The Art Newspaper Russia
Поиск

На холмах Грузии: в Тбилиси прошла первая ярмарка современного искусства

Посетители Tbilisi Art Fair наслаждались абсурдистскими перформансами, пением лягушек и винами от Зураба Церетели. И без скандала не обошлось

Атмосфера на TAF царила расслабленно-курортная. Благо масштаб ярмарки невелик — всего три десятка участников, а павильоны тбилисского выставочного центра, в прошлом местного аналога ВДНХ, разбросаны по тенистому парку, где для удобства любителей искусства были расставлены шезлонги. ВИП-открытие приятно удивило отсутствием очередей, пафоса и дресс-кода. Солнце сияло почти по-летнему, вино с личных виноградников скульптора Церетели лилось рекой. А на вечеринке в честь открытия местные лягушки, вдохновленные наплывом посетителей, принялись выводить рулады в прудике у ресторана, пытаясь заглушить музыкантов.

Покорять кавказский рынок приехали галеристы из десятка стран. Польские Raster и David Adziewsky, арендовавшие стенд в складчину, предлагали яркие текстильные работы группы Slavs & Tatars по €11 тыс., берлинская Galerie Kornfeld просила за объект художницы Тамары Квеситадзе, в 2011 году представлявшей Грузию на Венецианской биеннале, €25 тыс. Поскольку ярмарка проходила в первый раз, участники воспринимали ее как пробу пера — и экспериментировали вовсю. На нескольких стендах можно было увидеть любопытные тематические экспозиции. Тбилисская галерея TBC выставила «Грузинский дневник» — серию снимков Роберта Капы, сделанных им во время поездки по СССР в 1947 году. Парижская Bernard Jordan показывала лаконичный видеоарт Бертрана Гаденна — движущиеся «портреты» змеи, креветки и совы (цена каждого — €10 тыс. при тираже в три копии). А галерея Nivet-Carzon, тоже из Парижа, и вовсе отдала свой стенд в распоряжение перформансиста Франсуа Дюрифа — он выклеивал скотчем на картонных коробках фразу Поля Валери «Все начинается с прерывания», писал ее на стене на разных языках, балансировал с этими коробками, периодически роняя их на пол, и разгуливал по ярмарке с листом красного стекла на спине. Посетители с интересом наблюдали представление, но приобретать коробки по €120 не торопились. Впрочем, Дюриф по этому поводу не сильно огорчался, здраво сочтя, что продажи — забота его галериста, который по семейным обстоятельствам приехать не смог.

Российского искусства на ярмарке было немало — и неудивительно, так как ее арт-директор, француз Эрик Шлоссер, давно живет в Москве, а среди директоров фигурируют Игорь Цуканов и Николас Ильин — тоже люди, отечественному искусству не чужие. В Тбилиси приехали московские галереи 11.12, «Роза Азора» и Totibadze. Был среди участников и Владимир Овчаренко, владелец «Риджины» и аукциона Vladey, к удивлению гостей из Москвы представлявший работы Валерия Чтака, Петра Дьякова, Александра Цикаришвили и Георгия Геладзе ($1000–2000) под новым брендом Ovcharenko project. «Большинство этих художников не имеют отношения к „Риджине“, — объяснила супруга галериста Анна. — Мы давно хотели использовать фамилию Овчаренко в качестве бренда, вот и представился случай. Будет ли этот проект развиваться дальше — посмотрим: долгосрочных планов мы не строим». Работы грузинских и русских художников выставляла бок о бок и галерея Totibadze — пейзажная живопись Карамана Кутателадзе и Гоги Тотибадзе (€15 тыс.) соседствовала с иронично-примитивистскими работами Александра и Ольги Флоренских (€1200–1500). Совладелица галереи Марина Цурцумия призналась, что тратиться на перевозку экспонатов ей не пришлось — у всех художников есть мастерские в Грузии. На стенде «Розы Азора» шла бойкая торговля графическими работами Ивана Языкова — как всегда, затейливо придуманными и кропотливо исполненными. Главный хит — исполинского размера рисунок «Ремонт одноразовых вещей», над которым художник работал три года, — не продавался. Зато рисунки поменьше (€6 тыс,) и тиражные принты (€50–500) расходились на ура. Один из оригиналов в первый же день ярмарки приобрела главный редактор британской The Art Newspaper Анна Соммерс Кокс. Стенд галереи 11.12 напоминал спортзал: художник Slava PTRK создал серию объектов-тренажеров с логотипами соцсетей, чтобы показать, что даже спорт для современного человека — лишь повод собрать побольше лайков.

Многие участники из других стран тоже сделали ставку на русское искусство. Надя Котова, уроженка Петербурга и владелица антверпенской галереи NK, привезла живопись Таисии Коротковой (€4 тыс.) и Кирилла Челушкина (€19 тыс.). Болгарский арт-дилер Стефан Стоянов (галерея Art Agency Bulgaria) показал рисунки и скульптуру Айдан Салаховой, а также большую подборку графики Зураба Церетели и одну его картину, которую демонстрировал с особой гордостью: «Зураб очень редко продает свои работы. Мне пришлось несколько лет его уговаривать». Видимо, поэтому за внушительных размеров цветочный натюрморт с характерной для художника палитрой «вырви глаз» он надеялся выручить €120 тыс. Рисунки гуашью предлагались по €25 тыс. Тбилисская галерея Baia представила коллекцию из трех десятков рисунков авангардистки 1920-х годов Веры Рохлиной: собрание продавали целиком за $75 тыс. Молодая грузинская галеристка и дизайнер Рия Кебурия, не так давно переехавшая в Тбилиси из Москвы, выставляла работы своих сверстников Ани Моховой, Елены Тарабакиной и Димы Шабалина. Маски-ассамбляжи Шабалина, скомпонованные из мелкого домашнего мусора, можно было приобрести за €500–700, а его же скульптуру бульдога, сделанную в соавторстве с французом Жюльеном Маринетти, — за €3 тыс.

Далеко не безоблачные взаимоотношения между Россией и Грузией на ярмарке почти не отразились. Однако остаться целиком в стороне от политики ей все же не удалось. Открытию TAF предшествовал скандал: группа молодых грузинских художников объявила ярмарку происками российской пропаганды и развернула в Facebook кампанию, призывающую к ее бойкоту. В дни проведения Tbilisi Art Fair они устроили собственную выставку в отеле Stamba, расположенном в здании бывшей типографии. Экспозиция, названная Oxygen Tbilisi No Fair, заняла два этажа, разделенных на секции-комнаты, — в них расположились тотальные инсталляции 33 художников и две групповые выставки. Жертвой политических разногласий неожиданно оказался владелец московской галереи 11.12 Александр Шаров — организаторы TAF попросили его убрать со стенда работу Василия Слонова «I “love” Russia» (€4,5 тыс.): эта фраза была написана на фоне российского флага, а вместо слова love художник изобразил яичницу. Аналогичная картина с британским флагом и признанием в любви к Великобритании вопросов не вызвала. «Я участвовал в ярмарках по всему миру, но впервые у меня снимают работу по политическим мотивам, — возмущался Шаров. — Я так же, как все, заплатил за стенд, почему меня ущемляют в правах? Мне говорят: у нас нет цензуры, — но ведь это она и есть!»

Но организаторы стояли на своем. «Это символика государства, которое оккупировало мою страну. К тому же [из-за этой работы] у нас могут быть проблемы с пиаром», — объяснил TANR свою позицию директор проекта TAF и гендиректор центра ExpoGeorgia Ресани Кикава. Арт-директор Эрик Шлоссер, не будучи грузином, высказался в том же духе: «Когда делаешь большую историю, находятся люди, которые видят в этом угрозу для себя, своего положения в арт-сообществе. Их было немного, но они были активны в Facebook. Они стали нас ложно обвинять, что эта ярмарка профинансирована Россией, что тут одна российская пропаганда, призывали в ней не участвовать. Лучше снять работу, чем дать повод этим людям опять на нас наброситься со словами: „Смотрите, здесь написано: «Я люблю Россию!» Это пропаганда!“ Впрочем, я знаю, что на уровне простых людей антагонизма нет, миллионы российских туристов приезжают в Грузию. И некоторые из людей, которые против нас выступали, уже извинились».

Дружба народов выглядела куда более нерушимой в соседнем павильоне. Здесь выставлялась подборка грузинской фотографии за 100 лет: от снимков из коллекции фотографа Дмитрия Ермакова, на которых запечатлен Тифлис начала XX века, до полуабстрактных экспериментов его современных коллег. А в разделе The Hive художники из разных стран, в том числе и России, выбранные по результатам open-call, продавали свои работы напрямую — а заодно налаживали связи с галеристами. Цены на работы молодых авторов здесь были исключительно гуманными: цифровые коллажи Левана Амашукели можно было купить за $120–190, керамические абстрактные скульптуры Аны Фартсвания предлагались по €250. В этом же павильоне разместился самый эффектный объект ярмарки — инсталляция литовского художника Кестутиса Свирнелиса «Что-то в воздухе», привезенная в качестве дружеского привета от ярмарки Art Vilnius. Скульптура девочки, протягивающей руку к полотнищу из тонкого полиэтилена, которое то взлетало под потолок, то опускалось на пол под воздействием воздушного потока, выглядела трогательным символом надежды — главной движущей силы новой ярмарки. Да и всего, что ни делается нового в этом мире.

Материалы по теме
Просмотры: 7619
Популярные материалы
1
Пропавшие в годы войны портреты вернулись в Гатчину
Это самая крупная с 1945 года находка картин, пропавших в войну из пригородных дворцово-парковых комплексов.
20 июня 2018
2
Мировые арт-парки с русским искусством
Коллекционирование крупномасштабных инсталляций и скульптуры — дело сложное и затратное, но собирателей это не останавливает, и подтверждение тому — частные арт-парки по всему миру.
20 июня 2018
3
Таинственная художница Михаэлина Вотье обрела плоть
Профессор Катлейне ван дер Стихелен рассказывает о своей уникальной героине и первой ретроспективе прежде неизвестной художницы XVII века в музее MAS в Антверпене.
18 июня 2018
4
В Третьяковке представят ранее неизвестные работы скульптора Паоло Трубецкого
Половина выставленных работ происходит из собрания Давида Якобашвили — они выполнены в Италии, Франции и США и впервые экспонируются в России.
20 июня 2018
5
Личные вещи Фриды Кало привезли из Мехико в Лондон
В Музее Виктории и Альберта выставлены одежда и автопортреты мексиканской художницы, хранившиеся в тайном шкафу на протяжении 50 лет после ее смерти.
19 июня 2018
6
Дом Наркомфина: от руин — к памятнику ЮНЕСКО
Завершился первый этап реставрации знаменитого дома Наркомфина, расположенного в Москве на Новинском бульваре. Ожидается, что восстановительные работы в здании, спроектированном архитекторами-конструктивистами Моисеем Гинзбургом и Игнатием Милинисом, полностью завершатся через год.
19 июня 2018
7
В Пти-пале покажут импрессионистов в изгнании
Как вынужденное пребывание в Лондоне пошло на пользу французским художникам.
18 июня 2018
8
Не про футбол: 10 выставок лета
Совсем скоро редакция TANR отправится на каникулы, и, пока сайт не будет обновляться, предлагаем посмотреть самые интересные выставки этого лета и узнать о них побольше из наших текстов.
21 июня 2018
9
Герхард Рихтер создал маятник Фуко для церкви в Мюнстере
Инсталляция, подаренная художником муниципалитету, посвящена «маленькой победе науки».
19 июня 2018
10
От Брюсселя до Боготы: где появится очередной Центр Помпиду?
Президент французского музея Серж Лавинь уверенно взял курс на мировую экспансию.
18 июня 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru