The Art Newspaper Russia
Поиск

Нукус на пороге перемен

Легендарный музей имени Савицкого в столице Каракалпакстана ждет результатов открытого международного конкурса на должность директора

Решение о проведении такого конкурса было принято в начале этого года. Заявки от претендентов на должность директора Государственного музея искусств Республики Каракалпакстан имени И.В.Савицкого принимаются до 25 апреля включительно. Из требований, которые предъявляет к соискателям Фонд развития культуры и искусства при Министерстве культуры Узбекистана, наиболее критичными являются знание музейного дела и управленческий опыт в этой сфере. Предполагается, в частности, что кандидат имеет стаж работы на руководящих должностях не менее трех лет. О гражданстве будущего директора в условиях конкурса ничего не сказано. Правила подачи заявок и список необходимых документов размещены на официальном сайте фонда. Ориентировочно в конце мая должны пройти собеседования с кандидатами, отобранными в шорт-лист. Если течение и исход конкурсного процесса будут сочтены удовлетворительными, то уже 1 июня победитель сможет занять директорское кресло в Нукусе. Контракт заключается на четыре года — с возможностью пролонгации.

В состав экспертного совета, мнение и рекомендации которого призваны существенно повлиять на результаты конкурса, входят министр культуры Узбекистана Бахтиер Сайфуллаев, директор Музея Пикассо в Антибе Жан-Луи Андраль, директор Государственной Третьяковской галереи Зельфира Трегулова, и.о. главы представительства ЮНЕСКО в Узбекистане Мария дель Пилар Альварес Ласо, а также Мариника Бабаназарова — бывший многолетний директор того самого музея в Нукусе, ныне сотрудник Центра исламской цивилизации в Ташкенте.

Вряд ли информация такого рода привлекла бы пристальное внимание русскоязычной аудитории, если бы речь шла о любом другом музее в Средней Азии. Но в случае с Нукусом ситуация для нас особая. Здешняя коллекция, которую с неутомимостью и почти фанатическим рвением собирал основатель и первый директор музея Игорь Савицкий (1915–1984), в очень значительной степени связана с историей русского и советского искусства. И хотя начинал Игорь Витальевич свою музейную миссию в Каракалпакской АССР сугубо с археологии и этнографии (эта часть фондов и поныне велика), все же со временем акцент был им переставлен на искусство первой половины ХХ века. А конкретно на тот его сегмент, который советская идеология намеренно замалчивала или пыталась принизить. В итоге Савицкий не только аккумулировал в своем музее лучшие произведения так называемого туркестанского авангарда, но и вывез сюда из Москвы тысячи работ художников 1920–1930-х годов. Избранные произведения из местной коллекции можно было увидеть в российской столице на выставке «Сокровища Нукуса», проходившей в ГМИИ им. А.С.Пушкина в 2017 году.

После смерти Савицкого музеем три десятилетия руководила его воспитанница и преемница Мариника Бабаназарова. Ее увольнение с должности в 2015-м сопровождалось бурной медийной полемикой (преимущественно русскоязычной), однако официальные причины отставки так и не были оглашены. Место директора занял Максет Карлыбаев, до того возглавлявший НИИ гуманитарных наук Каракалпакского отделения Академии наук Узбекистана, но продержался он ровно год. При нем, кстати, был открыт новый корпус музея, примыкающий вместе с хранилищем к прежнему зданию 2002 года постройки. От Карлыбаева должность перешла к Гульбахар Изентаевой, которая директорствует и по сей день. Формально она имеет полное право участвовать в объявленном конкурсе, однако, по словам его организаторов, заявка от Изентаевой пока не поступала.

Нынешний конкурс — составная часть программы музейной реновации, совсем недавно стартовавшей в Узбекистане. Ее можно считать экспериментальной: поначалу модернизации будут подвергнуты лишь три институции. Помимо музея в Нукусе, в список включены ташкентские Музей прикладного искусства и дом-музей Айбека, классика узбекской литературы. Программу инициировал упомянутый выше Фонд развития культуры и искусства, сотрудников которого так и хочется назвать «младореформаторами». Во всяком случае, эта команда, сформированная полтора года назад, декларирует установки, по форме и содержанию совпадающие с общепринятыми в Европе и США. Музейная стратегия, концепция развития, маркетинг, инфраструктура, интернациональные связи — это слова из их лексикона. Кстати, учреждение в Ташкенте нового Центра современного искусства, о чем мы недавно писали, тоже их рук дело.

Что касается именно Нукуса, то главная претензия к тамошнему музею — инерционность и отсутствие инициативы. «Хотелось бы, чтобы музей стал более популярен. И особенно не устраивает, что он не планирует выездные проекты», — говорит Гаянэ Умерова, заместитель директора фонда. В ее команде не скрывают, что международное сотрудничество для них — один из важнейших векторов. Например, серьезная ставка делается на участие музея имени Савицкого в грандиозной выставке «Цивилизация и культура Великого шелкового пути», которая должна состояться в Лувре в 2021 году. Да и организация музейной работы в самом Нукусе требует существенных перемен. Не дожидаясь назначения нового директора, уже в мае сюда прибудет группа консультантов из вашингтонского Смитсоновского музея американского искусства, чтобы проанализировать положение дел и предложить свои рецепты предстоящих инноваций. При этом культурное начальство в Ташкенте всячески дает понять, что не планирует никакого перемещения коллекции, равно как и ее фрагментов, из Нукуса в другие регионы — насчет чего среди «болельщиков» музея в России периодически возникало и возникает беспокойство.

Пока же музейная жизнь в столице Каракалпакстана течет в привычном русле. Во всяком случае, внешне. За время короткого визита туда невозможно было вникнуть в глубинное устройство институции или оценить атмосферу в коллективе, но составить впечатление о постоянной экспозиции — вполне. И это впечатление не назовешь восторженным, хотя большинство экспонатов — что археологических, что из недавнего советского прошлого, — чрезвычайно важны и интересны сами по себе. Если обойтись без особых придирок, то прежде всего недоумение вызывает расположение предметов искусства в двух зданиях — старом и новом. В обоих случаях этнографические древности соседствуют с авангардом и поставангардом, но не по концептуальному замыслу некоего хитроумного куратора, а по извечному принципу «так уж вышло».

Конкретно в Нукусе вышло следующим образом. В 2016 году на церемонию открытия только что достроенного корпуса ожидали тогдашнего президента Узбекистана Ислама Каримова. Естественно, главе республики было некогда осматривать музей целиком, поэтому в новом здании спешно смонтировали дайджест прежней экспозиции, включив в него основные хиты, а в старых залах довесили кое-что из запасников — благо было из чего выбирать: здешние фонды насчитывают почти 100 тыс. единиц хранения. А потом сработал еще один извечный принцип — «нет ничего более постоянного, чем временное». За три минувших года абсурдную экспозицию так и не удосужились переделать. Вот и очевидная задача для нового директора.

Да и в целом ему (или ей) предстоит немало хлопот. Возьмись хоть за переоборудование пожарной сигнализации, по причине неисправности которой в прошлом году залило картину Александра Шевченко «Баба с ведрами», или за обеспечение устойчивого энергоснабжения (как раз во время нашей экскурсии в музее погас свет из-за аварии на подстанции) — все это наверняка будет непросто. Не каждая международная знаменитость справится. Но младореформаторы не теряют оптимизма.

Материалы по теме
Просмотры: 3097
Популярные материалы
1
Вызывающий, откровенный — и очень дорогой Эгон Шиле
Заоблачные цены ограничивают рынок Эгона Шиле, недавняя выставка которого на Art Basel в Гонконге была застрахована на целых $100 млн.
13 июня 2019
2
Дэмиен Херст: «Цвет — хороший способ избежать темноты»
Последние полтора года Дэмиен Херст провел в уединении в лондонской мастерской, рисуя вишни в цвету. В интервью он раскрывает истинный масштаб своего проекта и объясняет, почему главная тема его новой серии — жизнь и смерть.
14 июня 2019
3
Art Basel 2019: мертвая крыса, акция #metoo как произведение искусства и продажи за закрытыми дверями
В швейцарском Базеле проходит главная мировая ярмарка современного искусства
14 июня 2019
4
Сошествие ангелов на Русский музей
Около 200 произведений живописи, графики, скульптуры, прикладного искусства, фотографии из собрания Русского музея, частных коллекций и мастерских художников впервые представляют всю отечественную ангельскую антологию.
13 июня 2019
5
Музею Рублева грозит полное выселение из Спасо-Андроникова монастыря
Будущее музея обсуждалось на заседании комиссии по взаимодействию Русской православной церкви с музейным сообществом, состоявшемся в Минкультуры РФ.
17 июня 2019
6
Музейные инновации в эпоху Brexit
В Сараево прошел Европейский музейный форум, на котором была вручена очередная премия «Европейский музей года». Андрей Рымарь побывал на форуме и выяснил, какие музейные практики сейчас вызывают наибольший интерес профессионального сообщества.
13 июня 2019
7
Медиамагнат Патрик Драи приобрел Sotheby’s за $3,7 млрд
Таким образом, Sotheby’s, акции которой торговались на нью-йоркской фондовой бирже в течение 31 года, вновь станет частной компанией.
18 июня 2019
8
На «Винзаводе» открывают шесть выставок об образовании в области современного искусства
Выпускники и студенты московских школ дизайна и современного искусства показывают свои достижения.
13 июня 2019
9
Клип для певицы Билли Айлиш повторяет произведения Маурицио Каттелана
Судя по всему, режиссер клипа Дейв Мейерс использовал образы, позаимствованные у художников — и не в первый раз.
14 июня 2019
10
Сюрреалистический гербарий Макса Эрнста собрали в Эрмитаже
Живопись и графику Эрнста 1920-х годов впервые показывают в России.
18 июня 2019
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru