Глубины Кремля откроются его посетителям в 2020 году

№77, октябрь 2019
№77
Материал из газеты

Заместитель генерального директора Музеев Московского Кремля Андрей Баталов рассказал о новом археологическом музее на заповедной территории

Вид на церковь Спаса на Бору и Теремной дворец в Кремле. Начало XIX в. Фото: Музеи Московского Кремля
Вид на церковь Спаса на Бору и Теремной дворец в Кремле. Начало XIX в.
Фото: Музеи Московского Кремля

Главгосэкспертиза РФ одобрила проект археологического музея на территории Кремля. Его должны создать в 2020–2021 годах там, где сейчас находится парк, разбитый на месте снесенного в 2016 году 14-го административного корпуса. Который был построен в начале 1930-х годов на месте, где прежде стояли снесенные в 1929–1934 годах Чудов и Вознесенский монастыри и Малый Николаевский дворец. Новый музей позволит буквально погрузиться в историю этого места еще глубже — до железного века.

Профессор, доктор искусствоведения Андрей Баталов, заместитель генерального директора Музеев Кремля, участник разрабатывающего проект коллектива, присутствовал на многочисленных заседаниях, где определялась судьба кремлевской территории между Спасскими воротами и Сенатским дворцом. Он не был сторонником сноса 14-го корпуса, считал, что так будет нанесен урон державному образу центра государственной власти. Но уверен, что создание музея, законсервировавшего археологический раскоп, — наилучшее, оптимальное решение для этого места. 

Герасимов П.А. «Выезд Hиколая I около Чудова монастыря». Акварель. Середина XIX в. Фото: Музеи Московского Кремля
Герасимов П.А. «Выезд Hиколая I около Чудова монастыря». Акварель. Середина XIX в.
Фото: Музеи Московского Кремля

После того как административный корпус был снесен, возможность воссоздания взорванных на его месте построек обсуждалась на самом высоком уровне. В результате возникло решение, сторонником которого был и Баталов. «Материалов, которые помогли бы адекватно восстановить все постройки монастырей, просто не существует, — рассказал он нашей газете. — Обмеры собора Чудова монастыря погибли вместе с ним, в момент взрыва, даты которого не были известны. Обмеры фасадов и план собора Вознесенского монастыря есть, но интерьер был обмерен фрагментарно. Вообще, монастыри — сложные комплексы, и точных обмеров их построек или чертежей не существует. Так что при воссоздании всего ансамбля мы бы получили огромный новодел на территории подлинного памятника мирового значения. И эти приблизительно исполненные подобия исторических зданий вступили бы в визуальный конфликт со всем Кремлем. Так что было принято разумное решение — провести на месте 14-го корпуса подробное археологическое исследование, что и было сделано Институтом археологии. Таким образом, был исследован малоизученный участок Кремля». 

Баталов подчеркивает, что археологические раскопки в Кремле до 1990-х годов никогда не носили систематического характера. Кремль, напоминает он, — это «Москва, не замок великого князя, а город, о котором говорят летописи, там вершилась история русского государства». В результате работ археологов были раскрыты фрагменты фундаментов построек Чудова монастыря и его некрополь, а также следы городской застройки, на месте которой возник монастырь. На этой же территории найдены следы железного века, дьяковской культуры, одного из первых поселений на Боровицком холме. Нашлись остатки построек, предшествующих пожару 1238 года, то есть разгрома Москвы Батыем. «Мы видим, что в этой части Кремля была достаточно плотная застройка, некрополь Чудова монастыря перекрывает слой города, то есть монастырь возник не на пустом месте. Для истории Москвы это очень важно», — объясняет Баталов.

Новый музей на территории археологических изысканий, в сущности, и есть законсервированный раскоп. Музеефикация его была сложной задачей, для ее решения привлекли специалистов разного профиля: инженеров-реставраторов, экспертов по грунтам и основаниям, технологов. У проекта музея нет одного автора, он плод коллективный, над которым работали такие известные и уважаемые в профессии люди, как археологи академик Николай Макаров, Ася и Николай Коваль, музейные художники Александр Конов и Олег Ковалевский, архитектор-реставратор Евгений Кокорев, директор Центра имени Грабаря Дмитрий Сергеев, его сотрудники — реставраторы по белому камню и сам Баталов. «Мы все эти годы еженедельно собирались и обсуждали принимаемые решения, привлекая специалистов в разных областях. Это очень сложный музей и в одном аспекте новаторский: впервые в Москве на такой огромной площади сохранили подлинный раскоп».

В ответ на опасение, что обещанные проектом входная зона и мультимедийные инсталляции превратят раскоп в аттракцион, как это случилось в Зарядье, Баталов заверяет, что они не будут превалировать над подлинными экспонатами, а только будут выполнять вспомогательные функции. «Мы все: и руководство, и исполнители — договорились, что этот музей не будет театром. Идея музея в том, что сама территория является экспонатом за горизонтальной витриной, по которой идут зрители. И весь наш большой коллектив добивался максимальной незаметности входа в музей. Он будет адаптирован к сложившемуся историческому ансамблю и не помешает его восприятию. Но зритель должен понимать, что он видит, компьютерная реконструкция ему в этом поможет. Вот вы смотрите на селадоновую чашу из Китая, поскольку Китай того времени — это территория Золотой Орды, с которой Москва торговала. Но это осколок, и мы показываем реконструкцию этой чаши, неназойливо демонстрируя связь фрагмента и целого. Кстати, все найденные предметы были отреставрированы в Центре имени Грабаря». 

Посещение музея будет возможно только небольшими группами и с экскурсоводом. Реализацией проекта занимается Управление делами президента РФ. После завершения работ археологический музей войдет в состав объединения «Музеи Московского Кремля». 

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
4
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+