The Art Newspaper Russia
Поиск

Владимир Вейсберг стал героем биографического исследования

Художник, чья выставка проходит в фонде IN ARTIBUS, ощущал себя миссионером, проповедником, призванным сообщить миру о «невидимой живописи» и «пространственных структурах»

В первых же строках книги, в разделе «От автора», Анна Чудецкая признается, что это «не биография художника в строгом смысле слова», «не искусствоведческий обзор его творчества» и «не научная работа» (хотя признаки всех трех жанров здесь налицо). Далее сказано: «Цель этой книги — собрать воедино факты, которые я смогла обнаружить, и воспоминания, которыми меня дарили разные люди за те двадцать лет, в течение которых я являюсь хранителем произведений Вейсберга в ГМИИ имени А.С.Пушкина».

И все же биографическая линия присутствует на этих страницах совершенно отчетливо, без отступлений от хронологических обстоятельств жизни Владимира Вейсберга (1924–1985). Столь же неуклонно-поступательно выстроен и изобразительный ряд: если в тексте упомянута какая-то значимая работа художника, то ее репродукция непременно оказывается на этом же развороте, максимум на соседнем. Такой подход не просто удобен для читательского пользования, но еще и чрезвычайно релевантен — именно в случае с Вейсбергом, который всегда был далек от спонтанности и тяготел к осознанной, теоретически обоснованной эволюции. Ее этапы и отслеживаются в книге прежде всего остального.

Однако вспомним произнесенное автором: «Это не искусствоведческий обзор». Вернее, не только он. И хотя у Чудецкой рассказ о художественных задачах, которые ставил перед собой и решал на практике Вейсберг, действительно оказывается лейтмотивом, но сами эти задачи были неотделимы от личности художника. Уже одно то, что, не поступив в юности в Суриковский институт, Вейсберг раз и навсегда отказался от продолжения академического образования и выбрал путь автодидакта, немало говорит об особенностях его натуры. 

Единственным своим учителем он называл Сергея Ивашева-Мусатова, преподававшего в студии ВЦСПС в военные годы — как раз там после возвращения из эвакуации начал заниматься живописью Володя Вейсберг, довольно скоро получивший от наставника прозвище Ван Гог. Впоследствии Вейсберг убирал излишние эмоции и всяческую экспрессию из своих произведений, но целеустремленностью, даже «упертостью», отличался всегда, до последних дней.

Между жесткой самодисциплиной, которой художник придерживался долгие годы («утром — живопись, вечером — рисунок», как вспоминала его первая жена), и стремлением выработать собственную систему искусства, претендующую на научную объективность, заметна корреляция — и подобных психологических наблюдений в книге немало. При этом автор намеренно избегает вольных оценок и громогласных выводов. Это касается, в частности, сюжетных линий, выводящих на разговор о «метафизичности» произведений Вейсберга или же о его принадлежности к «неофициальному искусству». Чудецкая тут не развенчивает никаких прежних мифов и не плодит новых, а всего лишь в разумном порядке расставляет собранные ею факты и свидетельства. Резюмировать предлагается читателю — и он, скорее всего, поддастся этому искушению. Вот ваш рецензент, например, поддался — впрочем, делиться возникшими соображениями все-таки не стану.
В немалой степени Вейсберг был аскетом, но никогда — отшельником. С увлечением и даже страстью он преподавал в студии при Союзе архитекторов (возможно, таким образом проецировалось на судьбу его собственное студийное прошлое); плеяда его учеников существует и поныне, и вкрапления их голосов придают книге свое­образную полифонию. Роль гуру представляется несомненно важной для Вейсберга — хотя бы потому, что он мог обкатывать на учениках свои художественные идеи. Другой трибуны у него фактически не было, если не считать пары докладов, прочитанных в узком научном кругу. 

Между тем он ощущал себя миссионером, призванным сообщить миру про «невидимую живопись», «пространственные структуры» и «архитектуру валеров». Сохранились его тексты теоретического свойства, которые, вероятно, теперь уже никому не послужат прямыми наставлениями — зато многое способны объяснить в собственном творчестве Владимира Вейсберга. А главное, сохранились его работы, и в изрядном количестве. Их воспроизведение в книге придает повествованию еще одно измерение.  

Выставка «Владимир Вейсберг. Ничего кроме гармонии» открыта в фонде IN ARTIBUS до 28 июля

Материалы по теме
Просмотры: 3297
Популярные материалы
1
В Венеции проходит ретроспектива Аршила Горки
В Ка’Пезаро привезли лучшие работы художника, от сезаннистских портретов 1920-х годов до абстрактных «пейзажей» 1940-х.
20 мая 2019
2
Рейтинг музеев – 2019: «красивая картинка» — идеал представления о современном музее
Главный прирост в российских музейных социальных сетях идет через Instagram — что вполне в мировом тренде.
22 мая 2019
3
Режиссер Дмитрий Черняков стал куратором 8-й Московской биеннале
Тему основного проекта, который покажут осенью в Третьяковке на Крымском Валу, в новообретенном после закрытия ЦДХ пространстве «Лаборатория», объявят позже.
23 мая 2019
4
Нотр-Дам-де-Пари может рухнуть от ветра и нуждается в срочном укреплении
К такому выводу пришли специалисты после первичной оценки ущерба от пожара, который уничтожил крышу и шпиль собора в ночь с 15 на 16 апреля.
22 мая 2019
5
Елена Титова: «Стремимся привлечь молодежь, особенно креативный класс»
Совсем недавно Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства провел ребрендинг, и теперь он именуется Музеем декоративного искусства. О том, какие изменения произошли и происходят здесь на практике, нам рассказала его директор.
22 мая 2019
6
Умер Альберто Сандретти, друг русского искусства
Весть о смерти итальянского коллекционера (он скончался в Милане в возрасте 86 лет) опечалила очень многих в российском арт-сообществе: он не просто долгие годы покупал русское искусство, но был настоящим другом многим художникам.
20 мая 2019
7
Ударную неделю аукционов в Нью-Йорке достойно завершили Phillips и Sotheby’s
На вечерних торгах Phillips удалось продать 42 из 43 предложенных лотов на $100 млн. Настроение у участников и зрителей было приподнятым, и это подготовило почву для завершающего аккорда — вечернего аукциона Sotheby’s.
20 мая 2019
8
Алексей Курочкин: «Я не сохну над вещами, как Кощей»
Московский коллекционер-исследователь передал в Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН уникальную коллекцию парного китайского оружия.
21 мая 2019
9
Исторический барельеф обещают вернуть в «Лужники» после реставрации
В конце мая восстановленный барельеф работы известных советских скульпторов должны полностью смонтировать внутри нового Дворца водных видов спорта, построенного на месте бассейна «Лужники».
23 мая 2019
10
В Музее архитектуры имени А.В.Щусева проходит выставка «Александр Гегелло: между классикой и конструктивизмом»
Архитектору удалось осуществить более 100 проектов, большинство в родном Ленинграде.
20 мая 2019
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru