18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Учебник английскости

№90
Материал из газеты

Книга Джонатана Джонса позволяет не просто уложить в голове события из истории искусства Великобритании, но и понять их внутреннюю логику

В русском издании заглавие этого труда звучит как «Британское искусство от Хогарта до Бэнкси», что может отпугнуть эстетов и эрудитов: мол, а как же елизаветинцы? и Антонис ван Дейк тоже не считается? Но, к счастью, автор, вопреки заглавию, не начинает сразу с Уильяма Хогарта, будто до того на островах ничего не происходило. В сущности, как раз тому, что происходило в живописи «до», посвящена вся первая глава целиком. Там нашлось место и миниатюристу Николасу Хиллиарду, и Джозефу Райту из Дерби, и фламандцам, которые обрели в Англии второй дом и воспитали местных учеников.
Непосредственно к Хогарту мы приступаем только на 60-й странице этого толстого (и прекрасно изданного на плотной бумаге) труда. Далее Джонатан Джонс, многолетний арт-критик в Guardian, разворачивает для нас плавную и хронологически стройную историю искусства родной Великобритании, доведя ее вплоть до наших дней, ибо книга совсем свежая — на английском она вышла в 2019 году.

Оригинальное название издания, кстати, тоже таит в себе обманку. Оно звучит как Sensations: The Story of British Art from Hogarth to Banksy. Убранный в русской локализации заголовок «Сенсации» — это аллюзия к легендарной выставке Sensation, которая прошла в 1997 году в Королевской академии художеств в Лондоне. Там были представлены произведения contemporary art из коллекции Чарльза Саатчи, с особенным упором на работы тех, кто назвался «молодыми британскими художниками». Для их признания та выставка стала важной вехой. Тем не менее рассказу о том, что происходило на британской арт-сцене во второй половине ХХ века, а также за 20 лет века следующего, то есть о том, чему Джонс, как газетный критик, являлся прямым свидетелем, он отводит довольно мало места. Из звезд этого периода первым в книге появляется Фрэнсис Бэкон — и то за полсотни страниц до ее окончания. Дальше будут и Дэмиен Херст, и Трейси Эмин, и Бэнкси — но все в последней, десятой главе.

Так что заглавие обманчиво. Вместо узкого исследования художников, модных у богатых коллекционеров, нам дали «гораздо лучший мех». Попросту целую историю всего британского изобразительного искусства за несколько веков — хоть сейчас включай студентам-искусствоведам в список обязательной литературы.

Важнейшим достоинством этой книги оказывается то, что Джонс не просто перечисляет биографии, выстраивая их по хронологическому принципу, а создает именно историю развития искусства одной страны — искусства, имеющего четко выраженные психологические и стилистические принципы. Биографии и произведения он использует как кирпичики своей истории, а не наоборот. Что очень ценно, ибо хронологии в наше время легко прочитать в Википедии. Со стержневой концепцией Джонса можно при желании и поспорить, однако она любопытна, притягательна и легко ложится на имеющиеся факты (и на произведения искусства).

В прологе он рассказывает о «Дисмаленде», парке — пародии на Диснейленд, устроенном Бэнкси в 2015 году, и напоминает о существовавших в XVI–XIX веках кабинетах курьезов, кунсткамерах и, главное, путешествующих цирках уродцев. Любовь к таким диковинкам, как можно понять из книги «Кабинеты редкостей» Патрика Морьеса, недавно выпущенной тем же издательством «Слово», была общеевропейской. Но Джонс настаивает — и достаточно хорошо убеждает читателей — на том, что британцев отличал особенный взгляд на этих чудовищ. Он полагает, что искусство Британии родилось из стремления к наблюдению, из любопытства именно научного, а также из того, что британцы считали своим долгом смотреть на факты открытыми глазами, без иллюзий. Таким образом, природные объекты в формалине, ставшие визитной карточкой Дэмиена Херста, преподносятся Джонсом как потомки тех животных, которых в XVI–XVII веках в огромных количествах заспиртовывали и закатывали в колбы из научного любопытства. А безобразные толстухи на полотнах Люсьена Фрейда продолжают для автора линию барочных портретов «уродцев», начатую еще Бронзино и придворными художниками испанских королей, коллекционировавших подобные живые чудеса.

Российскому читателю, как никому другому, будет очевиден вопрос, который мучит Джонса (потому что у нас к нашей живописи есть точно такой же): почему же наше национальное искусство началось только в XVIII веке? Нам проще, мы сразу говорим: «См. Петр Первый». Джонс ищет ответ дольше и подробнее. И приходит к выводу, что так вышло из-за научной революции — Ньютона, Локка, микроскопа и прочего. Его поиски и объяснения оказываются крайне увлекательными. Часто попадаются книги, где пишут, как на искусство влияют политика и экономика, а вот как именно наука — гораздо реже.
Отдельно стоит похвалить воодушевление автора и образность его сравнений (ура, не потерянных при переводе!). Наверное, потому что Джонс родом из темпераментного Уэльса. Он не скрывает страсть, с которой любит искусство и пытается в нем разобраться. И это заразительно. 

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
5
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
6
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+