The Art Newspaper Russia
Поиск

Марина Гисич: «Непродаваемое сегодня будет продаваемым завтра»

Петербургская галеристка Марина Гисич рассказала The Art Newspaper Russia, зачем арт-дилеру заниматься дизайном, как галерея становится художнику роднее матери и почему «непродаваемого» искусства не бывает

Как у вас появилась мысль работать с искусством профессионально?

Совершенно спонтанно. Я всю жизнь была в большом спорте. Когда мы с мужем купили квартиру в Петербурге, мы решили, что там будут не только стулья и диваны, но и искусство. Пришли в галерею «Спас» — там было такое серьезное искусство 1980‑х годов, добротное, с религиозным акцентом. Я узнала адреса художников, стала ходить в мастерские. И открыла для себя удивительный мир людей, которые занимаются творчеством, и им совершенно наплевать на материальную сторону вопроса. Первые работы мы покупали для себя. Конечно, не имея никакого опыта, выбирали в основном совершенно не то. Но это меня подтолкнуло разобраться в вопросе серьезнее. Мои амбиции начали зашкаливать, мне захотелось в области, о которой я еще мало знаю, рвануть сразу на Олимп. От большого спорта у меня осталось желание всех обогнать — я думаю, мне это иногда помогает, а иногда вредит: в нормальной жизни не надо всегда быть лучше всех. 

Я решила устроить выставку в Париже — не зная, ни как транспортировать искусство, ни как организовать выставку, ни как на ней работать. В общем, сразу головой в омут. Естественно, мы ее завалили. Это была потеря большой для меня суммы денег. Муж радовался, думая, что после такого провала я больше не буду ввязываться в подобные истории. Но на меня эта пощечина подействовала иначе. 

Я решила получить образование, разобраться в вопросе и потом уже решить, хочу я заниматься галерейным делом или нет. Стала ходить на лекции известных петербургских кураторов при Фонде Сороса, в лекторий Эрмитажа. Благодаря этой выставке я познакомилась с чудесными художниками Валерием Луккой, Глебом Богомоловым, с которым и сейчас работаю, Александром Герасимовым. До сих пор не понимаю, почему эти люди дали мне карт-бланш. Думаю, что 99% девушек, приходивших к ним с похожими предложениями, ушли ни с чем.

При этом параллельно вы стали заниматься дизайном интерьеров?

Есть две совершенно разные Marina Gisich: галерея и дизайн-студия. В любой работе существует иерархия. Для меня главное — галерея. Остальное помогает ей расти и крепнуть. Дизайном я занялась уже после основания галереи. Тоже, кстати, случайно. Знакомый, известный человек в Петербурге, неожиданно попросил: «Сделай мне квартиру». И это был не закуток в хрущевке, а большое пространство. Интерьер попал в журнал AD, после этого я стала получать заказы.  На дизайн уходит порядка 50% моего времени. Я веду одну-две квартиры в год, не более. Для меня это прежде всего возможность продвигать искусство, заражать им своих заказчиков, а они, в свою очередь, через свой интерьер заражают других интересом к нему. Я хочу поделиться этим особым счастьем сосуществования с искусством, когда вы дробите свой отпуск на части, чтобы одну провести на пляже, а другую — в музеях, или едете в Майами именно в декабре, потому что знаете, что во время Art Basel там соберется весь белый свет.

Когда мы начали ездить на ярмарки и увидели, как западные коллекционеры живут в искусстве, мне захотелось, чтобы мои русские друзья и клиенты тоже стали частью этого процесса. Я сама, если бы была очень богата, только бы и делала, что курсировала с ярмарки на ярмарку, с выставки на выставку и покупала все, что нравится. Этот стиль жизни очень заразителен!

Но сейчас вы ездите на ярмарки не как коллекционер, а как участник. По какому принципу вы их выбираете?

Мы — одна из немногих российских галерей, которые регулярно, три-четыре раза в год, участвуют в международных ярмарках. Кроме нас на них ездят «11.12», Anna Nova Gallery, pop/off/art, Iragui. Именно они сейчас лицо российского современного искусства в мире. Это большие финансовые риски и серьезная ответственность. Мы выбираем те ярмарки, где можем захватить большой срез коллекционеров. В этом плане важна Cosmoscow: она дает большой пласт российских покупателей. Ведь среди наших клиентов всего процентов 20 из Петербурга, остальные — это Москва, другие города России и международный рынок.

Работа на зарубежных ярмарках, как ни странно, важна и для продаж в России. Коллекционеры видят, что мы вкладываемся в продвижение наших художников. Так, 70% работ, которые мы продаем на той же Art Miami, уходят к российским покупателям. Но она дает и серьезный срез американских и латиноамериканских коллекционеров, да и европейцы туда доезжают. Поэтому мне нужна эта ярмарка, хотя она и обходится в пять раз дороже Вены, вдвое — Мадрида и втрое — Москвы. При этом никто не будет у вас покупать ни в Майами, ни в Мадриде, если вы не съездите туда четыре-пять раз подряд. Даже чтобы выйти в ноль, нужно серьезно потрудиться. И нужно привозить искусство, которое попадает в концепцию ярмарки, что тоже сложно. 

Наше искусство не всегда попадает в западные концепции: оно другое, особенно, может быть, в моей галерее — более фигуративное, с достаточно серьезным нарративом. С одной стороны, это вроде как плохо, а с другой — мы очень выделяемся на ярмарках из общей массы. Для меня важно, чтобы художники были не среднеевропейского вкуса, а морально выросшими в России, но при этом говорили на международном художественном языке. Искусство должно быть русским — не только по месту рождения, а по мысли, но при этом его «русскость» должна быть не матрешечной, а европейской. Мне кажется, это чисто петербургский подход.

Именно поэтому вы предпочитаете работать с петербургскими художниками? 

Я изначально выбрала именно этот пласт по нескольким причинам. В первую очередь потому, что в городе богатая художественная традиция: в 1980-х здесь одновременно сосуществовали «газаневская культура», «Новая академия», некрореализм... Процесс был не менее интенсивным, чем в Москве, хотя на международной арене сейчас более заметен московский романтический концептуализм. На мой взгляд, это упущение. Оно вызывает удивление и у коллекционеров. Для меня и моих коллег из Anna Nova Gallery, Name Gallery это открывает огромное поле деятельности. Хотя мы не ограничиваемся петербургским искусством — среди наших авторов есть Кирилл Челушкин, Дима Цыкалов, москвичи, давно работающие в Париже. 

Команда художников, на которых сегодня опирается галерея, — это люди, с которыми мы вместе начинали лет 15 назад: Марина Алексеева, Григорий Майофис, Виталий Пушницкий, Керим Рагимов. Здорово, что мы сумели их удержать! Это ежедневная работа — доказывать хорошим, зрелым художникам, что именно ты — та галерея, в которую они должны поверить. Нужно подтверждать, что ты лучшая, теряя деньги на ярмарках, приглашая хороших кураторов, делая серьезные проекты в музеях. Это семейные отношения в прямом смысле слова. Мы являемся материнской галереей для многих из них.

Что значит «материнской»?

Это значит, что если все плохо и страна умерла, рухнула, то ты несешь полную ответственность за художника: ездишь на ярмарки, продаешь работы, несмотря ни на что. Но если другая галерея захочет работать с ним, она приходит ко мне. И я решаю. Если галерея нашего уровня или выше и если она готова вместе с нами вкладываться в международную карьеру художника, то мы будем сотрудничать. А если галерея хочет лишь взять работы и продать, тогда нет! Например, у Тани Ахметгалиевой материнская галерея не мы, а финская Forsblom. Значит, работая с художником, мы принимаем условия этой галереи, согласуем с ней все цены, все ярмарки, на которые везем его работы.

Пополняете ли вы свой пул за счет молодых художников?

Мы не работаем с совсем уж начинающими. Я считаю, должна быть классификация галерей. Есть те, которые запускают художника. А дальше вступают в дело галереи с опытом, имеющие связи с коллекционерами и ярмарками. Если мы берем в команду молодых, то это не новички, а, скажем так, уже «подрощенные» — 30–32 года. Такие, как Иван Горшков, Семен Мотолянец, та же Таня Ахметгалиева. Нам нужны те, кто из искусства не уйдет в дизайн или полиграфию, не будет пускать свои работы на поток. 

Очень интересно оказалось работать с объединением «Паразит». Это питерская группировка, к которой мы 15 лет боялись подступиться из-за ее авангардности. Среди ее лидеров Владимир Козин, также активный участник и идеолог арт-группы «Новые тупые». Они подбирались ко мне очень долго, и наконец я сказала: «Хорошо, берите наше тело, паразитируйте!» И они набежали, захватили галерею, честно, без всякой дедовщины распределили между собой квадратные метры: кому на полу, кому на потолке. Мне нравится их открытость и искренность. Это тот случай, когда художник живо реагирует на современную реальность, независимо от рынка. Не только молодые, но и зрелые, успешные художники приходят в «Паразит», чтобы попробовать отказаться от «протоптанных троп», испытать себя. Благодаря этой команде мы расширяем круг авторов. Александр Морозов, Семен Мотолянец, Керим Рагимов, Иван Тузов, Александр Шишкин-Хокусай — все пришли оттуда. 

Многие ваши художники делают инсталляции и другие некоммерческие проекты. Как вы находите баланс между продаваемым и непродаваемым искусством?

Что значит «продаваемое»? Например, мы работаем с инсталляцией «Библиотека Пиноккио» Петра Белого, сделанной из перекрытий петербургских коммунальных квартир. После того как мы показали один из первых тиражей, она стояла у нас лет десять. И вдруг за два месяца мы продали три тиража. Непродаваемое сегодня будет продаваемым завтра! 

Я не работаю только с произведениями, которые служат изображением каких-то политических идей. Это искусство не для галерейных пространств, а для некоммерческих — биеннале и так далее. Когда проект выстраивает приглашенный куратор, он обычно сильно отклоняется в некоммерческую сторону, выбирая далеко не те вещи, которые мне хотелось бы потом продавать. Но результат его работы повлияет потом и на инвестиционную привлекательность этих произведений. 

Материалы по теме
Просмотры: 6506
Популярные материалы
1
Выставка «Viva la vida! Фрида Кало и Диего Ривера» пройдет в Манеже
Большинство произведений приедет на выставку из Музея Долорес Ольмедо, обладающего крупнейшей в мире коллекцией живописи Кало и Риверы.
15 октября 2018
2
Оскар Рабин: «Бульдозерная выставка была самым ярким событием моей жизни»
Художник-нонконформист, в этом году отметивший 90-летие, рассказал The Art Newspaper Russia о своей жизни в Москве и Париже и об отношении к современному искусству.
12 октября 2018
3
Осень ветхосоветского модернизма
Спасением монументального наследия позднесоветского времени занимаются в основном градозащитники и отдельные энтузиасты.
15 октября 2018
4
Коллекционер заберет изрезанный на Sotheby’s холст Бэнкси, уже ставший другой работой
Аукционный дом объявил себя едва ли не соавтором Бэнкси, назвав случай на недавних торгах «первым, когда перформанс был продан на аукционе».
12 октября 2018
5
Куратор выставки «Пикассо & Хохлова» Алексей Петухов: «Это очень пронзительная, трагическая и человечная история»
О тайнах семейного сундука, русских письмах, непростых отношениях и появившихся в результате шедеврах рассказал куратор экспозиции в ГМИИ им. А.С.Пушкина, которая откроется 21 ноября.
16 октября 2018
6
В выставке «Красный» в Гран-пале примут участие Третьяковка, ГМИИ им. А.С.Пушкина и Русский музей
Проект объединит в Париже авангард, соцреализм и неофициальное советское искусство
12 октября 2018
7
Мельниковский гараж Госплана отреставрируют
Мосгорнаследие обещает привести в порядок здание-фару на Авиамоторной, собственник которого получил миллионные штрафы за незаконные работы.
17 октября 2018
8
Скандальной скульптуре Джеффа Кунса все-таки нашли место в Париже
Несмотря на протесты парижан, гигантская инсталляция «Букет тюльпанов» в начале 2019 года будет установлена в сквере около Пти-пале. Американский художник подарил скульптуру Парижу в память о жертвах терактов в ноябре 2015 года.
15 октября 2018
9
Российский антикварный салон пройдет в ЦДХ в последний раз
С осени 2019 года старейшая антикварная ярмарка будет проходить в Гостином Дворе.
16 октября 2018
10
Музей Виктории и Альберта открыл собственный центр фотографии
Центр станет одним из немногих мест, где можно будет увидеть раннюю фотографию рядом с современной
12 октября 2018
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru