18+
Материалы нашего сайта не предназначены для лиц моложе 18 лет.
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.

«Архстояние» с музыкой

Фестиваль «Архстояние» в Никола-Ленивце в четырнадцатый раз удался, иначе и быть не могло

Опера Feux follets («Блуждающие огни»). Фото: Юлия Абзалтдинова
Опера Feux follets («Блуждающие огни»).
Фото: Юлия Абзалтдинова
Ольга Кабанова, искусствовед, арт-обозреватель, архитектурный критик, редактор отдела «Новости» The Art Newspaper Russia. Фото: Лена Авдеева
Ольга Кабанова, искусствовед, арт-обозреватель, архитектурный критик, редактор отдела «Новости» The Art Newspaper Russia.
Фото: Лена Авдеева

На «Архстоянии» всегда хорошо. Конечно, лучше всего при ясной погоде. А она в прошедшие выходные была для 14-го фестиваля ландшафтных объектов особенно кстати. Несмотря на официальное название, новых ландшафтных объектов в деревне Никола-Ленивец и окрестностях показано не было. Программа состояла из современных опер и перформансов, проходивших по большей части на свежем воздухе.

Объект «Угруан». Фото: Юлия Абзалтдинова
Объект «Угруан».
Фото: Юлия Абзалтдинова

Под крышей бревенчатого «Ленивого зиккурата» (поставлен в 2014 году проектной группой «Дизайн-поле») мне удалось увидеть и прослушать Curiosity. Опера эта обозначалась как «мультимедийная», от этого плохо звучащего слова сразу стало тоскливо. Да и герой оперы — марсоход — никаких эмоций не вызывал. На экране мелькали фотографии, компьютерные изображения, переписка в чате и поверхность Марса с засланным аппаратом. Партии и речитативы (использую здесь старомодные определения) исполняли три милых солиста-оператора, сидя за компьютером или вставая с офисных стульев. Текст местами был остроумный. По музыку ничего сказать не могу — звуки и скрежеты, извлекаемые музыкантами, были неприятны: то ли так и было задумано, то ли бревна зиккурата не обеспечивали нужную акустику. Что касается визуальной части — она вполне банальная. Признаюсь, я воспринимала новейшую оперу, как Наташа Ростова — традиционную.

Wood Wide Web. Инсталляция «Опера растений». Фото: Юлия Абзалтдинова
Wood Wide Web. Инсталляция «Опера растений».
Фото: Юлия Абзалтдинова

Сбежав в прекрасные пейзажи от мониторов и клавиатурной переписки (связь в полях никакая), преодолев пятичасовой (не повезло, обычно тратим на час меньше) путь по вечно дырявым провинциальным дорогам, хотелось на воздух и в тишину. Еще две оперы были живее и под открытым небом, но выслушать их до конца воли и журналистского долга не хватило.

Опера Feux follets («Блуждающие огни»). Фото: Юлия Абзалтдинова
Опера Feux follets («Блуждающие огни»).
Фото: Юлия Абзалтдинова

Но я, повторяю, только про себя говорю, у опер и перформансов были заинтересованные зрители, они приехали не на несколько часов, а накануне, достаточно нагулялись. Вообще, «Архстояние» собирает разных людей, и каждому там своя радость. Например, послушать лекцию про умное в «Образовательном шатре» или поучаствовать в дискуссии. Или вздремнуть на них. Всласть попрыгать на длиннющем батуте. Находятся любители даже получать удовольствие от душераздирающе громкой электронной музыки. Каждому свое.  

Опера Feux follets («Блуждающие огни»). Фото: Юлия Абзалтдинова
Опера Feux follets («Блуждающие огни»).
Фото: Юлия Абзалтдинова

Для меня же главное — вот эти самые ландшафтные объекты, нежные, остроумные, изобретательные, уместные в природе. Из тридцати семи уже существующих не все мне нравятся, но некоторые горячо любимы, просто обожаемы. Плетеный «Бобур» с головами Змея Горыныча, столбы «Границы империи», ведущие к деревянному куполу «Вселенского разума», собранная из брусков двойная триумфальная арка «Белые ворота» и восхитительный плетеный «Маяк», стоящий на берегу нежно изогнувшейся Угры, — лучшие вещи Полисского. Собранная из бывших в употреблении дверей «Ротонда» Александра Бродского. На этот раз этот никола-ленивецкий шедевр в чистом поле нелепо окутан цветными тряпочками по рисунку трехлетней девочки, выигравшей непедагогичный (испортить чужую работу) конкурс «А что если перекрасить “Ротонду?”». Хорошо хоть красивейшее футурофобское сочинение лучшего нашего художника-архитектора увеселили на время. И это еще не все любимое, но хватит о прошлом.

На «Архстоянии» можно было прикоснуться к одному из самых масштабных объектов Никола-Ленивца и покрасить лозу для «Угруана». Фото: Юлия Абзалтдинова
На «Архстоянии» можно было прикоснуться к одному из самых масштабных объектов Никола-Ленивца и покрасить лозу для «Угруана».
Фото: Юлия Абзалтдинова

В этот раз я поехала посмотреть на новую работу главного художника Никола-Ленивца Николая Полисского. Но обещанный «Угруан» — Руанский собор на реке Угре, деревенский привет Клоду Моне, — увидеть не получилось. Стояла только впечатляющая конструкция из нескольких разновысоких арок высотой 30 метров. На нее показательно, на публику, с помощью крана навешивали несколько связок крашенных в красное связок лозы. О грандиозности и красоте будущего «Угруана» свидетельствовали многочисленные — сотни — круглых связок этой самой лозы, окрашенные во множество оттенков всех цветов радуги. Опыт Полисского должен был показать (или опровергнуть) уместность активного искусственного цвета в природе, до этого никаких раскрашенных объектов в Никола-Ленивце не было. Если не считать временно опошленную «Ротонду». Но Полисский — не невинная трехлетняя девочка. У него все осмысленно, продуманно и просчитано. И сейчас уже понятно, что опыт с цветом восхитительно удачен, что «Угруан» не только о Моне, но еще и о радуге — природной семицветной арке.

Мультимедийная опера Curiosity. Фото: Юлия Абзалтдинова
Мультимедийная опера Curiosity.
Фото: Юлия Абзалтдинова

Понятно, что построить собор а-ля Моне к фестивалю попросту не успели, и тому есть уважительные причины: объект многодельный (всю лозу красят вручную), задержка разрешения на сооружение его на территории заповедника (до этого года Министерство природопользования Никола-Ленивцем не интересовалось). Так что организаторы фестиваля не от хорошей жизни презентовали не произведение, а процесс его изготовления. Понятно, что через полгода, когда обещают «Угруан» возвести, он будет стоять не на фоне зелени, а на белом снегу и восприниматься по-другому. И если Моне писал Руанский собор в разное время суток, то его деревенский парафраз мы сможем видеть в разное время года. Так что все хорошо. Будем ждать.

Зрители на мультимедийной опере Curiosity. Фото: Юлия Абзалтдинова
Зрители на мультимедийной опере Curiosity.
Фото: Юлия Абзалтдинова
Самое читаемое:
1
Золота скифов стало ощутимо больше, но ценны и другие находки, сделанные в Тыве
Археологам Государственного Эрмитажа в полевом сезоне 2022 года удалось сделать очередное сенсационное открытие. Множество предметов, созданных около полутора тысяч лет назад, извлечены из кургана Чинге-Тей-1 в саянской Долине царей
25.01.2023
Золота скифов стало ощутимо больше, но ценны и другие находки, сделанные в Тыве
2
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
Музей русского импрессионизма задумали в 2012 году. Четыре года спустя он обосновался в перестроенном для него здании — и с тех пор не позволяет о себе забывать. Мы поговорили с директором музея об успехах, проблемах и возможных перспективах
11.01.2023
Юлия Петрова: «Наши выставки — это не просто картины, развешанные по стенам»
3
Золотой век Древней Руси показывают на выставке в Третьяковке
Ключевые экспонаты Владимиро-Суздальского музея-заповедника, прибывшие в Москву, иллюстрируют все эпохи и жанры искусства допетровской Руси
30.01.2023
Золотой век Древней Руси показывают на выставке в Третьяковке
4
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
Монументальные панно с исторического здания 1930-х годов сделали центром публичного арт-пространства
12.01.2023
Барельефы Сергея Меркурова остались на «Динамо»
5
Золотое кольцо неустановленного размера
Туристическому маршруту, а заодно и историко-культурному проекту под названием «Золотое кольцо России» исполнилось 55 лет. Рассказываем, кто его придумал и сколько городов в него входит
17.01.2023
Золотое кольцо неустановленного размера
6
Дареному коню... Почему музеи не всегда рады подаркам
Чтобы безвозмездно расстаться со своими художественными богатствами, нужно потратить немало времени, сил и даже денег. В США процедуры музейного дарения превратились в особую финансово-юридическую отрасль, которая существует по собственным законам
01.02.2023
Дареному коню... Почему музеи не всегда рады подаркам
7
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
В то время как Русский музей приостановил выдачу экспонатов в свой филиал в испанской Малаге, там впервые выставлена значимая частная коллекция русского искусства, собранная за два десятилетия лондонским предпринимателем Дженни Дуган-Чепмен Грин
19.01.2023
В Малаге по-прежнему показывают русское искусство
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

18+