Реймсский собор: точка раздора и примирения

№75, июль-август 2019
№75
Материал из газеты

Исследователь винит в разрушении Реймсского собора во время Первой мировой войны интеллектуальные круги Франции и Германии

Реймс в конце 1916 года. Фото: France. Section photographique des armées - Bibliothèque nationale de France
Реймс в конце 1916 года.
Фото: France. Section photographique des armées - Bibliothèque nationale de France

В ходе Первой мировой войны спонтанное решение немецких военных обстрелять Реймсский собор имело громадные последствия — и не только сугубо военные, хотя и они не замедлили сказаться. Пылающий собор стал символом войны культур Германии и Франции.

В книге, в английском переводе получившей подзаголовок «Война и примирение между Францией и Германией», Томас Гетгенс обращает особое внимание на просветительскую миссию своего труда. В англоязычном издании помещено пространное введение, где описывается значение «глубокого интеллектуального раскола между двумя нациями» и отмечается, что «картина горящего собора, широко распространявшаяся в то время средствами массовой информации, глубоко запечатлелась в памяти европейцев».

Thomas W. Gaehtgens. Die brennende Kathedrale. Eine Geschichte aus dem ersten Weltkrieg. C.H.Beck. 351 с. €29,95. На немецком языке
Thomas W. Gaehtgens. Die brennende Kathedrale. Eine Geschichte aus dem ersten Weltkrieg. C.H.Beck. 351 с. €29,95. На немецком языке

Осенью 1914 года германская армия укрепилась непосредственно около Реймса, тогда как французы должны были любой ценой удерживать город, чтобы защитить Париж. Собор начал гореть 19 сентября. Огонь распространился по деревянным лесам, возведенным с двух сторон здания еще до войны для ведения восстановительных работ. Гетгенс осторожно подводит читателя к заключению, что обстрел двух башен собора, ошибочно принятых германцами за наблюдательный пост, был случайным, а не умышленным. Однако за четыре года войны город Реймс был почти полностью разрушен.

Исследователь винит в этом интеллектуальные круги обеих стран. Он пишет — и, по сути, это центральная тема его книги, — о несостоятельности представителей интеллигенции: «Вместо того чтобы заявить о бессмысленности войны, они — за исключением единиц, таких как Ромен Роллан во Франции и Альберт Эйнштейн в Германии, — поддались националистическому высокомерию и слепому поклонению властям». 

Thomas W. Gaehtgens. Reims on Fire: War and Reconciliation between France and Germany / Translated by David B. Dollenmayer. Getty Publications. 296 с. £45, $55. На английском языке
Thomas W. Gaehtgens. Reims on Fire: War and Reconciliation between France and Germany / Translated by David B. Dollenmayer. Getty Publications. 296 с. £45, $55. На английском языке

В ответ на французскую пропаганду немецкие газеты опубликовали открытое письмо под названием «Миру культуры», подписанное 93 учеными, художниками и писателями — от физика-теоретика Макса Планка до экспрессиониста Макса Либермана. Обвинения французской стороны в письме решительно отрицались: «Мы полностью отказываемся покупать спасение произведений искусства ценой поражения Германии». Однако интеллектуальное поражение предотвратить было невозможно. Гетгенс утверждает: «После обстрела Реймса представлялось немыслимым устанавливать научные, культурные и личные контакты» — и, что еще хуже, «интеллектуалы обеих стран упустили возможность решительно предупредить дальнейшие бедствия».

А в тогдашней Франции разрушенный собор стал синонимом немецкого «вандализма». Этот образ усиленно тиражировался, в том числе с помощью нескончаемых отретушированных открыток, которые подогревали антигерманские настроения. Все это ярко и наглядно продемонстрировано в книге благодаря блистательному подбору иллюстраций.

Нынешняя работа Томаса Гетгенса служит своего рода послесловием к многочисленным публикациям о разрушении культурного наследия, выходившим к 100-летию различных событий Первой мировой войны. В заключении автор пишет о важнейшей роли Реймса в деле примирения Франции и Германии — уже после Второй мировой. Несмотря на потоки злобы и ненависти с обеих сторон, порожденные пропагандой военного времени, о которых рассказывается в книге, читатель под конец с изумлением обнаруживает, насколько естественным и очевидным оказалось это примирение.  

Самое читаемое:
1
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
2
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
3
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
4
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
Робот в обличье японской художницы Яёи Кусамы, пишущий картины в витрине бутика Louis Vuitton в Нью-Йорке, побудил нас вспомнить самые выразительные образы роботов в искусстве
13.01.2023
Роботы и художники: от Александры Экстер до Яёи Кусамы
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
Имя Генриха Шлимана окружено мифами почти так же плотно, как история города, поискам которого он посвятил всю жизнь. Его юбилей отмечают во всем мире
12.01.2023
Генрих Шлиман: человек, который во второй раз разрушил Трою
7
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Концерн LVMH, привлекший к сотрудничеству над коллекцией для Louis Vuitton Яёи Кусаму, стилизовал магазины бренда под миры японской художницы
10.01.2023
Робот в образе Яёи Кусамы пишет картины в витрине магазина
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+