

Перемены и реформы, которые минувшей весной были анонсированы в отношении Государственного музея искусств Республики Каракалпакстан имени И.В.Савицкого, неуклонно приближаются. Одним из ключевых решений должен был стать выбор нового директора музея. Объявленный международный конкурс на замещение этой должности выиграл Тигран Мкртычев, долгое время занимавший в Москве пост заместителя директора Государственного музея Востока по научной работе и курировавший его филиал — Музей Рерихов. Мы расспросили Тиграна Константиновича о его планах и перспективах.

Прежде всего, примите поздравления с назначением.

Пока это не назначение, а только выигранный конкурс.

Тогда поздравления с выигранным конкурсом. Опишите в нескольких словах, каковы будут ваши первые шаги.

В ближайшее время, в августе, я окажусь в Ташкенте. Со мной будет заключен контракт, и, по всей видимости, в первой декаде сентября я приступлю к работе.

Традиционно должность директора музея во многом административная, а есть еще функция, или миссия, главного куратора и художественного руководителя, как угодно можно назвать. В вашем случае предполагается ли совмещение этих функций в одном лице?

Скорее всего, буду базироваться все-таки больше на административной части — несмотря на то, что я и сам пишу про современное изобразительное искусство Узбекистана, и к тому же археолог по специальности. Надеюсь, что мне удастся привлечь кураторов со стороны для проведения художественных выставок. Думаю, что это будет очень тесная коллаборация. Постараюсь привлекать профессиональных людей, которые понимают в этом деле.

Одно дело — приглашенные звезды: кураторы, художники, дизайнеры. Другое дело — команда. Предполагаете ли вы создавать свою команду? И ожидают ли штат музея какие-то перетряски?

Я встречусь практически со всем коллективом музея, чтобы поговорить, услышать их чаяния, ожидания, узнать их квалификационные возможности. Надо понять, с кем мне предстоит работать и, соответственно, с кем предстоит распрощаться. Это первое. Конечно же, один из самых сложных вопросов нукусского музея — кадры. Команда обязательно должна быть создана, и я думаю, что она не будет включать только приглашенных со стороны людей — имею в виду, со всего мира. Постараюсь все-таки, чтобы основа была из Узбекистана, но не исключаю того, что на первом этапе мне будут помогать люди, уже сейчас составляющие часть моей команды. Хотя это временное явление. Важная задача — воспитать за те годы, которые, если все будет благополучно, мне предстоит директорствовать, поколение специалистов, заинтересованных в развитии музея, с тем чтобы кадровый вопрос со временем был снят.

Вы планируете переезжать в Нукус, оседать там?

Я перееду в Нукус. Это не значит, что я останусь там жить навсегда, но на период контракта, безусловно, большую часть времени буду проводить в Нукусе. Прекрасно понимаю, что это хозяйство требует личного присутствия. Меня не смущают бытовые условия, несмотря на то что здесь, в Москве, я живу в Лубянском проезде и, в общем, у меня все благополучно. У меня за плечами студенческая юность, археологическая практика, я очень непритязательный человек. Так что большую часть времени буду проводить в Нукусе. Но и Ташкент наверняка станет очень важной точкой моего пребывания в Узбекистане. И прекрасно понимаю, что не смогу обойтись без Москвы. Очень рассчитываю на то, что Москва и вообще Российская Федерация уделят нукусскому музею чуть больше внимания, чем было прежде.

Будут ли восстановлены связи с европейским кругом друзей музея? При прежнем руководстве отношения оказались испорчены.

Да, с этими людьми мне предстоит наладить тесный контакт, рассчитываю на их помощь и поддержку. В общем виде я бы сказал так: Нукус будет неким центром, а вокруг него будет крутиться вселенная, включающая в себя прежде всего Ташкент, затем Москву, затем Европу, ну и весь мир.

Раз уж речь зашла о Европе… В 2021 году в Лувре должна открыться выставка «Цивилизация и культура Великого шелкового пути», и в ней предполагается участие нукусского музея. У вас уже есть представление о том, в какой форме это произойдет?

Да, некоторое представление есть. Могу сказать, это не тайна: я вхожу в научный комитет по созданию выставки. Лувр уже дал официальную отмашку, предстоит большая работа. В июне мы собирались в Лувре, чтобы начать заниматься проектом.

Возвращаясь к конкурсу на замещение должности директора музея. Насколько я понимаю, это был не только конкурс резюме, но и конкурс концепций. Вот вы лично что предлагали? Каков был ваш ориентировочный сценарий?

Мне бы не хотелось это раскрывать. Пусть лучше люди судят по моим шагам, чем по моим планам. Первое, что, как я сказал, сделаю — встречусь с коллективом, а дальше мы начнем работать. У нукусского музея очень много вопросов, их нужно уже на месте ранжировать. И конечно, одна из самых понятных вещей — необходимо создать полный каталог нукусского музея. У этого каталога должна быть современная электронная база, доступная всем. Хотя, безусловно, там будут закрытые поля, связанные с провенансом, с какими-то еще деталями, но по большому счету одна из основных задач — сделать музей в Нукусе открытым.

К вопросу об открытости. В Москве бытует устойчивая версия, что многие экспонаты из музейного фонда не зарегистрированы должным образом или если зарегистрированы, то не описаны, и воображение рисует какие-то существенные масштабы. По вашему мнению, ситуация действительно требует серьезной работы — учетной, описательской, исследовательской?

Несомненно. Думаю, что требуется очень большая описательская и исследовательская работа. Но мне хочется сказать несколько добрых слов в адрес Мариники Бабаназаровой, которая возглавила музей после смерти Игоря Витальевича Савицкого. Именно она была тем человеком, кто сделал все, чтобы из музея не пропала ни одна вещь. И инсинуации, выдвинутые в ее адрес, по поводу подмен, фальшаков или чего-то подобного, — они не просто выглядят неубедительными, а представляются провокациями, я бы сказал. Что касается последующих лет, то мне, конечно, сказать что-нибудь сложно, я не был хорошо знаком с новым руководством музея. Но сама Мариника Маратовна Бабаназарова была тем человеком, кто сохранил все, собранное Савицким.

Рассчитываете на ее содействие?

Мы с ней в давних приятельских отношениях. Безусловно, обращусь к ней за помощью, и, если она сочтет возможным, она будет частью моей команды.

Коллекция искусства ХХ века, о которой люди больше всего наслышаны, — это ведь только одна сторона деятельности нукусского музея. А есть еще археология и этнография, причем огромные и очень ценные фонды. Но сейчас в постоянной экспозиции все эти слои, очень разные по смыслу и содержанию, буквально перемешаны. Собираетесь ли что-то менять здесь?

Речь идет о трех больших темах: археологии, этнографии и изобразительном искусстве. Соединять их в одном здании, в одной экспозиции сложно. Мы будем учитывать самые разные интересы посетителей. Скажем, жителями Нукуса, с моей точки зрения, более востребованы археология и этнография, и мы не можем не учитывать их запросы. Мне кажется, предстоит большая кураторская работа по объединению всех этих вещей таким образом, чтобы они работали совместно. Думаю, что это достижимо. Я ощущаю, что большой плюс изобразительного искусства Узбекистана ХХ века состоит в том, что за ним имеется огромный исторический бэкграунд. И значительная часть художников, осознанно или неосознанно, к нему обращается. Наша задача — провести линии от археологии через этнографию к современному изобразительному искусству. Задача очень сложная, очень интересная. А механически разделить все, что собрано, — мне кажется, это не совсем правильно.

Что касается туркестанского авангарда (а вы ведь автор этого термина, насколько знаю), такой подход выглядит оправданным. Это уже вопрос вкуса, умения, профессионализма. Но ведь московское и ленинградское искусство, которого в музее очень много, вроде бы к такой концепции не очень подверстывается?

Насчет туркестанского авангарда — да, мы вместе с Екатериной Станиславовной Ермаковой ввели этот термин в научный обиход, и научная общественность его приняла. Что же касается искусства из Москвы и Ленинграда, у меня пока, к сожалению, нет ответа на этот вопрос — не буду кривить душой. Думаю, мы найдем форму, как все показать, чтобы получилось органично. Конечно, потребуется очень большая кураторская и дизайнерская работа. Чтобы не было винегрета, чтобы все было разъяснено.

Нукус хоть и столица Каракалпакстана, автономной республики, но город все же небольшой. При таких музейных фондах необходимо привлекать туристов, но соответствующая инфраструктура здесь пока так себе. Хоть вы и не мэром города назначены, но явно же потребуется что-то предпринимать и в этой сфере.

