The Art Newspaper Russia
Поиск

Почему Венецианская биеннале до сих пор так влиятельна?

Историческое значение, гламур, большие деньги — Венецианская биеннале по-прежнему остается уникальным фестивалем искусства

В 1964 году «Золотого льва» Венецианской биеннале получил Роберт Раушенберг. Этот выбор жюри оказался эпохальным. Для искусствоведов он стал официальным признанием триумфа американского искусства над Старым Светом, для арт-рынка — моментом, когда поп-арт вошел в канон. Но 55 лет назад Венецианская биеннале была одной из всего лишь семи подобных регулярных выставок-«многолетников». Теперь, когда в мире около 320 биеннале, 280 арт-ярмарок и более 1 тыс. крупных художественных музеев, трудно представить себе, чтобы какая-то одна выставка была настолько влиятельной. Так сохраняет ли Венецианская биеннале свое значение?

Не особенно, утверждают ее недоброжелатели. И находят множество оснований для критики: биеннале и так слишком много, а Венецианская еще и непомерно раздута; громадная выставка главного куратора разбросана по разным площадкам; национальные павильоны — анахронизм; она недостаточно финансируется, чересчур коммерциализирована и в значительной мере опирается на финансовую поддержку дилеров и коллекционеров; на ней слишком много вечеринок, а ее символом стали многомиллионные яхты, пришвартованные у Джардини. В 2013 году Джереми Деллер сделал для павильона Великобритании работу, на которой изображен прерафаэлит и политический активист Уильям Моррис, бросающий в лагуну «Луну» — суперъяхту, принадлежавшую Роману Абрамовичу, — намекая на то, что, может быть, пришло время пустить их все ко дну.

И все же в дни вернисажа, которые в этот раз выпали на 8–10 мая, в город стекается 25 тыс. художников, кураторов, музейных директоров и журналистов, а в последующие полгода, пока длится биеннале, еще более 600 тыс. обычных посетителей. Отчасти своей привлекательностью биеннале обязана самой Венеции — этому чудом выжившему 1500-летнему городу, стоящему на тысячах деревянных свай. «Биеннале улавливает дух времени; тут вы получаете представление об основных тенденциях художественного мира, — считает директор гаагского музея Маурицхейс Эмили Горденкер. — Она проходит в уникальном месте: здесь вы можете посмотреть современное искусство, а потом отправиться в собор Санта-Мария Глориоза деи Фрари взглянуть на Тициана. Это очень вдохновляет».

Начиная с 1970-х годов главная роль на биеннале отведена выставке приглашенного куратора. Прежде Венецианская биеннале была фактически прославленной ярмаркой с беспрецедентным количеством международных и национальных экспозиций. В 1972 году эту модель разрушил арт-директор Марио Пенелопе, представивший тематическую выставку «Работа или поведение», положив начало традиции давать главной выставке биеннале туманные названия. Но в историю вошла другая выставка того же года — прошедшая под руководством швейцарского куратора Харальда Зеемана Documenta 5 в немецком Касселе.

Documenta 5 была «крупным кураторским прорывом», как написал Брюс Альтшулер в исследовании периодических выставок «Биеннале и не только». Она «задала формат смелой тематической выставки, выстроенной так, что произведения интерпретируются в соответствии с большой концепцией куратора». В своей книге Альтшулер подробно анализирует Documenta 5 и Documenta 11, но не разбирает ни одной биеннале в Венеции.

Сейчас финансирование Documenta значительно превышает финансирование Венецианской биеннале. У главного куратора Documenta 2017 года Адама Шимчика было €45 млн и четыре года, которые он полностью посвятил подготовительному исследованию. Главный куратор Венецианской биеннале нынешнего года Ральф Ругофф располагал всего лишь €13 млн и менее чем полутора годами на подготовку, вдобавок он продолжал в полном объеме выполнять обязанности директора лондонской Hayward Gallery. «Со временем Documenta получила широкое признание как лидер среди выставок и считается более серьезной и важной, чем Венецианская биеннале», — говорит Шветал Ашвин Пател, чье исследование «Обзор кураторства мировых биеннале», вышедшее в 2018 году, освещает размах международной «биеннализации». Тем не менее, по его словам, Documenta «не хватает блеска, жизнерадостности, статуса в истории искусства и яркого бренда — того, что есть у Венеции».

По иронии судьбы решающую роль на Венецианской биеннале, по-видимому, играют именно национальные павильоны — которые часто обвиняют в старомодности, национализме и даже ксенофобии, — и многочисленные параллельные выставки. В этом году на биеннале будут работать выставки в 90 национальных павильонах, а количество музейных и независимых экспозиций продолжает неуклонно расти. «Венеция — зеркало мира искусства, как в художественном, так и в геополитическом смысле», — уверена Патриция Сандретто Ре Ребауденго, основательница некоммерческого Фонда Сандретто Ре Ребауденго. Она вспоминает свою первую Венецианскую биеннале 1993 года, куда попала «в качестве коллекционера». Именно там она познакомилась с творчеством Дуга Эйткена, Чарльза Рэя и Феликса Гонсалеса-Торреса — теперь все эти художники есть у нее в коллекции.

