18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

Ярмарка Frieze — событие, которое определяет сознание

Вопреки постулату марксистов теперь не бытие, а событие определяет сознание. Неделя Frieze в Риджентс-парке как раз таким событием и является, считает Ильдар Галеев

Словно мотыльки, слетающиеся в эти дни в Лондон «арт-лаверы» (те, у кого достаточно «лавэ» для «арта») переживают момент истины. Но не одни только грандиозные шатры в садово-парковом ансамбле столицы Великобритании (ярмарки Frieze и Frieze Masters проходят во временных шатрах в Риджентс-парке. — TANR) привлекают ценителей со столь же утонченным вкусом, сколь и утолщенным кошельком. В Мэйфейре найдутся места, где можно продолжить наслаждение прекрасным: большая четверка аукционов — Sotheby’s, Christie’s, Bonhams и Phillips — сопровождает «неделю искусств» залпами своих молотков, возвещающих о продажах сontemporary аrtist’ов.

Между этими двумя компонентами события есть, как говорят у нас в местах, ставших уже отдаленными, две большие разницы. Вроде люди одни и те же — и там, и здесь. Но, странно, как же их повадки меняются в зависимости от того, где разворачивается действие! В аукционных залах — игроки, хладнокровные и безжалостные, стремящиеся закрепить ликвидность объекта на фоне общей рыночной волатильности; «быки», идущие на повышение котировок blue-chips художников. А в Риджентс-парке они же — расслабленные от трудов жители Касталии, с бокалами вина предающиеся интеллектуальным утехам на фоне шедевров с шестью нулями.

Так направим же свои стопы сначала в сады.

Frieze — это место, где служители культа (они же торговцы во храме) совершают свой промысел безо всякого риска быть изгнанными. Что в общих чертах примиряет их с прихожанами, которые ради такой возможности приобщения к высокому стаптывают себе башмаки. В наше время храмы (сиречь музеи) постепенно диверсифицируются, они участвуют в показах работ, гарантированно попадающих на торги в число топ-лотов, предоставляют площадки для показа коммерчески ориентированных коллекций, помогают в публикации аукционных каталогов, снабжая их изображениями из своих фондов. Альянсу подобного рода — единству музея и рынка — такие ярмарки, как Frieze, и способствуют.

Любому прихожанину здесь рады. Если вы поклонник устоявшихся репутаций — пожалуйте на Masters; если нравится играть во фьючерсы — можно пройтись по стендам «актуальщиков». Мне, например, любо и то и другое, поэтому по собственному опыту знаю, что крепость ног и зоркость глаза — факторы для визитера не просто достаточные, но и необходимые.

Frieze Masters служит людям, психически более уравновешенным. Здесь есть все, чтобы вспомнить о главах истории мирового искусства, воспользовавшись чем-то вроде памятки о художниках «Родной речи» для жителей стран с развитой экономикой. Никаких резких движений, головой вертим плавно: все аккуратно и благопристойно. Здесь есть много вещей, подходящих для того, чтобы украсить свой прелестный уголок. От «последнего в частных руках» Боттичелли (галеристы лондонской Trinity Fine Art рекомендуют его в обмен на ваши 35 млн), увидеть которого выстраивается очередь из ценителей, до коллекции работ Сая Твомбли (его во всей красе представляет на своем стенде Ларри Гагосян). От фаюмского портрета до ритуальных шаманских масок с Аляски, когда она еще была нашей. От Марксова «Капитала» с авторским инскриптом — всего лишь за какие-то 500 тыс. (галерея Питера Харрингтона) — до 15-позвоночного хребта «последнего на Земле динозавра». На Masters чувствуешь себя одним из посвященных, избранных гостей роскошного приема — в окружении декораций мировой цивилизации во всем ее величии прямо перед тем, как эти декорации уплывут в никому не ведомые края.

Преимущества фланирования по стендам ярмарки в сравнении с походом в музей здесь очевидны. Вряд ли в музее будут рады посетителю, пожелавшему совместить просмотр произведений искусства с приемом алкоголя. Человек с бокалом шампанского, даже если он отнюдь не сдержан в своих восторженных эмоциях, — непременный атрибут Frieze. Свобода фотофиксации — еще один плюс. Ну и третий фактор — деньги. Известно, что в доме повешенного не принято говорить о веревке, потому в музеях и не задают вопросы о ценах на экспонаты. На Frieze о «веревках» только и судачат. Даже не пытаясь вникнуть в логику их, веревочного, сплетения.

