Баухаус в лицах, конфликтах и противоречиях

№90, апрель 2021
№90
Материал из газеты

Фрэнк Уитфорд написал о Баухаусе небольшую, но обстоятельную и увлекательную книгу. Преподаватели прославленной школы описаны в ней как люди с непростыми характерами и понятными слабостями

Уитфорд Ф. Баухаус. М.: Ад Маргинем Пресс; Музей современного искусства «Гараж», 2020. 240 с. Фото: «Подписные издания»
Уитфорд Ф. Баухаус. М.: Ад Маргинем Пресс; Музей современного искусства «Гараж», 2020. 240 с.
Фото: «Подписные издания»

Книга Фрэнка Уитфорда о Баухаусе была издана в 1984 году. С тех пор в мире вышло немало монографий о знаменитой школе архитектуры и дизайна, но на русском, как ни странно, это первая. Хотя статей, документальных фильмов, глав в научных трудах по истории современной архитекторы и у нас можно найти предостаточно. В том числе переведены труды основателя Баухауса Вальтера Гропиуса и преподававших там Йоханнеса Иттена, Василия Кандинского, Пауля Клее, где изложены взгляды авторов на обучение.

Уитфорд же писал свою историю Баухауса во времена, когда тот еще не стал священной коровой и в разделенной Германии не было его музеев. Так что о школе он рассказал без принятого позже пиетета, местами с иронией. Наверное, потому что сам был и преподавателем, и художественным критиком. Можно сказать, что Уитфорд написал историю заблуждений, противоречий и столкновений, характерных для школы, постоянно менявшей свои программы и методы обучения.

Менялась в период существования Баухауса — с 1919 по 1933 год — и Германия. Уитфорд эти изменения в стране последовательно отмечает, напоминая, что школа, хотя и была достаточно герметичным местом, жила в социуме и политика не могла на нее не влиять. Баухаус был открыт в Веймаре во времена политической нестабильности, разрухи и популярности коммунистических идей. Его первый директор Вальтер Гропиус, тогда молодой архитектор, прошедший войну, придерживался левых взглядов и мечтал о гармоничном сотрудничестве мастеров-ремесленников и массового производителя. Он с трудом добился для школы минимального финансирования, а деньги на питание голодных учеников давали меценаты. Закрыл же Баухаус в Дессау, переведя школу в Берлин (оказалось, ненадолго), третий директор, архитектор Людвиг Мис ван дер Роэ, под давлением нацистов: сотрудничать с ними он не захотел.

Преподаватели прославленной школы описаны в книге как люди с непростыми характерами и понятными слабостями. Фото: «Подписные издания»
Преподаватели прославленной школы описаны в книге как люди с непростыми характерами и понятными слабостями.
Фото: «Подписные издания»

Книга выстроена логично: предпосылки создания, история с первых и до последних дней, всемирное значение, список документов. Преподаватели — их называли мастерами — появляются на страницах в той же последовательности, что и в жизни. Каждый приходил со своими взглядами на искусство и обучение. Так что говорить о «методе Баухауса» после прочтения книги язык не поворачивается: не существовало такого одного, единого.

Среди мастеров школы были великие архитекторы и художники, но и к классикам Уитфорд относится трезво. Он отмечает бесконечные колебания подверженного рефлексиям и влияниям Гропиуса. Пишет, что преподавание принесло пользу самому Клее, «заставило его впервые попытаться понять собственное творчество». Констатирует, что «О духовном в искусстве» Кандинского «признали ключевым теоретическим высказыванием даже те, кто ничего в нем не понял», причем тут же, в одном абзаце, излагает суть этого высказывания. А в конце главы о Кандинском признает, что его базовый курс дизайна оказался «наиболее полезным» и что его собственное творчество «необычайно сильно повлияло на дизайнерский стиль Баухауса».

Автор дает объективные, подкрепленные цитатами характеристики преподавателей, но за ними чувствуется личное отношение к каждому. Ему явно ближе прагматичный, одетый в рабочую спецовку конструктивист Ласло Мохой-Надь, чем погруженный в мистицизм и облаченный в длинную рубаху Йоханнес Иттен, «в котором непостижимым образом сочетались святой и шарлатан». Однако именно Иттен был в школе влиятелен и имел преданных поклонников.

Эскизы костюмов к Триадическому балету Оскара Шлеммера. 1926. Фото: архив Баухауса / Музей дизайна, Берлин
Эскизы костюмов к Триадическому балету Оскара Шлеммера. 1926.
Фото: архив Баухауса / Музей дизайна, Берлин

Учащиеся описаны в книге не так подробно, но приведены их воспоминания, дающие представление о повседневной жизни школы. Социальный состав студентов в разные годы менялся, цели их тоже были различны: кто-то хотел просто овладеть профессией, другие — совершенствоваться духовно и постичь суть искусства. Преподавателей они предпочитали разных, могли даже требовать их отставки. Но никто, кажется, не понимал, что их маленькая — от 100 до 150 учеников — школа войдет в историю.

Книгу Уитфорда читать легко и интересно, чего не скажешь о большинстве статей про Баухаус. Они о методах и идеях, а книга — о людях, в чьих головах эти идеи и методы рождались. Как в любом образовательном учреждении, здесь были интриги, склоки и профессиональная ревность. По Уитфорду, величие Баухауса не плод сов­местных усилий группы единомышленников, а результат борьбы творческих противоположностей. 

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
6
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
7
Умер художник Дмитрий Врубель
В Берлине на 63-м году жизни скончался художник Дмитрий Врубель. Он был автором символа конца холодной войны — граффити с поцелуем двух престарелых лидеров, Брежнева и Хонеккера, написанного им на руине Берлинской стены
15.08.2022
Умер художник Дмитрий Врубель
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+