Больше чем мех

№79, декабрь-январь 2019
№79
Материал из газеты

Владелица бренда «Меха Екатерина» Екатерина Акхузина, унаследовавшая семейный бизнес от отца, Ильдара Акхузина, рассказала о том, как начала коллекционировать искусство и каким образом ее страсть повлияла на компанию

Владелица бренда «Меха Екатерина» Екатерина Акхузина
Владелица бренда «Меха Екатерина» Екатерина Акхузина

Когда началось ваше увлечение искусством, как появилась коллекция?

У моего отца в Лондоне был партнер по бизнесу, и как-то раз в гостях у папы он забыл каталог Sotheby’s. Мне тогда было 20 с небольшим. Я взяла посмотреть каталог и увидела там работу художника Юлия Клевера. Она меня настолько поразила, что я подумала: когда стану самостоятельной, то не хочу никаких модных нарядов и украшений, а хочу эту картину и обязательно ее куплю. И спустя лет семь мне на день рождения супруг подарил большую работу Клевера. С нее все и началось. Позже появилось увлечение 1960-ми — как дань молодости моих покойных родителей, которых я очень люблю и помню. Это и Зверев, и Налбандян, и Коновалов, и Ромодановская с ее двориками и улочками, и ранняя Нестерова.

А как вы относитесь к зарубежным авторам?

Если честно, никак. Да, конечно, среди зарубежных художников много выдающихся авторов, я могу пойти на выставку, посмотреть, восхититься. Но приобрести для себя — нет. Россия настолько богата своими мастерами и своей красотой, что душа моя больше лежит к тому, что роднее.

Получается, для вас коллекционирование — это страсть, а не некий способ инвестиций?

Абсолютно верно. Однажды я пришла на вернисаж и встала как вкопанная перед картиной, где какой-то сарайчик, какие-то постройки, даль, то ли деревушка, то ли село. Стою и понимаю, что хочу эту работу — и все. Ее продавал сам автор. И оказалось, что этот художник — татарин из села под Пензой, где родился мой отец, тоже татарин. Мистика это или нет, не знаю, но что-то меня привело к ней, и я, конечно же, ее купила. Поэтому ни о каких инвестициях речи не идет.

А откуда появилась любовь к фарфору?

Наверное, от мамы. Она собирала гжель, причем не все подряд, а подписные работы определенных авторов. Следила, вылавливала — в то время это было непростой задачей. Я и сейчас стараюсь пополнять эту коллекцию, но всегда думаю: «А что бы сказала мама?» Люблю и дулевский фарфор, и ИФЗ. Все это расставлено по дому, у каждой вещи свое место, каждая фигурка с чем-то сочетается и что-то дополняет. Отдельно у меня стоит только мамина коллекция кукол, которую она тоже всю жизнь собирала. Cпециально для нее я купила антикварную витрину.

Меховое пальто из коллекции, посвященной Историческому музею
Меховое пальто из коллекции, посвященной Историческому музею

Когда вы поняли, что произведения искусства могут быть вдохновением для дизайна меховых пальто? Все-таки верхняя одежда, хоть и такая шикарная, вещь утилитарная. Как возникла эта идея?

У руля своего дела я уже, наверное, 18 лет. Мой отец вел бизнес совершенно по-другому, это была, скорее, биржевая игра на пушнине. Когда отца не стало, я поняла, что, если брошу на произвол судьбы дело его жизни, он перевернется в гробу. И все, конечно, пошло иначе: меня потянуло в моду. Но мне было важно не останавливаться, развиваться, идти в ногу со временем и пробовать что-то новое. Постепенно мы начали создавать необычные пальто, экспериментировать. Стали появляться капсульные коллекции с инкрустацией, вдохновленные, к примеру, комиксами, русским авангардом или интерьерами Исторического музея.

Актриса Роза Хайруллина в пальто с татуировками
Актриса Роза Хайруллина в пальто с татуировками

Как появилось ваше пальто с татуировками?

Это пальто, конечно, никого не оставило равнодушным. В него либо влюбляются, либо презрительно отводят взгляд. Что греха таить, мы все видели 1990-е, помним о них. Это были времена моей юности, и коллекция с татуировками — отсылка к ним. В тот же период, когда мы работали над этой коллекцией, я познакомилась с замечательной актрисой Розой Хайруллиной, у которой были ссыльные родители. И пальто запало ей в душу. Да так, что она сказала: «Хочу в нем фотосессию!» И благодаря ее порыву у нас получился невероятный проект.

А как отреагировали клиенты на эту линейку?

Это не серийная вещь, а, конечно, пальто на заказ. Всего мы их сделали три — для клиенток из Алма-Аты, Ростова и Москвы. Одно пальто я оставила себе, не смогла с ним расстаться.

Вы, наверное, много работаете на заказ?

Да, много, но в основном это сложные работы. Потому что ассортимент в бутиках огромный, и всегда есть из чего выбирать. А что-то с идеей, сложным дизайном мы делаем по запросу. Хотя в бутике на Петровке тоже есть эксклюзивные вещи.

А кто отвечает за дизайн подобных вещей?

У нас в команде две художницы, довольно молодые и прогрессивные для такой серьезной должности. Вещи со сложным дизайном обычно рождаются в процессе мозгового штурма. Много идей, конечно, приношу я, но дорабатываем их мы уже вместе. К примеру, я сходила на фильм «Джокер» — и думаю: «А ведь это отличная идея!» И вот для нашего грядущего показа мы сделали пальто с Джокером. Тоже эпатажное и неоднозначное.

Пальто из новой коллекции с изображением портрета художницы Фриды Кало
Пальто из новой коллекции с изображением портрета художницы Фриды Кало

Сейчас у вас новое, удивительное пальто с Фридой Кало на спине. Сколько времени занимает такое сложное изделие?

Около месяца. Нужно все прорисовать, подобрать минимум 20 оттенков цветов, чтобы изображение имело объем и при этом хорошо считывалось. Скорняки наши поначалу скрипели зубами, потому что это очень трудозатратный процесс. Но в итоге вошли во вкус, стало интересно.

А на волне тенденции отказа от натурального меха не ощущается спад спроса?

Честно, нет. Сейчас многие, конечно, пытаются купить «чебурашек», но меня лично удивляет и даже раздражает, что на таких вещах пишут «экомех». Даже на химическом уровне это неразлагаемый продукт, который порождает массу отходов и вредных выбросов еще в процессе производства. Я сама синтетические вещи не ношу ни в каком виде. То же касается и меха. И это моя принципиальная позиция.

Новости партнеров

Самое читаемое:
1
«Пушкинская карта» назначена козырной
В России стартовала программа «Пушкинская карта»: с 1 сентября молодые люди в возрасте от 14 до 22 лет получат от государства деньги на приобщение к культуре
27.08.2021
«Пушкинская карта» назначена козырной
2
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
3
Дрезденский музей впервые показал «нового» Вермеера с расчищенным Купидоном
После реставрации знаменитая картина «Девушка, читающая письмо у открытого окна» настолько изменилась, что теперь в музее о ней говорят как о «новом» Вермеере
26.08.2021
Дрезденский музей впервые показал «нового» Вермеера с расчищенным Купидоном
4
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
5
Выставка «Константин Коровин. Шедевры из частных собраний» проходит в галерее «Артефакт»
В экспозиции показывают около 50 графических и живописных работ художника из частных собраний. Некоторые из них выставляются впервые
25.08.2021
Выставка «Константин Коровин. Шедевры из частных собраний» проходит в галерее «Артефакт»
6
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
7
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+