18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

«Главное — удержаться на своей волне»

№90
Материал из газеты

Франциско Инфанте и Нонна Горюнова — классики отечественного искусства. Более полувека они живути работают вместе. Художники рассказали, как им удается сохранять гармонию и в своих артефактах, и в отношениях друг с другом

ДОСЬЕ
Франциско Инфанте-Арана
Художник

1943 родился в селе Васильевка Саратовской области
Окончил Московское высшее художественно-промышленное училище (бывшее Строгановское)
1962–1964 участник группы «Движение», объединившей художников геометрического и кинетического направлений
С 1968 создает артефакты — работы, где в пространство природы помещается рукотворный объект, потом этот объект фотографируется и уже в виде фотографии обычно фигурирует на выставках
1996 награжден Государственной премией Российской федерации в области литературы и искусства

Еще…

Вы всегда работали вместе, но подписывать произведения двумя именами начали только в конце 1970-х. Почему?

Нонна Горюнова: Мы не всегда работали вместе, первые работы Франциско — его персональные и ко мне не имеют отношения. Я включилась на «Артефактах» (геометрические композиции в природном пространстве, серия начата в 1968 году. — TANR) — их мы делали вместе. До этого Франциско был самостоятельной фигурой со своими идеями, которые он должен был воплотить. А я занималась рождением детей, обслуживанием семьи. Потом у меня появилось свободное время, а Франциско придумал артефакты, и ему понадобился помощник. Сначала технический, а затем уже я внедрилась — иногда, не всегда — в разработки каких-то тем.

Франциско Инфанте: Это называется соавторством.

А как-то различается ваш вклад по гендерным признакам, то есть за что в вашем союзе отвечает женщина, а за что мужчина?

Н.Г.: По крайней мере, в «Артефактах» Франциско всегда отвечает за конструкцию — она жесткая, а я, как женщина, некоторую вариативность в нее внедряю. Театральности, красоты, как мне кажется, добавляю.

Ф.И.: Гендерные различия в нас присутствуют как данность. Мы никак их не декларируем, стараемся этого не делать. Деление приоритетов всегда приводит к разрыву любого содружества. Даже гениальные The Beatles проработали восемь лет вместе и больше не смогли — разошлись. У нас другое. Между нами семейные узы. Это первое. Мы оба художники. Это второе. И у нас — как бы это назвать, чтобы не опошлить, — есть обоюдное движение друг к другу. И этому движению уже почти 60 лет. И я не хочу делить приоритеты, не хочу расставаться с Нонной, мне приятно с ней работать, и ей со мной, надеюсь, тоже.

Но бывает, кто-то в дуэте лидирует.

Ф.И.: Дело ведь не в персональной гениальности каждого из нас. Человек, как и все в этом мире, обладает волновой природой. Он не всегда находится в полноте своего присутствия — иногда оказывается в нижней точке волнового экстремума, но работать-то приходится часто. И не стоит фиксировать, кто ниже, кто выше. Важно то, насколько человек в данный момент может реализовать свой потенциал. В этом все дело, а не в какой-то абстрактной гениальности. Если бы мы работали по отдельности, у нас были бы работы другого качества, а вместе наше качество более емкое, что ли. Для меня важно, чтобы конструкция прочитывалась, чтобы ясен и четок был язык метафоры. Для Нонны, возможно, важно что-то другое, более артистическое, как она уже сказала.

ДОСЬЕ
Нонна Горюнова
Художник

1944 родилась в Москве
Окончила Московское высшее художественно-промышленное училище (бывшее Строгановское)
С 1963 участвует в выставках
С 1968 работает в соавторстве с Франциско Инфанте, создает артефакты
С 1974 выставки Инфанте и Горюновой регулярно проходят в разных странах
Их работы находятся в музейных собраниях и частных коллекциях в России, США, Японии, европейских странах
Оба сына творческой пары — Пакито и Платон — тоже художники. 
У Нонны Горюновой и Франциско Инфанте семеро внуков

Еще…

У вас удивительные работы. Как они рождаются? Как появляется идея, например, реконструировать звездное небо?

Ф.И.: Вот вы не понимаете, но хотите понять. И мы тут в равном положении: мы не можем объяснить, как что-то рождается в такой трудноописуемой и трудно понимаемой сфере, как творчество. Вы читали что-то внятное о самом творчестве? О его устройстве, происхождении? Я не знаю такого текста.

Но вот Суриков увидел на снегу черную ворону, и у него родилась идея «Боярыни Морозовой».

Ф.И.: Ну, я могу сказать, что увидел забор поломанный и у меня родилась концепция цикла «Метафоры мгновений». Но что это дает? Я и до этого случая видел сломанные заборы, но ничего из этого не возникало.

Н.Г.: В какой-то момент приходит озарение. Человек идет к нему своим путем, но когда момент озарения настанет, в какой точке — неизвестно.

Есть культура, художники, которые дают импульс к творчеству.

Ф.И.: Эти влияния важны в молодости, в процессе обучения, а когда работает взрослое сознание, то уже не ясно, из чего можно извлечь смысл.