Филомена Магерс, соосновательница коммерческой галереи Sprüth Magers, представляющей на Венецианской биеннале этого года пятерых художников, говорит: «Если повезет, вы увидите выдающуюся, хорошо собранную главную выставку». Поскольку у биеннале нет постоянного куратора, «каждый раз удается увидеть новых художников, которые оказываются настоящим откровением», считает она. Причем для кого-то Венецианская биеннале может стать поворотным моментом в карьере, как, например, для Пипилотти Рист в 1997 году или Анне Имхоф, получившей «Золотого льва» в 2017-м.

«Иногда выставки выходят не очень интересными, — замечает арт-консультант Лиза Шифф, — но дух времени не почувствовать через Instagram, нужно присутствовать там лично». У тех, чья деятельность связана с арт-рынком, в Венеции очень плотный график. Шифф рассказывает, что ей приходится буквально «прочесывать Арсенале в поисках по-настоящему значительных работ, которые стоит предложить кому-нибудь из моих коллекционеров».

Как и главная выставка и национальные павильоны, требующие финансового участия дилеров, параллельная программа биеннале финансируется коммерческими галереями. В их числе — выставки Адриана Гение (Galerie Thaddaeus Ropac) и Хелен Франкенталер (Gagosian Gallery). «Так или иначе, Венеция стала плодородной почвой для торговли и рекламы», — подчеркивает Шифф. (Впрочем, можно сказать, что так было всегда: до 1968 года у биеннале был коммерческий отдел и со всех продаж взимали комиссию.)

Венецианскую биеннале часто называют «Олимпийскими играми мира искусства». Но такое сравнение вводит в заблуждение, поскольку подразумевает иерархию, своего рода меритократию, явных победителей и побежденных, определить которых на самом деле очень трудно (так, в 1964 году, когда Раушенберг получил Гран-при за живопись, обладателем «Золотого льва» за лучшую скульптуру стал Золтан Демени — кто сейчас его помнит?).

«Венецианская биеннале важна, потому что это одно из немногих мероприятий, которые посещают практически все без исключения представители мира искусства, — полагает Пател. — Историческое значение, шарм и само место проведения, один из красивейших городов мира, сочетаются здесь с громадными амбициями и очень большими деньгами». Биеннале, скорее, напоминает Всемирный экономический форум или Саммит ООН по климату: масштабная, полная суеты, сводящая с ума, с яркими вспышками таланта среди нелепого позерства. И на протяжении одной майской недели внимание всего мира искусства вновь сосредоточено на ней.

Материалы по теме
Просмотры: 6022
Популярные материалы
1
Каких средств и усилий стоит продлить выставку
Музеи России планируют скоро открыться после карантина, и многие с теми же выставками, с которыми закрылись. Кураторы рассказали нам о проблемах продления проектов, человеческом факторе и вопросах финансов.
02 июня 2020
2
Пять садов современных русских художников
Художники, которые создали произведения из деревьев, цветов и прудов: на Плещеевом озере, в Подмосковье и на картофельном поле в Калужской области, во Франции и США.
29 мая 2020
3
Трудное детство
В День защиты детей вспомним, что не всё с детьми просто — и в жизни, и в живописи. Дети не только ангелы, но и драчуны, лгуны и проказники.
01 июня 2020
4
Марина Лошак: «Для нас важно, чтобы посетители чувствовали себя свободными, а не арестантами»
Директор ГМИИ им. А.С.Пушкина рассказала, как музей готовится к открытию для публики после коронавирусного карантина. Ожидается, что это произойдет 10 июля.
03 июня 2020
5
Христо умер, не увидев своей последней работы
Христо, прославившийся вместе с женой Жанной-Клод грандиозными инсталляциями — упаковками островов и зданий, скончался в Нью-Йорке в возрасте 84 лет «по естественным причинам».
01 июня 2020
6
Поколение X: коллекционеры-«миллениалы» открывают в Пекине частный музей
X Museum Майкла Сюйфухуана и Терезы Цэ наконец-то заработает в столице Китая в этот уик-энд.
29 мая 2020
7
Лувр — Абу-Даби заговорил нечеловеческим голосом, но по-русски
Российский диджей Нина Кравиц озвучила робота-экскурсовода в новом проекте Лувра — Абу-Даби «Мы не одиноки». Научно-фантастический видеофильм о будущем с участием мировых знаменитостей можно увидеть на сайте музея.
01 июня 2020
8
Павлу Никонову — 90!
Третьяковка 27 сентября откроет выставку «Никоновы. Три художника». По случаю юбилея Павла Никонова мы поговорили с его учениками и узнали о любимой фразе мастера и о том, что значит «подложить под себя динамит».
03 июня 2020
9
Полотно Айвазовского стало самым дорогим лотом, проданным Sotheby’s онлайн
Аукционный дом Sotheby’s провел онлайн-торги русским искусством, лидером которых стало полотно Ивана Айвазовского «Неаполитанский залив», приобретенное за £2,3 млн.
04 июня 2020
10
«Подсолнухи» ван Гога из-за карантина не вернутся в Лондон почти год
Лондонцам придется ждать возвращения 60 шедевров Национальной галереи еще дольше, чем планировалось.
02 июня 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru