The Art Newspaper Russia
Поиск

Семейное дело Веры Вильковиской

Специально для TANR художественный критик Ольга Кабанова рассказала о больших и маленьких ролях, которые художники и их семьи могут играть в истории искусства

Искусство вечно — но не произведения: картины уходят в небытие, краски лупятся, холст рвется. Кроме тех, что хранятся в музеях и важных частных коллекциях. Но и они переполнены. Честно сказать, на выставках, где показывают давно забытого и вновь открытого художника, нередко думаешь: «Ну и забыли бы. И хорошо, что в будущее берут не всех. Всех мир не упомнит и не вместит». Но это идет вразрез с интеллектуальной модой: сейчас принято видеть историю искусства не как парад гениев, а как процесс (вот он-то и вечен). Как и в природе, там все взаимосвязаны, у малых и у великих — свои большие и маленькие роли в общем действе. Кроме того, музеи устали от скопления публики в одних и тех же залах и пытаются делать экспозиции, смешивая художников первого, второго, третьего ряда и даже «др.». Тогда ясно, что есть единая художественная среда и никто в ней не лишний.

Кроме истории искусства, есть и истории семейные, личные. В них длится другой процесс, где тоже все важны именно в своей связи. И если в родственной цепочке людей и времен не хватает звена, то возникает потребность его восстановить. Выставка Веры Вильковиской в «Галеев-галерее» — это прежде всего семейное дело, и оно долго, больше полувека, ждало своего завершения. Фотографии — студийные и любительские — важнейшая часть экспозиции, как и фрагменты родственных мемуаров, вошедших в выпущенную к выставке книгу. Прежде всего потому, что писала художница в основном портреты родных и друзей, часто брата Степана — красивого и талантливого, арестованного в 1933-м, потом расстрелянного.

Вера Вильковиская родилась в 1890 году в интеллигентной семье, была старшей из шести детей. Училась в Казанской художественной школе — там же преподавал Николай Фешин (это упоминание обязательно: свет знаменитости осеняет ее спутников, а не оставляет в тени) — и работала в мастерской его подруги Надежды Сапожниковой, бравшей уроки у Кеса ван Донгена. Все это говорит о качестве художественной среды в Казани 1910-х годов и объясняет смелость, с которой Вильковиская писала свои портреты, не боясь резких цветовых сочетаний, как у экспрессионистов, не теряя черт модели, оставаясь в рамках живописи фигуративной. После революции она занялась гравюрой, входила в объединение графиков «Всадник», основанное вернувшимся из Германии Илларионом Плещинским. Как мастер графического портрета Вильковиская получала похвалы критиков и участвовала в выставках вместе с классиками авангарда. И почти все время много преподавала, зарабатывала на жизнь. Но мечтала о больших картинах, сложных композициях.

Все изменилось в 1926 году, когда левых из Казани вытеснил АХХР. Вильковискую уволили из Архитектурно-художественных мастерских. Она бедствовала, потом уехала в Москву. Преподавала рисование в школе и из большого искусства ушла. Во время войны вернулась к матери в Казань и там умерла от дистрофии.

Оставшиеся после нее картины хранились у живущих в разных городах родственников, не задумывавшихся о художественной ценности этого наследства. Показывали их знакомым художникам, но те ничего определенного не говорили. Хранили холсты и рисунки как семейные фотографии, как вещи из прошлого, с которыми нельзя расстаться, ведь это память о родных. Но пришло время, и настала потребность эти картины собрать, отреставрировать и вывести в свет. Однако сведений о Вере Вильковиской семья сразу найти не смогла, имя ее почти не упоминалось в словарях и справочниках. Так что понимание, каким именно художником была «тетя Вера», сформировалось после долгого поиска. Но он благополучно завершился, семейная история соединилась с историей русского искусства, где у каждого художника, в нем участвовавшего, есть свое место — не важно, какое по счету. Главное, что сделана работа памяти, необходимая для связи времен и поколений, что Вера Вильковиская с ее светлыми художническими поисками и печальной судьбой возникла из небытия и тронула тех, кто увидел работы и узнал ее историю.

«Галеев-галерея»
Вера Вильковиская (1890–1944). Живопись, графика
До 8 декабря

Материалы по теме
Просмотры: 3521
Популярные материалы
1
Больше чем мех
Владелица бренда «Меха Екатерина» Екатерина Акхузина, унаследовавшая семейный бизнес от отца, Ильдара Акхузина, рассказала о том, как начала коллекционировать искусство и каким образом ее страсть повлияла на компанию.
05 декабря 2019
2
Маурицио Каттелан продает бананы на Art Basel Miami
Новый арт-объект художника-хулигана — «Комедиант» в виде обычного банана, прилепленного к стене скотчем, — продан в самом начале работы ярмарки Art Basel Miami за $120 тыс. Если будут проданы все три экземпляра работы, выручка составит $360 тыс.
06 декабря 2019
3
Украденные 40 лет назад картины Брейгеля, Гольбейна, Халса нашли в Германии
Полотна, похищенные из музея в замке Фриденштайн в 1979 году, пытались вернуть за выкуп.
09 декабря 2019
4
Мировой арт-рынок достиг второго по величине уровня оборота за последние десять лет
Оборот рынка в прошлом, 2018 году составил $67,4 млрд, напоминает совместный отчет ярмарки Art Basel и банка UBS в преддверии итогов 2019 года.
05 декабря 2019
5
Екатерина Селезнева: «Все творчество Шагала — это личный дневник художника»
Куратор выставки Марка Шагала в музее «Новый Иерусалим» Екатерина Селезнева рассказала нам о том, как распознать подделку, о редких экспонатах из Ниццы и музах художника.
05 декабря 2019
6
Коллекционеры выбирают «уличных художников»?
Рекордная продажа работы Бэнкси на лондонских торгах Sotheby’s осенью 2019 года в очередной раз доказала: сила Instagram и новое поколение покупателей искусства переворачивают арт-рынок с ног на голову.
05 декабря 2019
7
У братьев-прерафаэлитов нашлись сестры
Выставка в лондонской Национальной портретной галерее подчеркивает роль женщин в движении прерафаэлитов.
05 декабря 2019
8
Жизнь Марины Абрамович как непрекращающийся перформанс
Воспоминания и размышления Марины Абрамович, одной из выдающихся художниц современности, увлекательны и читаются как авантюрный роман.
06 декабря 2019
9
Банан Каттелана войдет в коллекцию музея, несмотря на то что его съели
Покупатель фруктовой скульптуры Маурицио Каттелана, проданной на Art Basel Miami Beach за $120 тыс., передаст ее институции, название которой пока что неизвестно.
09 декабря 2019
10
МоМА решил избавиться от «-измов»
Экскурсия по легендарному нью-йоркскому музею после $450-миллионной реконструкции.
09 декабря 2019
Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru