18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Cartier в Эрмитаже: европейские традиции и российское наследие

№88
Материал из газеты

В феврале 2021 года в Эрмитаже пройдет выставка, объединяющая шедевры из коллекции великого музея и уникальные исторические произведения Cartier

Партнерство Государственного Эрмитажа и Дома Cartier длится не первый год. Начиная с 2016-го ювелирный бренд выбирает и помогает музею реставрировать предметы из его ювелирной коллекции. Этот выбор — арабская лампа или средневековый ларец, маршальский жезл или восточный ароматник — каждый раз не случаен. Дом Cartier внимательно изучает исторические стили и технологические находки всех эпох, чтобы их переосмыслить и найти в них вдохновение. Это сотрудничество с крупнейшим собранием лучших образцов мирового искусства для Cartier стало не только большой честью, но и огромной ответственностью.

Арабская лампа из горного хрусталя уникальна не только для Эрмитажа — аналогов ей нет и в мире. Необычная форма (сразу вспоминается волшебная лампа Аладдина) и изысканная резьба поражали воображение не только халифов Х–ХI веков, но и ренессансных аристократов — в XVI столетии итальянскими мастерами были сделаны новая подставка и золотая оправа с эмалями. Во время реставрации лампу разобрали, эмаль укрепили и восстановили все крепления.

Интерес мастеров Cartier к произведениям исламского искусства известен давно, однако тут все сложнее. В изделиях Cartier 1910-х годов появляется горный хрусталь. Как прежде арабские мастера вернули почти утраченную античную технику резьбы по твердому камню, так и ювелиры начала ХХ века вновь возродили древнее мастерство. Среди предметов из уникального собрания исторических изделий Cartier Collection, которые будут представлены на выставке в Эрмитаже, рядом с лампой можно будет увидеть подвеску 1912 года, украшенную двумя сапфировыми кабошонами в окружении бриллиантов и резного горного хрусталя, а также брошь в виде банта, созданную по особому заказу в 1913 году, которая поражает даже не столько резьбой, которой покрыт прозрачный горный хрусталь, сколько ощущением его пластичности в изгибах банта.

Восточное искусство было невероятно притягательным для европейского взгляда, служило символом роскоши — чуть избыточной, чуть варварской. 

Золотой сосуд-ароматник для розовой воды, созданный в Индии в XVII веке, попал в Россию в 1739 году как дар иранского правителя Надир-шаха. Поверхность сосуда усыпана рубинами и изумрудами, самые большие из которых покрыты резьбой. Камни закреплены только на смолу — эту особенность выяснили при реставрации, поэтому ароматник нельзя ни мочить, ни нагревать. Красно-зеленая гамма характерна для могольского ювелирного искусства, и столетия спустя ее использовали мастера Cartier. Рядом с ароматником будет выставлено уникальное ожерелье 1928 года в индийском стиле — на шелковом шнуре, с изобильными драгоценными камнями, включая резные рубины, изумруды и нефрит. Не обойтись было и без главной в разделе резных камней коллекции Tutti Frutti. Она будет представлена браслетом и серьгами конца 1920-х с изысканным флоральным мотивом.

Европейские средневековые мотивы, использование драгоценных камней огранки «кабошон», сочетание в одном предмете многих, казалось бы, несочетающихся техник и приемов делают некоторые произведения Cartier поражающими взгляд и вневременными. Что общего между подвеской в форме готического пинакля 1900 года и портсигаром 1947 года, футуристическим, усыпанным рубинами, сапфирами и изумрудами? Они удивляют так же, как ларец Ядвиги Ягеллонки, польской принцессы и литовской княжны из рода Ягеллонов, дочери польского короля Сигизмунда I. 

Ларец был выбран объектом партнерства Эрмитажа и Cartier в 2018 году, и реставрация буквально преобразила его. Таких предметов сохранилось очень мало: в XVI веке, когда был сделан ларец, чуть вещь выходила из моды, как камни вынимали и вставляли в новые изделия, а металл переплавляли. Реставрация и изучение ларца показали, что при его создании использовали камеи, подвески и другие детали разных мастеров и разного времени. Сундучок является энциклопедией средневекового ювелирного дела. Именно это и заставило специалистов Cartier, которые трепетно относятся к наследию прошлого, уделить ему внимание.

При взгляде на фельдмаршальский жезл, изготовленный петербургским ювелиром Юлиусом Кейбелем в 1878 году для Александра II, портсигар из розового и желтого золота и изысканную пудреницу с бриллиантами Cartier начала ХХ века, украшенные эмалями и орлами, сомнений в объединяющем мотиве не возникает — это русские ювелирные традиции рубежа XIX–XX веков. Cartier и Россия всегда были связаны очень тесно, а выбор жезла для совместного проекта напоминает о важных персонах и событиях: о поездке Пьера Картье в Россию и о роли в этом княгини Марии Павловны, невестки Александра II, верной клиентки Дома.

Для партнерства Эрмитажа и Cartier в 2020 году был выбран кабинет с часами мастера Иоганна Валентина Геверса, изготовленный в Германии в 1700–1705 годах. Посетители выставки в феврале смогут первыми увидеть этот уникальный предмет, преображенный реставрацией. Шкафчик-кабинет почти метровой высоты украшен серебром, черепаховым панцирем и слоновой костью, на его створках — живописные миниатюры на библейские мотивы, а верхняя часть — роскошная, как барочный дворец, — это часы. Кабинет когда-то был частью приданого Марии Яковлевны Строгановой, а для Cartier он важен как обобщающий символ — европейских традиций и российского наследия. Рядом на выставке расположатся поистине уникальные изделия Cartier. К примеру, настольные часы с рамкой для фотографий, купленные королевой Александрой, женой Эдуарда VII, и парюра с гребнем, украшенная аметистами. 

Выставка должна показать, сколько тайн может раскрыть каждый из предметов и сколько между ними сложных и интересных связей. 


Михаил Пиотровский 
Директор Государственного Эрмитажа

«Мы высоко ценим наше сотрудничество с Домом Cartier. Живое ювелирное дело — это часть того, что Эрмитаж показывает, изучает и реставрирует. Сотрудничество с Домом, который уже много лет задает тон в ювелирном искусстве, особенно важно, потому что музей рассказывает о культуре в ее самых ярких, эксклюзивных проявлениях. Показ ювелирных изделий в музее — еще одно свидетельство, что музей — это роскошь, которая должна быть доступна всем. 

Ювелирные изделия — это роскошь. Но когда они попадают в Галерею драгоценностей, они из предметов, созданных с прикладной целью для узкого круга, становятся произведениями искусства, которыми могут любоваться и над которыми могут размышлять самые широкие круги общества. Они становятся символами эпохи и истинной драгоценностью. Скифское золото, средневековые и церковные драгоценности, украшения работы известных фирм — все они стали знаками своей эпохи. Но нужно соотносить все это с живым ювелирным делом.

Здесь есть еще другая, может быть, более важная сторона. Почему нашим реставраторам интересно сотрудничать с ювелирными мастерами? Дело в том, что изучение и реставрация ювелирных изделий несут в себе много уроков, почти философских. Мы смотрим на эти удивительной красоты предметы, восхищаемся ими и понимаем, что наши предки, которые не знали смартфонов, телевизоров и лазеров, умели делать фантастические по качеству и тонкости работы вещи. 

Существует легенда о том, что Карл Фаберже, который работал в Эрмитаже реставратором, не сумел воспроизвести зернь на знаменитых феодосийских серьгах. Может, сейчас это уже и возможно, но тем не менее, когда сегодня для создания реплик употребляются все самые современные техники, кажется, что все равно что-то не то. Не хватает этого флера абсолютной уникальности, который очень назидателен для нас. Наши предшественники многое умели делать лучше, и мы должны ценить их и смирять самих себя, глядя на то, что ими создано. 

И еще один важный аспект сотрудничества с действующими ювелирами. Возьмем прекрасные драгоценные камни из собрания Эрмитажа. У ювелиров прошлого не было сегодняшних технических возможностей для огранки камней, сегодня драгоценные камни гранят с помощью новейших приспособлений, граней очень много, совсем другой блеск, другой художественный язык. Сравнивать эти языки, эти культурные отличия — задача, которую мы выполняем в наших проектах с Cartier. Это одна из форм взаимодействия классического музея с современным искусством». 

Государственный Эрмитаж
Cartier: Продолжая историю. Шедевры декоративно-прикладного искусства Эрмитажа и ювелирное наследие дома Cartier
21 февраля – 18 апреля

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Наша газета составила традиционный список номинантов на ежегодную премию за 2023 год в пяти категориях: «Музей года», «Выставка года», «Реставрация года», «Книга года», «Личный вклад». Знакомьтесь с ее лонг-листом. Лауреаты будут объявлены 13 марта
08.02.2024
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
7
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Коллеги из The Art Newspaper из множества выставок, которые ежегодно проводятся в мире, выбрали самые интересные и поделились подробностями
05.02.2024
Мировые выставки — 2024: от двух Микеланджело в Лондоне до самой дорогой картины Метрополитен-музея
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+