Разве никто из художников не повлиял на вас?

Ф.И.: Почему же нет? Но культура не обязательна для рождения ценной метафоры. Даже то, что художник пишет о себе, не всегда соответствует тому, что мы хотим услышать. Мало ли что написал Малевич о «Черном квадрате»! Я в нем вправе другое видеть. Он создал метафору, но она существует автономно.

Н.Г.: Иногда художник так влипает в другого художника, что его не оторвать.

Может быть, на вас повлияла атмосфера 1960-х годов, устремленность в небо, полет Гагарина?

Ф.И.: В вещах, которые ка­ким-то образом соотносятся с космосом, ничего из внешних событий на меня не повлияло. Какие-то смыслы я черпал из других непредсказуемых и непредрешимых источников встречи с ними.

Так из каких же?

Ф.И.: Оглядываясь назад, могу сказать, что из своего представления о бесконечности мира. Откуда взялось это переживание, я не знал. В 1975 году мы с Нонной впервые поехали в Испанию к родственникам. Там я увидел кордовскую мечеть и осознал ее бесконечность, ее архитектура стала для меня метафорой абсолютного совершенства, того мироздания, которое мне всегда представлялось. Видимо, какой-то ген арабский во мне отозвался (отец у меня испанец из Валенсии, а когда-то Испанию завоевывали арабы). Года три назад я был в Катаре и там в музее увидел тарелку III тысячелетия до н.э. Она была собрана из белых кусочков и в середине стояла черная точка — всё. Она напоминала цикл моих работ 1964 года, в которых такая же точка формировалась спиралью, и вообще мои представления о бесконечности. Может быть, они возникли из этого моего арабского гена. Когда ты молод и хочешь выразить то, что из тебя просто прет, об этом не задумываешься. А внешний мир не принимает тебя, ему и культуре этого не нужно. Главное для художника — удержаться на своей волне и делать то, что ему суждено. Тогда, возможно, и мир, и культура сами к нему приблизятся.

Ваше искусство было не нужно в советское время, но в перестроечное…

Ф.И.: И в советское, и в перестроечное, и сейчас. Искусство всегда делать трудно. Никакой обратной связи нет, ты сам с собою — один и делаешь что-то по внутренней необходимости. Бескомпромиссно делай свое дело, и тогда что-то, может, у тебя получится в плане резонанса с внешним миром. Но не наоборот, то есть не заискивай перед ним.

Н.Г.: Внутренний компас должен быть. Некоторые изменяют своему курсу, а Франциско — нет.

Но у вас в молодости были единомышленники, вы входили в группу «Движение».

Ф.И.: Некоторые единомышленники со временем перестали ими быть, а у кого-то просто не было метафизического сознания, по-моему необходимого, чтобы делать кинетическое искусство. Некоторые коллеги делали мертвое искусство, а у меня, надеюсь, оно мертвым не было, потому что основания его находились в метафизике.

В кинетизме, где есть движение, разве можно сделать мертвые вещи?

Ф.И.: А вы пойдите на кинетическую выставку в Третьяковке — и увидите, как это можно сделать.

Н.Г.: Есть даже рисунки, похожие на те, что делал Франциско, но они не живые, как у него.

Ф.И.: На этом шоу и в его каталоге не показаны даже первые из здешних кинетических работ. В 1964 году кинетизм проник в Россию. Душан Конечны, искусствовед из Чехословакии, привез информацию о нем. Тогда мы узнали, что есть такая форма современного искусства — кинетизм, и мы уже были подготовлены к этому знанию, занимаясь геометрическим искусством. Но некоторые занялись кинетизмом только из подражания, так что получалось много фуфла всякого и связанной с ним демагогии. Один умник даже написал Манифест русских кинетов — сентиментальный бред имитации под прошедшее время русского авангарда. Кстати, там моя подпись стоит, по дружбе я подписал. Но с некоторых пор мне стыдно за это.

Н.Г.: Для Франциско дружба очень много значит и значила.

На вашей выставке «К ночи» в московской Галерее Алины Пинской десятки вечерних фотопейзажей покрыты цветными линиями, образующими сложные геометрические фигуры. Эти яркие полоски, преображающие сумерки, представляют искусную и кропотливую работу. Почему нельзя было нанести эти линии на компьютере? 

Ф.И.: Наверное, можно, но ведь никто не делает! Видимо, у компьютерных возможностей другая специфика, для такого искусства слишком стерильная.

Н.Г.: Если на компьютере, то получается мертвечина.

Ф.И.: Однажды в Германии, в школе Штайнера, мы видели сомнамбулическое искусство. Кажется, те работы делали заснувшие люди с подключенными проводами. Там было просто страшно! Метафора должна быть живой, нести жизнь — это самое главное в искусстве, а какие формы оно примет, значения не имеет. 

Новая Третьяковка, Западное крыло, Москва
Лаборатория Будущего. Кинетическое искусство в России
До 10 мая

Галерея Алины Пинской, Москва
Франциско Инфанте и Нонна Горюнова. Артефакты «К ночи»
До 15 апреля

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+