Одолевать грибок помогает наука

№90, апрель 2021
№90
Материал из газеты

Микроскопические грибы и бактерии, невидимые глазу, могут жить практически в любых условиях — и наносить произведениям искусства необратимые повреждения

Сейчас в мастерской реставрации графики Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени И.Э.Грабаря заканчивают работу над «Портретом девочки» рубежа XIX–XX веков авторства Марии Эристовой, ученицы Михаила Зичи, писавшей салонные портреты под псевдонимом Мари Казак. Большая масляная пастель на холсте из Симферопольского художественного музея была в аварийном состоянии: деформирована и загрязнена, красочный слой осыпался, всю поверхность покрывали пятна плесени. Возникшие под влиянием каких-то внешних условий колонии грибка к моменту исследования уже были мертвы, оставалось механически убрать их с поверхности — но из толщи красочного слоя удалить мицелий невозможно.

Портрет девочки работы Марии Эристовой (Мари Казак) в процессе реставрации. Фото: Всероссийский художественный научно-реставрационный центр имени академика И.Э.Грабаря
Портрет девочки работы Марии Эристовой (Мари Казак) в процессе реставрации.
Фото: Всероссийский художественный научно-реставрационный центр имени академика И.Э.Грабаря

Бактерии и микроскопические грибы невероятно разнообразны и приспособлены к жизни едва ли не в любых условиях. Они могут питаться почти чем угодно: материалами, используемыми в темперной и масляной живописи, текстилем, бумагой и кожей, — размножаться в трещинках камня и толще дерева. Клей, содержащийся в грунте, клетчатка холста, применяемые для приготовления красок растительные масла — все это с удовольствием используют для своего метаболизма бактерии. Грибы, как и бактерии, не только способны получать энергию из любой органики, но и могут усваивать неорганические соединения (например, минеральные пигменты красок). В процессе жизнедеятельности они выделяют щелочи, кислоты, ферменты или пигменты, которые необратимо повреждают произведения искусства.

Проблема биологических повреждений всегда была актуальна (вспомним о пораженных грибком древних иконах, которые находили Виктор Лазарев и Игорь Грабарь во время своих экспедиций). Как рассказывают в Центре имени Грабаря, сейчас благодаря современным методам исследования биологическое заражение — а это, как правило, сообщества разных видов грибов и бактерий, — выявляется чаще и приоритет отдается превентивным мерам борьбы. 

Первая из таких мер — соблюдение «музейного климата», температурно-влажностных условий, в которых бактерии и плесень не смогут развиваться. «Развитие того или иного вида грибка зависит от субстрата, на котором он растет, от общей зараженности помещения и воздуха. В основном развиваются те грибы, споры которых есть в воздухе. Не зря рекомендуют, чтобы в музейных помещениях не присутствовали растения в земле или еда, которые могут стать источником спор, — объясняет Ирина Шамрайчук, заведующая лабораторией химико-биологических исследований Центра имени Грабаря. — Иконы нередко поражаются микромицетами, и мы их стараемся чаще проверять. Сложность в том, что визуально субстратного мицелия может быть не видно. Тогда надо брать пробы и высевать их на питательную среду. По выросшим колониям мы определяем их до рода и до вида. Важно знать историю обработок, которые проводили ранее, потому что может случиться, что гриб оказался устойчивым к препаратам, которыми его обрабатывали».

Колонии микромицетов на среде Чапека. Фото: Всероссийский художественный научно-реставрационный центр имени академика И.Э.Грабаря
Колонии микромицетов на среде Чапека.
Фото: Всероссийский художественный научно-реставрационный центр имени академика И.Э.Грабаря

Реставраторы Центра имени Грабаря наблюдают за состоянием иконы Торопецкой Божьей Матери XIV века, переданной из собрания Русского музея в храм поселка Княжье Озеро под Москвой. Недавно в нижней части иконы (а грибок чаще поражает именно низ досок, где больше влаги) заметили пятно неизвестного происхождения, взяли с него пробы и обнаружили споры микроскопических грибов. Это вызвало переполох: икона хранится в саркофаге со специальными условиями и фильтрацией воздуха, в помещении поддерживается музейный климат, но существуют ксерофильные грибы, которые могут развиваться даже в сухом воздухе. В итоге все обошлось (вероятно, следы реставрационного клея собрали на себя сухие споры, которые роста не дали), однако такое беспокойство оправданно. 

Например, уникальный памятник древнерусской живописи — Богоматерь Боголюбская XII века — едва не погиб из-за несоблюдения температурно-влажностного режима, когда реликвию передали из Владимиро-Суздальского музея-заповедника в монастырь во Владимире. За спасение иконы специалисты Центра имени Грабаря в 2016 году получили Премию The Art Newspaper Russia.

Процветают микроорганизмы на предметах и деталях построек, имеющих контакт с землей и влагой. «При работе с археологическими находками на остатках Чудова монастыря в Московском Кремле мы в изобилии выявили бактерии актиномицеты, которые формируют подобие мицелия грибов, они обычно встречаются в почве, — рассказывает Ирина Шамрайчук. — Кроме того, на этапе раскопок, когда музейные климатические установки еще не были подключены, произошел бурный рост грибов, в основном из родов Penicillium и Fusarium, пришлось обрабатывать белый камень специальной жидкостью. В пробах с камней и стен XII века мы обнаружили очень жесткие, волокнистые мицелиальные тяжи — такие могут даже вызвать механические разрушения. А в археологических „окнах“ на Ивановской площади в Кремле нашлись грибы-галотолеранты, то есть устойчивые к высокому содержанию солей».

В ближайших планах специалистов лаборатории химико-биологических исследований — командировка в музей «Новый Иерусалим», где на златошвейном покрове гробницы патриарха Никона заметили подозрительные пятна. 

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
4
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+