18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Баухаус в лицах, конфликтах и противоречиях

№90
Материал из газеты

Фрэнк Уитфорд написал о Баухаусе небольшую, но обстоятельную и увлекательную книгу. Преподаватели прославленной школы описаны в ней как люди с непростыми характерами и понятными слабостями

Книга Фрэнка Уитфорда о Баухаусе была издана в 1984 году. С тех пор в мире вышло немало монографий о знаменитой школе архитектуры и дизайна, но на русском, как ни странно, это первая. Хотя статей, документальных фильмов, глав в научных трудах по истории современной архитекторы и у нас можно найти предостаточно. В том числе переведены труды основателя Баухауса Вальтера Гропиуса и преподававших там Йоханнеса Иттена, Василия Кандинского, Пауля Клее, где изложены взгляды авторов на обучение.

Уитфорд же писал свою историю Баухауса во времена, когда тот еще не стал священной коровой и в разделенной Германии не было его музеев. Так что о школе он рассказал без принятого позже пиетета, местами с иронией. Наверное, потому что сам был и преподавателем, и художественным критиком. Можно сказать, что Уитфорд написал историю заблуждений, противоречий и столкновений, характерных для школы, постоянно менявшей свои программы и методы обучения.

Менялась в период существования Баухауса — с 1919 по 1933 год — и Германия. Уитфорд эти изменения в стране последовательно отмечает, напоминая, что школа, хотя и была достаточно герметичным местом, жила в социуме и политика не могла на нее не влиять. Баухаус был открыт в Веймаре во времена политической нестабильности, разрухи и популярности коммунистических идей. Его первый директор Вальтер Гропиус, тогда молодой архитектор, прошедший войну, придерживался левых взглядов и мечтал о гармоничном сотрудничестве мастеров-ремесленников и массового производителя. Он с трудом добился для школы минимального финансирования, а деньги на питание голодных учеников давали меценаты. Закрыл же Баухаус в Дессау, переведя школу в Берлин (оказалось, ненадолго), третий директор, архитектор Людвиг Мис ван дер Роэ, под давлением нацистов: сотрудничать с ними он не захотел.

Книга выстроена логично: предпосылки создания, история с первых и до последних дней, всемирное значение, список документов. Преподаватели — их называли мастерами — появляются на страницах в той же последовательности, что и в жизни. Каждый приходил со своими взглядами на искусство и обучение. Так что говорить о «методе Баухауса» после прочтения книги язык не поворачивается: не существовало такого одного, единого.

Среди мастеров школы были великие архитекторы и художники, но и к классикам Уитфорд относится трезво. Он отмечает бесконечные колебания подверженного рефлексиям и влияниям Гропиуса. Пишет, что преподавание принесло пользу самому Клее, «заставило его впервые попытаться понять собственное творчество». Констатирует, что «О духовном в искусстве» Кандинского «признали ключевым теоретическим высказыванием даже те, кто ничего в нем не понял», причем тут же, в одном абзаце, излагает суть этого высказывания. А в конце главы о Кандинском признает, что его базовый курс дизайна оказался «наиболее полезным» и что его собственное творчество «необычайно сильно повлияло на дизайнерский стиль Баухауса».

Автор дает объективные, подкрепленные цитатами характеристики преподавателей, но за ними чувствуется личное отношение к каждому. Ему явно ближе прагматичный, одетый в рабочую спецовку конструктивист Ласло Мохой-Надь, чем погруженный в мистицизм и облаченный в длинную рубаху Йоханнес Иттен, «в котором непостижимым образом сочетались святой и шарлатан». Однако именно Иттен был в школе влиятелен и имел преданных поклонников.

Учащиеся описаны в книге не так подробно, но приведены их воспоминания, дающие представление о повседневной жизни школы. Социальный состав студентов в разные годы менялся, цели их тоже были различны: кто-то хотел просто овладеть профессией, другие — совершенствоваться духовно и постичь суть искусства. Преподавателей они предпочитали разных, могли даже требовать их отставки. Но никто, кажется, не понимал, что их маленькая — от 100 до 150 учеников — школа войдет в историю.

Книгу Уитфорда читать легко и интересно, чего не скажешь о большинстве статей про Баухаус. Они о методах и идеях, а книга — о людях, в чьих головах эти идеи и методы рождались. Как в любом образовательном учреждении, здесь были интриги, склоки и профессиональная ревность. По Уитфорду, величие Баухауса не плод сов­местных усилий группы единомышленников, а результат борьбы творческих противоположностей. 

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+