Учебник английскости

№90, апрель 2021
№90
Материал из газеты

Книга Джонатана Джонса позволяет не просто уложить в голове события из истории искусства Великобритании, но и понять их внутреннюю логику

Бэнкси. «Хорошо висящий любовник». Бристоль. 2006. Фото: Бэнкси
Бэнкси. «Хорошо висящий любовник». Бристоль. 2006.
Фото: Бэнкси

В русском издании заглавие этого труда звучит как «Британское искусство от Хогарта до Бэнкси», что может отпугнуть эстетов и эрудитов: мол, а как же елизаветинцы? и Антонис ван Дейк тоже не считается? Но, к счастью, автор, вопреки заглавию, не начинает сразу с Уильяма Хогарта, будто до того на островах ничего не происходило. В сущности, как раз тому, что происходило в живописи «до», посвящена вся первая глава целиком. Там нашлось место и миниатюристу Николасу Хиллиарду, и Джозефу Райту из Дерби, и фламандцам, которые обрели в Англии второй дом и воспитали местных учеников.
Непосредственно к Хогарту мы приступаем только на 60-й странице этого толстого (и прекрасно изданного на плотной бумаге) труда. Далее Джонатан Джонс, многолетний арт-критик в Guardian, разворачивает для нас плавную и хронологически стройную историю искусства родной Великобритании, доведя ее вплоть до наших дней, ибо книга совсем свежая — на английском она вышла в 2019 году.

Джордж Стаббс. Подготовительные рисунки для Анатомических таблиц мышц лошади. 1756–1758. Фото: National Gallery, UK
Джордж Стаббс. Подготовительные рисунки для Анатомических таблиц мышц лошади. 1756–1758.
Фото: National Gallery, UK

Оригинальное название издания, кстати, тоже таит в себе обманку. Оно звучит как Sensations: The Story of British Art from Hogarth to Banksy. Убранный в русской локализации заголовок «Сенсации» — это аллюзия к легендарной выставке Sensation, которая прошла в 1997 году в Королевской академии художеств в Лондоне. Там были представлены произведения contemporary art из коллекции Чарльза Саатчи, с особенным упором на работы тех, кто назвался «молодыми британскими художниками». Для их признания та выставка стала важной вехой. Тем не менее рассказу о том, что происходило на британской арт-сцене во второй половине ХХ века, а также за 20 лет века следующего, то есть о том, чему Джонс, как газетный критик, являлся прямым свидетелем, он отводит довольно мало места. Из звезд этого периода первым в книге появляется Фрэнсис Бэкон — и то за полсотни страниц до ее окончания. Дальше будут и Дэмиен Херст, и Трейси Эмин, и Бэнкси — но все в последней, десятой главе.

Так что заглавие обманчиво. Вместо узкого исследования художников, модных у богатых коллекционеров, нам дали «гораздо лучший мех». Попросту целую историю всего британского изобразительного искусства за несколько веков — хоть сейчас включай студентам-искусствоведам в список обязательной литературы.

Важнейшим достоинством этой книги оказывается то, что Джонс не просто перечисляет биографии, выстраивая их по хронологическому принципу, а создает именно историю развития искусства одной страны — искусства, имеющего четко выраженные психологические и стилистические принципы. Биографии и произведения он использует как кирпичики своей истории, а не наоборот. Что очень ценно, ибо хронологии в наше время легко прочитать в Википедии. Со стержневой концепцией Джонса можно при желании и поспорить, однако она любопытна, притягательна и легко ложится на имеющиеся факты (и на произведения искусства).

Джонатан Джонс. «Британское искусство от Хогарта до Бэнкси». М.: Слово/Slovo, 2020. 384 с. Фото: Слово/Slovo
Джонатан Джонс. «Британское искусство от Хогарта до Бэнкси». М.: Слово/Slovo, 2020. 384 с.
Фото: Слово/Slovo

В прологе он рассказывает о «Дисмаленде», парке — пародии на Диснейленд, устроенном Бэнкси в 2015 году, и напоминает о существовавших в XVI–XIX веках кабинетах курьезов, кунсткамерах и, главное, путешествующих цирках уродцев. Любовь к таким диковинкам, как можно понять из книги «Кабинеты редкостей» Патрика Морьеса, недавно выпущенной тем же издательством «Слово», была общеевропейской. Но Джонс настаивает — и достаточно хорошо убеждает читателей — на том, что британцев отличал особенный взгляд на этих чудовищ. Он полагает, что искусство Британии родилось из стремления к наблюдению, из любопытства именно научного, а также из того, что британцы считали своим долгом смотреть на факты открытыми глазами, без иллюзий. Таким образом, природные объекты в формалине, ставшие визитной карточкой Дэмиена Херста, преподносятся Джонсом как потомки тех животных, которых в XVI–XVII веках в огромных количествах заспиртовывали и закатывали в колбы из научного любопытства. А безобразные толстухи на полотнах Люсьена Фрейда продолжают для автора линию барочных портретов «уродцев», начатую еще Бронзино и придворными художниками испанских королей, коллекционировавших подобные живые чудеса.

Российскому читателю, как никому другому, будет очевиден вопрос, который мучит Джонса (потому что у нас к нашей живописи есть точно такой же): почему же наше национальное искусство началось только в XVIII веке? Нам проще, мы сразу говорим: «См. Петр Первый». Джонс ищет ответ дольше и подробнее. И приходит к выводу, что так вышло из-за научной революции — Ньютона, Локка, микроскопа и прочего. Его поиски и объяснения оказываются крайне увлекательными. Часто попадаются книги, где пишут, как на искусство влияют политика и экономика, а вот как именно наука — гораздо реже.
Отдельно стоит похвалить воодушевление автора и образность его сравнений (ура, не потерянных при переводе!). Наверное, потому что Джонс родом из темпераментного Уэльса. Он не скрывает страсть, с которой любит искусство и пытается в нем разобраться. И это заразительно. 

Самое читаемое:
1
Третьяковка перевесила ХХ век по-новому
В залах на Крымском Валу представили новую экспозицию отечественного искусства XX–XXI веков
07.06.2021
Третьяковка перевесила ХХ век по-новому
2
Андрей Малахов: «Других таких публичных коллекционеров современного искусства нет»
Телезвезда, ведущий популярных ток-шоу Андрей Малахов рассказал нам о своей коллекции современного искусства, опыте аукциониста, художниках, с которыми интересно, и о мечте превратить родной город Апатиты в тотальный арт-объект
09.06.2021
Андрей Малахов: «Других таких публичных коллекционеров современного искусства нет»
3
Дело Юлии Цветковой продолжается
Проходят судебные слушания по делу Юлии Цветковой. В ее защиту выступили многие художники и люди искусства
08.06.2021
Дело Юлии Цветковой продолжается
4
Сущность русского исторического жанра демонстрируют в Третьяковке
Выставка к 800-летию Александра Невского в Западном крыле Третьяковки собрала все хрестоматийные исторические картины, созданные за два века классической русской живописи
23.06.2021
Сущность русского исторического жанра демонстрируют в Третьяковке
5
Выставочный дизайн: прорывы и риски
«Мечты о свободе» в Третьяковке, графика Дюрера в Историческом музее и другие выставки: что сегодня происходит в музейном выставочном дизайне, чего следует ждать и чего опасаться
10.06.2021
Выставочный дизайн: прорывы и риски
6
Культура на природе: музейные фестивали в июне
Рассказываем, как провести начало лета с удовольствием. Музеи-усадьбы, парки и просто зеленые лужайки, где в первый летний месяц пройдут культурные мероприятия
04.06.2021
Культура на природе: музейные фестивали в июне
7
Русские торги в Лондоне принесли более £25 млн
Самым дорогим произведением классического искусства русской недели торгов в Лондоне стал «Лунный свет над Днепром» Ивана Айвазовского, а современного — «Небосвод» Эрика Булатова
11.06.2021
Русские торги в Лондоне принесли более £25 млн
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+