В ангаре с современным искусством тенденции другие — более абстрагированные, оторванные от рамок конвенциональности. Это больше похоже на репрезентацию не имен, но трендов и мод, одним лишь галеристам известных. Этикетки здесь необязательны, с их отсутствием в последнее время сталкиваешься все чаще. Но, вполне возможно, это такой новейший маркетинговый ход: нет «тайтла» — задай вопрос. А, получив ответ, отмолчаться уже непросто. Вот так и наводятся мосты, так и совершаются сделки.

Frieze Contemporary — зрелище для натур, более склонных к гедонизму, для живчиков и рисковых ребят. Правда, шишек они себе набивают похлеще консерваторов с Masters. Иногда целые состояния спускаются Чеширскому Коту под хвост, а бывает — райские кущи им в награду. Атмосфера здесь демократичнее, представительнее по странам и континентам, да и градус страстей повыше. Прислушавшись к разговорам на стендах, понимаешь гениальность Вуди Аллена, который в своих «Мелких мошенниках» устами незадачливого дилера в исполнении Хью Гранта заставлял американского коммерсанта поверить в необходимость приобретения не какого-то там Пикассо, а «Дэмиена Декстера», самого крутого, но пока еще никому не ведомого художника. Из всех форм отъема денег у населения именно подобная представляется наиболее гуманной. Во многом из-за того, что чувство сострадания к ближнему в последнее время заметно притупилось. Нельзя игнорировать запросы людей на приобщение к прекрасному.


Рассказ Ильдара Галеева о последних аукционах современного искусства в Лондоне читайте на нашем сайте в ближайшие дни.

Самое читаемое:
1
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
Смерть вдовы Элия Белютина Нины Молевой актуализировала вопрос, кому отойдет коллекция старых мастеров. Вспоминаем нашу статью 2015 года, так как новых фактов за это время не появилось
14.02.2024
Кому выгодна многолетняя завеса тайны над коллекцией Белютина? Эксперты в недоумении
2
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
Даже те, кому не понравился фильм, не отрицают, что в нем создана особая реальность, параллельная тексту Михаила Булгакова. Мы поговорили с участниками съемочной группы о визуально-пластическом языке фильма: вторых планах, цвете и важных деталях
09.02.2024
Фантазии и факты: как строили Москву для «Мастера и Маргариты»
3
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
Выставка «Герои и современники Серебряного века» представляет «наиболее объективный и выразительный портрет эпохи». Это уже четвертая часть цикла, посвященного рубежу XIX–XX веков, времени журналов, манифестов и художественных группировок
14.02.2024
Третьяковская галерея возвращается в Серебряный век
4
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
Одна из самых больших выставок Павла Филонова в Москве проходит в Медиацентре «Зарядье». О своих впечатлениях рассказывает писатель Дмитрий Бавильский — и приходит к выводу, что восприятие художника сильно зависит от оптимизма или пессимизма зрителя
15.02.2024
Павел Филонов и его окна в параллельную реальность
5
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
Эрмитаж приобрел почти полторы сотни предметов из собрания покойного мецената Юрия Абрамова, который при жизни был почетным другом музея. В их числе — прижизненный скульптурный портрет Микеланджело Буонарроти и посмертный бюст Александра I
20.02.2024
Собрание Эрмитажа прирастает частной коллекцией
6
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
Наша газета составила традиционный список номинантов на ежегодную премию за 2023 год в пяти категориях: «Музей года», «Выставка года», «Реставрация года», «Книга года», «Личный вклад». Знакомьтесь с ее лонг-листом. Лауреаты будут объявлены 13 марта
08.02.2024
Объявлен лонг-лист ХII Премии The Art Newspaper Russia
7
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Ярославский художественный музей — неоднократный лауреат премии ИКОМ России, номинант и победитель ряда международных конкурсов. С 2008 года им руководит Алла Хатюхина, которую мы расспросили о необычном проекте «Три стихии» и о достижениях музея вообще
26.02.2024
Алла Хатюхина: «Мы молчали об этой находке несколько десятилетий»
Подписаться на газету

Сетевое издание theartnewspaper.ru
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-69509 от 25 апреля 2017 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель и издатель ООО «ДЕФИ»
info@theartnewspaper.ru | +7-495-514-00-16

Главный редактор Орлова М.В.

2012-2024 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+