Грубое, индустриальное, трепетное, уязвимое

№91, май 2021
№91
Материал из газеты

Американский критик Хэл Фостер рассуждает об эстетике брутального на примерах одного философа, двух живописцев и двух скульпторов

Асгер Йорн. «Красные видения». 1944. Фото: National Gallery of Denmark
Асгер Йорн. «Красные видения». 1944.
Фото: National Gallery of Denmark

После Второй мировой войны многие художники и скульп­торы обратились к абстракции, и тогдашнее перемещение центра мира искусства из Парижа в Нью-Йорк (искусно описанное Сержем Гибо и другими) происходило на фоне крепнущего господства абстрактного экспрессионизма. Были, однако, и другие отклики на послевоенные обстоятельства — им и посвящена новейшая книга Хэла Фостера «Грубая эстетика». Этот труд родился из серии выступлений Фостера в 2018 году на престижных чтениях «Лекций по изобразительному искусству памяти Э.У.Меллона» в вашингтонской Национальной художественной галерее.

Автор вместе с читателями отправляется в научное путешествие, посвященное работам одного философа (Жорж Батай), двух художников (Жан Дюбюффе и Асгер Йорн) и двух скульп­торов (Эдуардо Паолоцци и Клас Ольденбург). Главная тема книги Фостера — поворот, произошедший в жизни и творчестве этих его героев в период 1945–1965 годов. Они осваивают «самое примитивное и брутальное», и каждый «предлагает свою версию грубой эстетики, в которой искусство очищается, становясь обнаженным». Истоки и пути обретения «почвы для грубой эстетики» весьма разнообразны: наскальные рисунки (Батай), фигуры «полулюдей» (Йорн), индустриальный металлолом (Паолоцци), городской мусор (Ольденбург).

Хэл Фостер. «Грубая эстетика: Дюбюффе, Батай, Йорн, Паолоцци, Ольденбург» (Brutal Aesthetics: Dubuffet, Bataille, Jorn, Paolozzi, Oldenburg). Princeton University Press. 296 с. На английском языке
Хэл Фостер. «Грубая эстетика: Дюбюффе, Батай, Йорн, Паолоцци, Ольденбург» (Brutal Aesthetics: Dubuffet, Bataille, Jorn, Paolozzi, Oldenburg). Princeton University Press. 296 с. На английском языке

Книга начинается с рассказа о Дюбюффе — и еще до текста возникает фотография Арнольда Ньюмана, на которой художник выступает в защиту своих «грубиянов». Хотя для многих читателей наиболее узнаваемы прежде всего архитектурные варианты «нового брутализма» — шероховатые, фигурные, из тяжелого бетона здания 1950–1970-х годов. Фостер заявляет, что это движение — главная тема его большого труда, однако фокусируется на тех случаях «отвержения классических стандартов красоты», которые почти не касаются архитектуры. 

Обсуждая Батая, он говорит о его качествах ученого и писателя. Однако аргументация автора наиболее сильна в главах о художниках. Работы Паолоцци, связанные с заводской сборкой и художественной «пересборкой», затрагивают вопросы, поднятые архитекторами Элисон и Питером Смитсон — о том, как найти «грубую поэзию» в ситуации, когда ремесленное производство вытеснено массовым. Определение Фостером этих проектов как «аватаров выживания» придает свежесть и новизну главе о Паолоцци.

Также автор книги глубоко вникает в эксперименты Ольденбурга со скульптурной мягкостью (и ее противоположностью — твердостью). Для скульптора эти свойства неразрывно связаны с телом, «твердым, как кость, и мягким, как жир». Телесные аналогии приводят Фостера к исследованию ряда других сексуальных референций, которые заложены в творчестве Ольденбурга. 

Клас Ольденбург несет свой «Уличный знак» в Reuben Gallery. Нью-Йорк, 1960. Фото: I.C. Rapoport/Oldenburg van Bruggen Studio
Клас Ольденбург несет свой «Уличный знак» в Reuben Gallery. Нью-Йорк, 1960.
Фото: I.C. Rapoport/Oldenburg van Bruggen Studio

В заключительной части книги автор обращается к фигуре Микки-Мауса, анализируя ее использование Ольденбургом в некоторых произведениях. Как утверждает исследователь, мышонок здесь выступает не просто в качестве логотипа корпорации Уолта Диснея, но и как талисман «темных сил капитализма». И в финале Фостер сожалеет, что ему не удалось закончить книгу на «победной ноте»: трансформации образа Микки у Ольденбурга свидетельствуют как раз о том, что к концу 1960‑х «грубая эстетика уже не подходила обществу спектакля».

Материалы по теме:
XX век закончился без нас
Самое читаемое:
1
«Голубая простреленная Мэрилин» Уорхола — теперь самая дорогая картина ХХ века
Серия аукционов искусства ХХ–ХХI веков Christie’s в Нью-Йорке принесла аукционному дому $420,9 млн и 18 новых рекордов цен на современных художников. В торгах участвовали покупатели из 29 стран, 2,3 млн зрителей со всего мира следили за ходом аукционов онлайн
11.05.2022
«Голубая простреленная Мэрилин» Уорхола — теперь самая дорогая картина ХХ века
2
Коллекция Морозовых наконец вернулась в Россию
Транспортировка из Франции 167 работ из собраний четырех ведущих музеев Москвы и Петербурга — Государственного Эрмитажа, Третьяковской галереи, ГМИИ им. А.С.Пушкина и Русского музея — заняла почти 20 дней
05.05.2022
Коллекция Морозовых наконец вернулась в Россию
3
Кошмары и грезы Венецианской биеннале
Что привлекает особое внимание на начавшей работу 59-й Венецианской биеннале современного искусства? Cвоими впечатлениями делится московская галеристка и куратор Елена Крылова, побывавшая на открытии
27.04.2022
Кошмары и грезы Венецианской биеннале
4
Как быть и что делать: отвечают лидеры российского арт-рынка
Мнениями о текущем состоянии российского арт-рынка и его перспективах поделились крупные московские и петербургские антиквары, галеристы и представители аукционного бизнеса
06.05.2022
Как быть и что делать: отвечают лидеры российского арт-рынка
5
В московских музеях разрешили продавать алкоголь. Но не во всех
Приятное нововведение коснется только учреждений, подведомственных московскому департаменту культуры. Посетителям федеральных музеев и музеев-заповедников придется остаться трезвыми
12.05.2022
В московских музеях разрешили продавать алкоголь. Но не во всех
6
Василий Рождественский: не изменяя друзьям и принципам «Бубнового валета»
Этот художник входил в важные инициативные группы и часто бывал в передовых авангардных рядах, но остался в тени более успешных сподвижников. Каталог его выставки демонстрирует те качества автора, которые ему и помогали, и мешали в творчестве
29.04.2022
Василий Рождественский: не изменяя друзьям и принципам «Бубнового валета»
7
Современные художники в исторических декорациях
Одним из самых ярких событий Венецианской биеннале стала выставка Ансельма Кифера во Дворце дожей. Вспоминаем, какие еще проекты современных художников показывали в исторических пространствах
29.04.2022
Современные художники в исторических декорациях
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+