Безусловно. Одним из первых шагов обязательно будет знакомство с городским руководством. Я не мыслю себя и нукусский музей вне развития города. Это, конечно, очень важно. Хочу напомнить, что совсем недавно аэропорт Нукуса стал аэропортом «открытое небо», что дает возможность посадки самолетов из любой части света. Это особая тема, такой статус аэропорта подразумевает что-то вроде свободной экономической зоны. Человек, даже случайно оказавшийся в Нукусе, должен знать, что здесь находится то, мимо чего он не может пройти. И конечно же, инфраструктура. Я в последний раз останавливался в гостинице в Нукусе года три или четыре тому назад, ну и, скажем так, сервис там был средний. Но время идет, все развивается. Думаю, мы придем к какому-то консенсусу с городскими властями, чтобы инфраструктура улучшалась. Потому что это очень важно, особенно для западных туристов, да и для российских тоже. Все сейчас смотрят и на цены, и на качество предоставляемой услуги. Мне кажется, город невероятно заинтересован в развитии нукусского музея, а музей заинтересован в тесных связях с городом.

Будем работать, конечно, и в информационном поле. Сделаем новый сайт, займемся промоушеном нукусского музея в соцсетях, чтобы люди узнавали о таком уникальном месте, которое необходимо посетить...

И последний пример. Недавно я возвращался из Парижа в Москву, а мои друзья и коллеги по рабочей группе выставки в Лувре летели рейсом Париж — Ташкент. Маршрут пролегал через Нукус, и значительная часть пассажиров сошла именно в Нукусе. Значит, можно рассчитывать, что эти люди посетят нукусский музей. Здесь огромное поле для работы, очень большое. Все, что связано с развитием города, с развитием инфраструктуры, с пиар-кампаниями, мы обязательно будем учитывать.

Что ж, удачи вам!

Думаю, что, помимо удачи, потребуются внимание со стороны руководства Узбекистана, поддержка мирового сообщества, ну и, конечно, здоровье и силы.

Материалы по теме
Просмотры: 4469
Популярные материалы
1
Больше чем мех
Владелица бренда «Меха Екатерина» Екатерина Акхузина, унаследовавшая семейный бизнес от отца, Ильдара Акхузина, рассказала о том, как начала коллекционировать искусство и каким образом ее страсть повлияла на компанию.
05 декабря 2019
2
Знакомьтесь, Томас Гейнсборо!
В Пушкинском музее впервые покажут большую выставку Томаса Гейнсборо из британских музеев в окружении произведений художников, которыми вдохновлялся английский классик.
02 декабря 2019
3
Маурицио Каттелан продает бананы на Art Basel Miami
Новый арт-объект художника-хулигана — «Комедиант» в виде обычного банана, прилепленного к стене скотчем, — продан в самом начале работы ярмарки Art Basel Miami за $120 тыс. Если будут проданы все три экземпляра работы, выручка составит $360 тыс.
06 декабря 2019
4
Картина Рубенса станет одним из топ-лотов на нью-йоркских торгах старых мастеров Sotheby's
Картина, изображающая Святое семейство в вечернем пейзаже, находилась в собственности манхэттенской семьи более 60 лет
02 декабря 2019
5
Марина Варварина: «Мы идем вразрез с канонами»
Коллекционер и создатель музея современного искусства «Эрарта» Марина Варварина рассказала о будущем суперпопулярного в Петербурге пространства.
03 декабря 2019
6
Мировой арт-рынок достиг второго по величине уровня оборота за последние десять лет
Оборот рынка в прошлом, 2018 году составил $67,4 млрд, напоминает совместный отчет ярмарки Art Basel и банка UBS в преддверии итогов 2019 года.
05 декабря 2019
7
Екатерина Селезнева: «Все творчество Шагала — это личный дневник художника»
Куратор выставки Марка Шагала в музее «Новый Иерусалим» Екатерина Селезнева рассказала нам о том, как распознать подделку, о редких экспонатах из Ниццы и музах художника.
05 декабря 2019
8
Коллекционеры выбирают «уличных художников»?
Рекордная продажа работы Бэнкси на лондонских торгах Sotheby’s осенью 2019 года в очередной раз доказала: сила Instagram и новое поколение покупателей искусства переворачивают арт-рынок с ног на голову.
05 декабря 2019
9
У братьев-прерафаэлитов нашлись сестры
Выставка в лондонской Национальной портретной галерее подчеркивает роль женщин в движении прерафаэлитов.
05 декабря 2019
10
Редкая картина Гогена продана за €9,5 млн на аукционе в Париже
До продажи картина Te Bourao II экспонировалась в Метрополитен-музее в Нью-Йорке на протяжении десяти лет.
04 декабря 2019
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru