18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Смоленск: от домонгольских храмов до кружка Тенишевой

№89
Материал из газеты

Представляем вам фрагмент из путевых заметок театрального критика и куратора театральных проектов Романа Должанского, в последний год активно путешествовавшего по не самым очевидным российским маршрутам

Подъезды к большим станциям у нас вообще не предназначены для того, чтобы радовать глаз путешественника, но в Смоленске они почему-то особенно унылы. Единственное, что скрашивает подъезжающему вид из окна, — громада Успенского собора, спокойно плывущая над беспорядочными и безобразными постройками. Он — самый мощный, внушительный и знаменитый из множества смоленских храмов. Но не самый старый.

Самые старые смоленские храмы — домонгольские, XII века. Обычно за домонгольской архитектурой принято ездить в Новгород и Псков или Владимир с Суздалем. А в Смоленске таких храмов целых три! Один из них виден прямо с платформы смоленского вокзала — церковь Петра и Павла на Городянке, к ней можно пройти по пешеходному мосту над путями. За еще одним мостом, но уже через Днепр — церковь Иоанна Богослова. Если от него поехать в противоположную от центра сторону — найдешь и третий, церковь Михаила Архангела. Вот он — самый, по-моему, примечательный, похожий на крепостную башню. Все три очень разные, но объединяет их не только век постройки, но и то, что все были трижды сильно повреждены — поляками в начале XVII века, французами в 1812 году и немцами во время Великой Отечественной. Ну и еще то, что все они успели побывать костелами — в ту почти что половину XVII века, когда Смоленск был польским.

Сегодня за оградой Успенского собора смотровая площадка. Прелести благоустройства ее еще не коснулись — нет здесь ни лавочек, ни фонарей, ни плитки. Вид, конечно, от этого хуже не становится: топография города отсюда видна во всей красе — и во всей неустроенности тоже. С холма улица буквально ныряет вниз, и прямо под Успенским собором начинается частный сектор. Домишки лепятся один к другому; среди бедных, кое-где совсем разваленных и вросших в склоны избушек то там, то здесь торчат недавно появившиеся особняки — маленькие крепости из красного кирпича или усадебки с балкончиками и колоннами, столь же аккуратные, сколь и вычурно безвкусные.

Собор нависает буквально над обрывом. Неудивительно, что его строительство, начатое почти четыреста лет назад, несколько раз прерывалось: трещали и оседали стены. И сегодня кажется, что стоит он просто чудом. Но было ради чего стараться. Такой выдвинутости прямо в небо, такой победоносной вздернутости религиозной кафедры над окружающим пейзажем нет, кажется, ни в одном из российских городов. Верующие наверняка скажут, что охраняет собор Смоленская Богоматерь — Одигитрия греческого происхождения, попавшая в Россию еще в XI веке. Они же не сомневаются в том, что именно она спасла Смоленск от нашествия Батыя, а всю Россию — от Наполеона. Один из списков иконы, перенесенный из храма местного кремля, сейчас и хранится с положенными почестями в Успенском соборе. Потому что первообраз исчез во время немецкой оккупации, после 1941 года его никто больше не видел.

Не только собор, но и весь центр Смоленска храбро подступается прямо к кромкам холмов — и оттуда город уже скатывается, а кое-где так просто сваливается вниз, несколькими улицами непрямо сбегая к Днепру через полусонные деревенские предместья. Наверное, нигде в России деревня так близко не подходит к сердцу областного центра: частные владения начинаются буквально в 100 м от здания областной администрации, за углом. Контраст еще более разителен потому, что власть сидит в огромном сталинском дворце с колоннами. Смоленск был сильно разрушен в войну, так что в конце 1940-х — начале 1950-х его щедро застраивали новыми домами с башенками и шпилями. Облик городского центра из-за этого эклектичен — есть уголки, где модерн, конструктивизм и неоклассицизм буквально прижимаются друг к другу.

Один из самых важных смоленских домов эпохи модерна называется «Русская старина». Вернее, так называлась историко-этнографическая коллекция, для показа которой это здание псевдорусского стиля в 1905 году построила княгиня Мария Клавдиевна Тенишева. В своем имении Талашкино под Смоленском она предприняла великий социально-художественный эксперимент — подружить народные традиции с просвещением, фольклор и прикладное искусство — с прогрессом, традиционные ремесла — с тонким вкусом, в каком-то широком смысле славянофильство — с западничеством и национализм — с культурой.

Когда я школьником, то есть лет 40 назад, был с родителями на автобусной экскурсии в Смоленске, в Талашкино нас тоже возили. Музея тогда никакого не было, теремок художника Сергея Малютина стоял заколоченным, в храме Святого Духа еще хранили картошку (ну или что-то в земном духе). Нам показывали только полузаброшенную мозаику Николая Рериха «Спас Нерукотворный» над входом в храм. Мозаика сегодня отреставрирована, храм открыт (освящен он никогда не был, потому что церковь не признала его слишком смелые архитектурные формы), дом-теремок под завязку набит изумительной красотой, в бывшей школе воссоздан просторный светлый класс, где крестьянских детей учили не просто грамоте и арифметике, но практическим умениям и эстетике.

Но все это во Фленове, соседнем с Талашкином хуторе. Сама талашкинская обитель не сохранилась. Разграблены и порушены были не только усадебный дом, но и «Скрыня» — хранилище тенишевской коллекции, деревенский театр, парк. Само Талашкино сегодня — ничем не примечательный поселок с панельными домами. Не бывшие ли ученики фленовской школы растаскивали и топтали талашкинскую усадьбу? Княгиня Тенишева похоронена под Парижем, от 9 тыс. экспонатов «Русской старины» сохранилась едва ли половина, и восстановить музей до сих пор не удосужились. Во Фленове Тенишевой поставлен памятник, а в Смоленске ее именем названы улица и культурный центр — как запоздалые извинения за черную неблагодарность.


Катынь

Мемориальный комплекс в 20 км от Смоленска был открыт в 2000 году. Он состоит из двух частей: налево — к местам расстрелов и захоронений советских граждан, направо — к месту гибели польских офицеров, плененных в ­1939-м при разделе Польши и уничтоженных в 1940-м сотрудниками НКВД. Польский мемориал — похожие на крепостные бастионы многоугольные возвышения, внутри — надгробия в форме огромных лежащих крестов. В российской «Долине смерти» — лес с памятными камнями. В центре мемориала — скульптура «Расстрел» (автор Андрей Ковальчук).
Смоленский р-н, Катынское сельское поселение

Фленово

Историко-архитектурный комплекс «Теремок» в деревне Фленово в 18 км от Смоленска — остатки былого великолепия знаменитого Талашкина, центра искусств, основанного княгиней Марией Тенишевой. Сейчас там можно увидеть «Теремок» (1900) — русскую избушку по проекту художника Сергея Малютина, одного из авторов дома Перцовой в Москве. В избушке в числе прочего хранятся расписные балалайки, прогремевшие на Всемирной выставке в Париже в  1900 году. Есть еще отреставрированная церковь Святого Духа с мозаикой «Спас Нерукотворный» Николая Рериха и школа для крестьянских детей, построенная княгиней.
Смоленский р-н, пос. Фленово

Музей С.Т.Коненкова

Самый знаменитый российский скульптор, работавший с деревом, хотел, чтобы на его родине (он родился в деревне Караковичи под Смоленском) был его музей, и незадолго до смерти пожертвовал городу 41 свою работу. Музей был открыт в 1973 году, сейчас в его коллекции более 90 произведений Коненкова разных периодов, жанров и тем: сказочные герои, паны и наяды, торс Айседоры Дункан и реплика на Нику Самофракийскую — «Крылатая». Отдельного внимания заслуживает скульптура «Сын человеческий» — интерпретация образа Христа, созданная Сергеем Коненковым в 1933 году в Америке. 
Смоленск, ул. Маяковского, 7

Художественная галерея

Смоленская художественная галерея находится в памятнике архитектуры XIX века, нарядном здании бывшего Александровского реального училища. Как и во многих региональных музеях, коллекция состоит из живописи русской школы, представленной первыми именами (Иван Айвазовский, Валентин Серов, Василий Тропинин и другие), образцов русского авангарда (Любовь Попова), западноевропейской живописи (Джованни Пеллегрини, Бернардо Строцци и даже Франсиско де Сурбаран). Сюда попала и значительная часть коллекции русских икон XV–XIX веков, собранной княгиней Марией Тенишевой.
Смоленск, ул. Коммунистическая, 4

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
Произведения из коллекций 27 музеев России, представленные на выставке в Санкт-Петербурге, отдают дань традициям и эстетике импрессионизма, которые находили отражение в советском изобразительном искусстве разных лет
27.02.2024
Импрессионизм как источник света в условиях нехватки воздуха
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+