The Art Newspaper Russia
Поиск

Павел Отдельнов: «Пейзаж все равно получается выдуманным»

Художник рассказывает о своей новой выставке и о том, почему для встречи с его картинами нужны слова и ситуации

Павел Отдельнов — один из самых востребованных художников, его много и охотно выставляют. Он нашел свою нишу в современном искусстве: индустриальные пейзажи принесли ему успех. 

Вы только что открыли в Нижнем Новгороде выставку «Химзавод», она анонсирована как новый проект. 

Нельзя сказать, что совсем новый. Это продолжение большого проекта, над которым я работаю уже несколько лет. Такой working progress, развитие большой темы. У меня два года назад в нижегородском Арсенале проходила выставка «Белое море, черная дыра», она была как альтернативный краеведческий музей. Но в «Химзаводе» я немного смещаю акцент с музейности на визуальную презентацию и на тексты, на рассказы.

Рассказы в фильме к выставке?

Рассказы там в виде текстов. Я нашел женщину, которая работала на одном из химических заводов, и она документально засвидетельствовала абсурдные ситуации, которые там случались. Ее «Заводские анекдоты» несмешные, в них кто-то погибает, кто-то получает рак. Но они позволяют прикоснуться к жизни заводских цехов, узнать, о чем люди в них говорили. Еще я попросил папу написать воспоминания — с него, собственно, проект и начался. Папа родился в Дзержинской промзоне и поработал там почти на всех заводах. Его рассказы уже стали семейным преданием, он любит к ним возвращаться. Они тоже есть на выставке.

Но люди приходят на выставку смотреть, а не читать.

Одно другому не мешает. Можно и почитать, и посмотреть, и подумать, и послушать. Кстати, мой брат — музыкант, он написал саундтрек к моим фильмам для этого проекта. Мне кажется, что перед тем, как начать смотреть картину, лучше испытать некоторое погружение в тему.

Вам кажется, что картина не способна высказаться самостоятельно?

Может быть, чьи-то картины и самодостаточны...

А ваши нет?

Мне кажется, что есть в них какие-то смыслы, которые прямо не считываются и могут быть дополнены словом. Кроме того, момент встречи с картиной на выставке — это определенная ситуация, которую нужно создать. Сама по себе картина как автономный предмет, может быть, и недостаточна.

Вы стали любимцем критиков после циклов «ТЦ» и «Внутреннее Дегунино». Они обрадовались, увидев на выставке современного искусства картины: наконец-то не надо читать и додумывать, только смотри и чувствуй. Вы же живописец, окончили Суриковский институт, а потом, уже взрослым человеком, пошли в Институт проблем современного искусства — зачем?

По поводу выставки в Московском музее современного искусства «Внутреннее Дегунино». Там тоже мне важно было создать ситуацию. Если помните, я засыпал весь пол искусственным снегом. Мне хотелось создать какую-то дополнительную сложность, чтобы переход от картины к картине был непростым делом. Там надо было пробираться через сугроб, разгребать снег…

Положить в ботинок камушек?

Да, как художник Юрий Альберт когда-то делал.

А я вот сугробов не помню, только картины. 

Все-таки картины были главными. Но, чтобы их увидеть, чтобы они обрадовали, наверное, нужно было создать ситуацию.

Этому вас научили в Институте проблем современного искусства?

Я бы не сказал, что чему-то там научился. Это были циклы лекций. Но если платишь за учебу, то хочешь не хочешь, а будешь приходить, слушать внимательно, конспектировать. Мы там обсуждали работы друг друга, и студентам было не очень понятно, почему у меня именно живопись. Надо было это как-то объяснять, очень полезная школа. Мне казалось необходимым посмотреть на то, что я делал, критически, нелояльным взглядом. У меня был сложный период — первые годы после окончания института. Я вышел оттуда с каким-то багажом представлений, умений и пытался с ним жить, показывать свои работы. Но, может быть, этот багаж тянул куда-то в прошлое, в видение, которым обладали другие люди.

Вас окрестили мастером индустриального пейзажа, прямо клеймо поставили. Оно вас устраивает?

Мне-то что? Клеймо, не клеймо… Я делаю то, что мне интересно, пока мне это интересно. Когда-нибудь начнется, может быть, другой период, но сейчас я погружен в тему Восточной промзоны Дзержинска. Собираю материалы, пишу картины, делаю фильмы. Мне нужна не просто картинка промзоны, хотя и важно, как она выглядит, ведь через небольшой промежуток времени того, на что я смотрел, уже не останется, это очень быстро уходящая натура, — мне важен еще момент вхождения в картину через истории «маленького человека». Если вы помните, у меня в работах нет людей.

В пейзажах нет, зато много отдельных изображений: люди на фотографиях с доски почета, есть пассажиры метро.
На доске почета не портреты. Я всматривался в эти фотографии, очень идеологизированные, в поисках человека. Они перед глазами расслаиваются, и вместо человека я вижу только прическу, одежду, ретушь, постановку, выставленный свет. Я, собственно, и решил взяться за эту серию, чтобы человека в них попытаться найти.

У вас люди вне пейзажа, а пейзажи без людей. На мой вкус, пейзажи хороши именно безлюдностью. Получается выморочное, антигуманное пространство, тревожное и безысходное. В современной живописи таких почти нет, зато достаточно в фотографии, она сумела передать экзистенциальную тоску городских окраин. Почему же вы пишете свои пейзажи, а не снимаете?

В фотографии есть одномоментность изображения, а в живописи, которую я делаю руками, есть лессировки, рисование, прикосновение к поверхности — и все это создает немножко живую ткань. Я пользуюсь фотографиями в работе, но это более коллажные, что ли, версии, а не вид места или объекта, которые я просто воспроизвожу. Получается все равно выдуманный пейзаж. Сначала нужно что-то придумать, чтобы потом это сфотографировать. Должен сложиться какой-то образ, прежде чем его найти. Но момент фотографичности мне важен, потому что в фотографии есть документальная составляющая. Вообще тема документа мне тоже очень интересна. Для меня важна не уникальность того, что я вижу, а повторяемость и обыденность вещей. Причем эти вещи мы не замечаем, проходим мимо, они становятся нашим привычным фоном.

Вы считаете себя успешным художником? 

Почему я должен об этом задумываться? То, что я могу прожить на то, что я делаю, меня вполне устраивает. И мне нравится, если кому-то интересно то, что я делаю. 

У вас отличный сайт, я прочитала на нем много статей, где вас хвалят, упоминая Герхарда Рихтера, Эдварда Хоппера и даже всуе Йозефа Бойса с его «Внутренней Монголией».

Герхард Рихтер, естественно, важный для меня художник. Он — один из первых, кто начал работать именно с документом, с газетной фотографией, с темой памяти, c темой того, что мы видим и чего не видим, когда смотрим. Он стал рефлексировать по поводу самого акта зрения, смотрения. И мне кажется, в этом есть сейчас главная перспектива визуального искусства — рефлексия о том, как мы смотрим, что мы видим. 

Материалы по теме
Просмотры: 6293
Популярные материалы
1
Русский музей открыл грандиозную выставку в честь 125-летия
Выставка посвящена всем тем, кто передал в дар произведения искусства. Среди них русский царь, советский ученый и шоколадный магнат.
29 июля 2020
2
Картины без масла
Выставка в зале графики Третьяковской галереи «Предчувствуя ХХ век. Васнецов, Репин, Серов, Ге, Врубель, Борисов-Мусатов» — попытка выбрать из огромного наследия русских классиков и хрестоматийное, и неизвестное.
29 июля 2020
3
Василий Кузнецов: «Можем принимать произведения хоть из Орсе»
Директор музея «Новый Иерусалим», отмечающего 100-летие, рассказал о его сегодняшней стратегии и тактике.
31 июля 2020
4
Самые древние фрески в Венеции и Венецианской лагуне обнаружены на Торчелло
В базилике Санта-Мария Ассунта на острове Торчелло в ходе реставрации специалисты нашли фрагменты фресок IX–X столетий, заложенных еще в Средневековье.
30 июля 2020
5
Во Франции нашли место, изображенное на последней картине ван Гога
Благодаря старинной открытке установлено точное место, где Винсент ван Гог написал свое последнее произведение «Корни деревьев» всего за несколько часов до самоубийства.
29 июля 2020
6
Турист отломил пальцы у скульптуры Кановы, когда делал селфи
Посетитель музея ухитрился беспрепятственно подойти к гипсовой модели знаменитой мраморной скульптуры Полины Бонапарт из коллекции Галереи Боргезе.
03 августа 2020
7
Небольшой автопортрет Рембрандта установил 16-миллионный рекорд
Это автопортрет художника, появившийся на публичном аукционе впервые за многие годы.
29 июля 2020
8
Умер историк искусства, заново открывший миру футуризм
В возрасте 92 лет ушел из жизни Маурицио Кальвези — последний из больших итальянских историков искусства ХХ века.
29 июля 2020
9
Сенат США: российские миллиардеры действовали на арт-рынке в обход санкций
Американские сенаторы называют торговлю искусством «самой большой легальной нерегулируемой отраслью экономики США» и рекомендуют повысить прозрачность и государственный контроль в этой сфере.
31 июля 2020
10
Теоретик без теории
В новой книге философ Борис Гройс на примере отдельных художников рассказывает об идеологии модернистов, а также об их сегодняшних последователях и антагонистах.
31 июля 2020
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru