The Art Newspaper Russia
Поиск

В Тбилиси прошла вторая арт-ярмарка

Tbilisi Art Fair позиционируется как фокусирующаяся в основном на искусстве из региона, «ограниченного Черным, Каспийским и Балтийским морями», и «недопредставленном на ярмарках»

Среди плюсов ярмарки Tbilisi Art Fair (TAF) организаторы называют «интимный формат», позволяющий установить с участниками по-настоящему близкий контакт. Интимность обеспечивается, видимо, их небольшим числом: в этом году в ярмарке приняли участие всего 29 галерей. Правда, заявленный географический фокус немного сместился в сторону Европы. Среди получивших стенды — галереи из Австрии, Бельгии, Болгарии, Германии, Испании, Италии, Литвы, Польши, Сербии, США, Франции, Швейцарии. Получилось, что Черное и Каспийское моря представляли только Грузия и Азербайджан. Зато значительная часть европейских галерей привезли художников тоже из Грузии.

На превью ярмарки малолюдно и, по словам побывавших на TAF 2018, даже чуть просторнее, чем в прошлом году. Сразу у входа натыкаешься на стенд галереи ERTI, который, так сказать, задает стиль всей ярмарке. Он чуть ли не единственный здесь являет собой целостную инсталляцию, а не просто витрину для работ. Автор инсталляции, названной I Should Have Kissed You Longer («Надо было целовать тебя дольше»), — базирующийся в Нью-Йорке грузинский художник Леван Миндиашвили. Он написал по-грузински фразу «Живя здесь, ты был бы дома» и предложил нескольким людям, незнакомым с грузинским алфавитом, воспроизвести ее по памяти. Из получившихся крючков и закорючек он собрал несколько работ, используя неон и жидкое зеркало. Вся эта переливающаяся и бликующая система мультикультурных отражений и перекодировок дополнялась звуковыми ландшафтами Софии Сейз, грузинского диджея, тоже базирующейся в Нью-Йорке. Стоимость включенных в инсталляцию работ — от $3 тыс. до $10 тыс.

«Мы работаем с небольшим числом художников, их 12, — рассказывает соосновательница галереи Тамуна Аршба. — Но мы помогаем им создавать проекты, приглашаем зарубежных кураторов, помогаем с производством. Думаю, мы единственная в Тбилиси галерея, где можно реализовывать сложные мультимедийные проекты». — «А сколько вообще в Тбилиси художников?» — «Это же Грузия. Жить здесь и не быть художником — как-то странно».

Кроме Миндиашвили галерея представляет еще трех художников — больше всего запоминается яркая живопись Русудан Хизанишвили, оригинально соединяющей примитивную стилистику с отсылками к средневековым бестиариям.

ERTI не единственная галерея, работающая с грузинскими художниками, живущими за рубежом. Например, Simone Subal из Нью-Йорка привезла графику американской грузинки Анны К.Е., недавно представлявшей родную страну на Венецианской биеннале, — и, по словам директора галереи Келли Макли, не прогадала: продажи очень хорошие.

Самый объемный стенд отдан графике Зураба Церетели. Ее представляет болгарская Art Agency. Рядом обнаруживается и исполнительный директор Московского музея современного искусства Василий Церетели, присутствующий здесь, по его словам, в трех ипостасях: «как грузин, как коллекционер, как внук Зураба». Он доволен ярмаркой и считает, что ее бессмысленно сравнивать с другими российскими и зарубежными мероприятиями такого формата, слишком разная у всех специфика.

Вообще, живопись (всех стилей — от академизма до самых радикальных экспериментов) среди грузинских художников, конечно, преобладает. Одно из исключений — стенд Window Project. Здесь показывают объекты и коллажи в духе поп-арта, созданные в 1990-е Вахтангом Кокиашвили, о чьем творчестве, по словам соосновательницы галереи Тамуны Гваберидзе, почти никто в современной Грузии не знал.

Где-то вдалеке маячит что-то большое, разноцветное, округлое. «Неужели Джеффа Кунса привезли?» — мелькает мысль, но только на секунду. Это силиконовые объекты Саши Фроловой, знаменитой своими костюмами из того же материала. Художницу выставляет тбилисская Ria Keburia Gallery. Кажется, она единственный российский художник, представленный на стендах ярмарки.

Иностранных галерей на TAF почти половина. Аскетичный и красивый стенд у Kamel Mennour из Парижа. Это довольно цельная экспозиция художника Петрита Халилая из Косово. Состоит она из небольших рисунков, сделанных на документах, найденных в развалинах бывшего Дома культуры поселения Руник, разрушенного во время балканской войны. По словам представителей галереи, им показалось, что ментальность балканского художника должна быть близкой грузинам.

Владелица парижской галереи L’Aléatoire Патрисия Шишманова удивляет хорошим знанием русского языка. Она жила в России в 1990–2000-е, выставляла в Париже русских художников (например, Евгения Антуфьева), а сейчас показывает в Тбилиси свои пейзажи и фото, вывешенные в виде гексаграммы китайской «Книги перемен». Что ее привело на ярмарку? «Я тут по двум причинам. Во-первых, потому что это Грузия, а во-вторых, потому что я знаю Эрика Шлоссера (арт-директор ярмарки. — TANR) по ярмаркам „Арт Москва“ и „Арт-Вильнюс“, он очень хорошо все это делает». На вопрос о продажах Патрисия отшучивается: «Продажи — это не мое».

Имя куратора как решающий аргумент называет и арт-директор литовской Rooster Gallery Юргита Юоспайтите-Битинене. Она выставляет подборку живописи молодых литовских художников.

Gisela Clement привезла работы живущей в Германии Кети Капанадзе. Директор галереи Кайтлин Хеннен рекомендует ее как первого грузинского художника-концептуалиста. «Мы приехали сюда, чтобы увидеть ее работы в новом контексте», — объясняет она. Инсталляция Betwixt похожа на химическую формулу (и одновременно, по мысли куратора, напоминает о постмодернистской концепции культуры как ризомы). Изначально она была собрана из столешниц и ножек столов 1950-х, но здесь художница пересобрала ее из найденных на месте объектов.

В целом на ярмарке атмосфера англоговорящего братства. Все всех знают, все, скорее, ищут приключений, чем продаж.

Ярмарка и город

Фрэн Стэфферс из Голландии работает на Национальный музей Бахрейна, а на ярмарке «наслаждается и изучает обстановку». «Когда приезжаешь из стран Персидского залива, все кажется прогрессивным, — отвечает она на вопрос о том, как выглядит ярмарка на фоне ближневосточных форматов. — Мне нравится, что они создали множество связей ярмарки с городом, у нас такого пока нет». Действительно, относительно небольшая ярмарка поддержана весьма солидной программой выставок.

В самом Expo Georgia разместилось шесть экспозиций. Hive («Улей») включает работы 33 отобранных по результатам open call молодых художников из нескольких стран (почему-то, как и на самой ярмарке, особенно хорошо представлена Франция). Есть сразу два высказывания на гендерную тему: «Быть женщиной» (от художников Азербайджана) и «Медея: icons vs logos» (от художников-женщин Грузии).

Помимо этого, в разных районах Тбилиси состоялось много событий, инициированных местными институциями к ярмарке. В Музее современного искусства, например, открылась большая экспозиция грузинских дизайнеров. В Музее шелка — высказывания нескольких современных художников на тему шелка, курируемые независимым куратором из Москвы Ольгой Погасовой.

Еще два городских проекта хорошо демонстрируют амплитуду способов, которыми современное искусство в Тбилиси интегрируется в реальность города. Отель Stamba в помещениях бывшей типографии выделил гигантские, еще не до конца приведенные в порядок площади под выставку Oxygen Tbilisi No Fair, задействовавшую более 40 художников — все основные творческие силы города, по мнению организаторов. Выставки нет в программе ярмарки, но их диалог очевиден (особенно учитывая то, что значительная часть участников TAF живет именно в этой гостинице). Здесь мы увидели полный спектр поисков молодого искусства — от совсем на коленке сделанных работ до довольно сложных и уже нашумевших в медиа (как, например, инсталляция Тези Габуниа «Потоп в Лувре» на модную тему изменения климата). Толпы людей на выставке заставляют подозревать, что это «антиярмарочное» искусство в конечном итоге станет частью арт-кластера, который может оказаться успешнее в коммерческом смысле, чем сама ярмарка.

Другой полюс — выверенное, дорогое и высокотехнологичное искусство — показала уже упомянутая галерея ERTI. Здесь открылась большая мультимедийная выставка «Настоящее» еще одного американского грузина, Ута Бекаия, курируемая Хайке Фюльбрюгге из Германии. Пространство галереи превращено в гигантскую видеоинсталляцию со встроенными в нее арт-объектами. Этот мир организован как циклопическое застолье в национальном духе, где за одним столом собралась дюжина персонажей, населяющих внутренний космос художника. Показательна история и самого Ута Бекаия. Он уехал из Грузии в 1990-е, довольно успешно работал в Нью-Йорке как художник, а два года назад вернулся погостить в Тбилиси, начал сотрудничать с галереей и в итоге решил остаться на родине. По его словам, только вновь оказавшись в Грузии, он начал использовать в творчестве национальные мотивы. Таким образом художник обрел новый, узнаваемый стиль, который может быть успешно представлен на международном уровне. Во всяком случае, так оценивают перспективы в галерее.

Материалы по теме
Просмотры: 2601
Популярные материалы
1
Больше чем мех
Владелица бренда «Меха Екатерина» Екатерина Акхузина, унаследовавшая семейный бизнес от отца, Ильдара Акхузина, рассказала о том, как начала коллекционировать искусство и каким образом ее страсть повлияла на компанию.
05 декабря 2019
2
Маурицио Каттелан продает бананы на Art Basel Miami
Новый арт-объект художника-хулигана — «Комедиант» в виде обычного банана, прилепленного к стене скотчем, — продан в самом начале работы ярмарки Art Basel Miami за $120 тыс. Если будут проданы все три экземпляра работы, выручка составит $360 тыс.
06 декабря 2019
3
Марина Варварина: «Мы идем вразрез с канонами»
Коллекционер и создатель музея современного искусства «Эрарта» Марина Варварина рассказала о будущем суперпопулярного в Петербурге пространства.
03 декабря 2019
4
Мировой арт-рынок достиг второго по величине уровня оборота за последние десять лет
Оборот рынка в прошлом, 2018 году составил $67,4 млрд, напоминает совместный отчет ярмарки Art Basel и банка UBS в преддверии итогов 2019 года.
05 декабря 2019
5
Екатерина Селезнева: «Все творчество Шагала — это личный дневник художника»
Куратор выставки Марка Шагала в музее «Новый Иерусалим» Екатерина Селезнева рассказала нам о том, как распознать подделку, о редких экспонатах из Ниццы и музах художника.
05 декабря 2019
6
Украденные 40 лет назад картины Брейгеля, Гольбейна, Халса нашли в Германии
Полотна, похищенные из музея в замке Фриденштайн в 1979 году, пытались вернуть за выкуп.
09 декабря 2019
7
Коллекционеры выбирают «уличных художников»?
Рекордная продажа работы Бэнкси на лондонских торгах Sotheby’s осенью 2019 года в очередной раз доказала: сила Instagram и новое поколение покупателей искусства переворачивают арт-рынок с ног на голову.
05 декабря 2019
8
У братьев-прерафаэлитов нашлись сестры
Выставка в лондонской Национальной портретной галерее подчеркивает роль женщин в движении прерафаэлитов.
05 декабря 2019
9
Редкая картина Гогена продана за €9,5 млн на аукционе в Париже
До продажи картина Te Bourao II экспонировалась в Метрополитен-музее в Нью-Йорке на протяжении десяти лет.
04 декабря 2019
10
Жизнь Марины Абрамович как непрекращающийся перформанс
Воспоминания и размышления Марины Абрамович, одной из выдающихся художниц современности, увлекательны и читаются как авантюрный роман.
06 декабря 2019
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru