Одушевленные стены

№92, июнь 2021
№92
Материал из газеты

Произведения настенной живописи — важная глава в британской истории искусства, в немалой степени инспирированная политическими событиями

Над росписями Гринвичского морского госпиталя живописец Джеймс Торнхилл работал на протяжении 19 лет. Фото: Old Royal Naval College
Над росписями Гринвичского морского госпиталя живописец Джеймс Торнхилл работал на протяжении 19 лет.
Фото: Old Royal Naval College

Интерес к этой теме недавно вновь вспыхнул в Великобритании на фоне крупных проектов консервации и реставрации в соборе Святого Павла и Королевском госпитале, а также после прошлогодней выставки британского барокко в Тейт. Книга Лидии Хэмлетт «Настенная живопись в Британии 1630–1730-х годов: переживание истории» посвящена произведениям этого вида искусства, реализованным во дворцах королей и особняках аристократии.

В исследовании автором использовался междис­циплинарный подход. Хэмлетт раскрывает литературное, культурное и политическое значение грандиозных проектов настенной живописи, известных под общим названием «истории» — безотносительно к тому, был ли сюжет мифологическим или каким-то иным. По ее мнению, все они побуждали зрителя к переживанию и в связи с «их гигантским масштабом и интерактивной формой невольно напрашивалось обсуждение». С помощью стенописи заказчики, особенно виги, жившие в огромных загородных домах 1680–1690-х годов, могли сообщать о личных идеалах и династических связях, передавать политические и философские послания. К созданию значительных интерьеров того времени нередко привлекали континентальных художников, таких как итальянец Антонио Веррио (1639–1707) или француз Луи Лагерр (1663–1721).

Lydia Hamlett. Mural Painting in Britain 1630–1730: Experiencing Histories. Routledge. Research in Art Hi ory Series. 168 с. £120. На английском языке
Lydia Hamlett. Mural Painting in Britain 1630–1730: Experiencing Histories. Routledge. Research in Art Hi ory Series. 168 с. £120. На английском языке

Хэмлетт подробно показывает, как стенопись, черпавшая идеи из других форм искусства, превращалась в визуальную манифестацию власти. Одним из величайших воплощений этой задачи стала потолочная роспись в Банкетном доме дворца Уайтхолл, выполненная Питером Паулем Рубенсом (1577–1640) на холстах в 1630-е годы. Большое значение имели и интерьеры Уилтон-Хауса, поместья графов Пембруков в Уилтшире; в книге впервые рассматриваются изображенные там сцены из классической литературы в свете коренных политических сдвигов 1640-х годов.

После восстановления королевского правления в Англии Карл II преобразовал интерьеры Виндзорского замка, используя фрески для воспевания обновленной монархии и нации в целом. Хэмлетт рассматривает последовательный ряд этих сюжетных росписей как «управляемую галерею для прогулок», которая заканчивается двойным визуальным крещендо в зале и королевской часовне Святого Георгия. Искусствоведы старшего поколения Стивен Оргел и Рой Стронг писали, что в этих интерьерах «утверждается новая идеология: над королевским дворцом парят божественные идеи, воодушевляя привилегированное правление». Вторя им, Хэмлетт проводит параллели между интерьерами и пьесой-маской Томаса Кэри «Небо Британии» (1634). Автор считает, что такого рода интерьеры непосредственно связаны с «современными им иммерсивными эффектами маски, драмы и оперы».

Живописный плафон работы Джеймса Торнхилла. Фото: Old Royal Naval College
Живописный плафон работы Джеймса Торнхилла.
Фото: Old Royal Naval College

Анализируя интерьерные росписи Боутона, Чатс­уорта, Чарборо, Бленхейма и ряда других особняков и замков, Хэмлетт исследует оживление архитектурного пространства с помощью остроумного новшества — вкрапления в изобразительную форму текстов из литературных источников континентальной Европы. Недаром один из поэтов назвал оформление Джеймсом Торнхиллом (1675–1734) лестницы в Ханбери-Холле в графстве Вустершир «одушевленной стеной». Нередко настенные росписи «анимировали» и классическую литературу, в частности поэму Овидия «Метаморфозы». Нигде мифологические темы не были переданы Джоном Ванбру (1664–1726) столь блестяще, как в Кастл-Ховарде в Северном Йоркшире, где фрески вызывают в воображении дворец Солнца, описанный в книге II. Заимствуя сюжеты из Овидия, художники превращали «заказчиков в богов, реальные стены их домов — в воображаемые пейзажи, а потолки — в небесный свод». Веррио в интерьере Небесной комнаты в Бёргли создал архитектурную иллюзию, наполненную ошеломляющими зрителя небесными телами.

Поэт Томас Тикелл полагал, что зрители, созерцавшие фрески 1690-х годов в Лоутер-Кастле (ныне утраченные), дышат воздухом Элизиума, потому что, «благодаря выразительным мазкам прекрасной руки Веррио, боги в земных жилищах выглядят лучше, чем у себя дома». Подобные росписи, по-видимому, предназначались как раз для того, чтобы оживить огромные особняки божественной аурой.  

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
4
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
5
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+