Николай Полисский: «Хочу живописью заниматься, но не картины писать»

№75, июль-август 2019
№75
Материал из газеты

Основатель и главный художник арт-парка «Никола-Ленивец» Николай Полисский сделал для фестиваля «Архстояние», который пройдет с 26 по 28 июля, новый — цветной — объект

Николай Полисский. Фото: Лена Авдеева
Николай Полисский.
Фото: Лена Авдеева

Расскажите, что же вы придумали на этот раз?

Понимаете, я сейчас увлечен цветом. Бывший живописец, завязавший с живописью почти на 30 лет, я придумал, как в природе можно к нему вернуться. Ведь в природе нет плоскостей. Это изобретение человека — плоскость. Для музеев, для галерей. Ну а мне кажется, что я придумал, как работать с цветом в пространстве природы. Природа ведь цветная.

Смотря в какое время года…

Всегда цветная, и зимой тоже. Но этот цвет всегда органичен. Раскрашенная скульптура — не то, что мне интересно. Вот я готовлю для Никола-Ленивца такую живопись в природе — «Угруан».

Фестиваль «Архстояние» в Никола-Ленивце. Фото: Архстояние
Фестиваль «Архстояние» в Никола-Ленивце.
Фото: Архстояние

Что это?!

Руанский собор на реке Угре, то есть живопись Клода Моне, возвращенная в объем. Моне когда-то превратил серый каменный Руанский собор в цвет, перевел его в живопись. (Собственно говоря, тогда и была придумана вся современная живопись.) А я хочу сделать его из цвета, из «пикселей», превратить в объект в природе. 

Я знаю, что в этом году были какие-то сложные согласования с Министерством природопользования в связи с «Угруаном». А раньше вам что-то не разрешали делать?

Понимаете, я всю жизнь был партизаном, никого никогда ни о чем не спрашивал, просто когда-то определил это место как мое. И всем все всегда нравилось, и никто не был в претензии. А сейчас мы настолько уже…

Справка

«Основной поток денег приходит от продажи билетов»

Юлия Бычкова
Продюсер фестиваля «Архстояние»

Мы все в той или иной степени занимаемся фандрайзингом для Никола-Ленивца и фестивалей. Эта функция по умолчанию включена во все социокультурные проекты, поскольку ресурсы всегда есть вокруг, а задача — их найти и правильно применить. Получен большой грант от Фонда президентских грантов — 7,5 млн руб. на проект «Угруан — территория новой жизни», на эти деньги мы будем проводить фестиваль этого года. Из коммерческих партнеров с нами по-прежнему компания «Мегафон», техническую поддержку оказывают Funktion-One, бренд холодного чая Fuse Tea. Хотя основной поток денег приходит от продажи билетов на фестиваль. 

Еще…
Крашеная лоза для «Угруана» около студии фестиваля «Архстояние». Фото: Таисия Смирнова
Крашеная лоза для «Угруана» около студии фестиваля «Архстояние».
Фото: Таисия Смирнова

…знамениты?

Ну да, и кому-то хочется рулить. Засорить весь Русский Север — это разрешается, продать всю байкальскую воду китайцам — пожалуйста, леса вырубать — тоже, а поставить на территории национального парка художественное произведение почему-то нельзя.

Здорово, что вы придумали что-то новое. Мне казалось, что вам стало тесно в прежних форматах Никола-Ленивца. Получаются замечательные вещи, но предсказуемые: берется известное архитектурное произведение и переводится в народную форму.

Поэтому я и придумал такую живопись. Ту живопись, которой мне хочется заниматься, только не картины писать.

Николай Полисский. «Вселенский разум». 2012. Фото: Архстояние
Николай Полисский. «Вселенский разум». 2012.
Фото: Архстояние

Почему же не картины?

Потому что, куда ни сунься, везде картины. В живописи все уже давно сделано. А я придумал такую сложную штуку, вылепленную из цвета. «Угруан» — это тысячи крашеных лозинок. Но, пока не увидишь, что вышло, не поймешь, что получится. По усилиям же это как листья на дереве перекрасить! Конечно, я ищу что-то для себя интересное, чтобы какое-то саморазвитие было. И я давно, с 2012 года, в Никола-Ленивце ничего не делал.

Зато вокруг много наделали: «Бобур», «Триумфальная арка».

«Бобур» — это 2012 год, арка — 2014-й (на самом деле объект «Бобур» был открыт в 2013 году, а «Белые ворота» в виде арки — в 2016-м. — TANR). «Бобур» вот уже осыпается.

Николай Полисский. «Маяк». 2004. Фото: Архстояние
Николай Полисский. «Маяк». 2004.
Фото: Архстояние

Так у вас все объекты не на века! Лоза и сухое дерево долго не живут. Из земли прибыло, в землю и уйдет. А еще много лет на Масленицу вы свои произведения сжигаете. Не боитесь ничего после себя не оставить?

А вы сейчас видите художников, под которых создадут новые музеи? Я, например, не вижу. Да и вообще, мне кажется, что время музеев прошло, они уже все накопили. Что-то надо другое… Мифы.

То есть хотите сохраниться в мифе?

Не знаю, я вообще об этом не думаю. Думать об этом как-то странно. Когда ты молодой, ты то чей-то пиджак примеришь, то стратегию какую-то выстроишь, а сейчас идешь по своей дорожке, и больше тебе ничего не надо. Останется что-то в памяти — пусть останется, нет — и тоже хорошо.

Николай Полисский. «Угруан». Макет. 2019. Фото: Архстояние
Николай Полисский. «Угруан». Макет. 2019.
Фото: Архстояние

Со стороны ваша жизнь выглядит так: сидите в Никола-Ленивце безвылазно и делаете две работы — для зимы и для лета.

Картошку еще сажаю.

Ну а преподавать, например, не хочется?

Нет. Но я же все время там, в Николе, болтаю, все время кто-то приезжает: из Бостона, из восточных университетов, из Латинской Америки, преподаватели и студенты. Я им экскурсии вожу, что-то в мозги втираю. А от преподавания я отказался давно. Очень тяжелый труд, жертвенный. Я уже понял, что все истины, к которым пришел, — они только для меня.

Справка

«Спонсорские средства составляют около 10%»

Антон Кочуркин
Куратор фестиваля «Архстояние»

Основной источник дохода сейчас — это туристы и гости, приезжающие в парк и на мероприятия, платящие за билеты, услуги, проживание. Спонсорские средства составляют около 10% от общего бюджета, так что можно сказать, что это все существует за счет того, что производят выросшие здесь за это время деревенские предприниматели. Кризис, наступивший после ухода бывшего инвестора Максима Ноготкова, создал ситуацию, в которой нужно было зарабатывать самостоятельно, организовываться и не дать проекту прекратить существование. Деньги сверху к тому же всегда к чему-то обязывают, а когда их нет, ты можешь быть свободным и независимым в том, что делаешь.

Еще…
Творческая студия фестиваля «Архстояние». Фото: Таисия Смирнова
Творческая студия фестиваля «Архстояние».
Фото: Таисия Смирнова

Я вот посмотрела ваши интервью (а их много) и удивилась, почему вы так не любите свое — до Николы-Ленивца — прошлое. Жестко отзываетесь о московских «митьках», хотя были одним из главных...

Может быть, я когда-то что-то зря сказал. Накапливаются обиды, на самого себя обижаешься, думаешь, что надо было делать не то, а это. «И зачем ты вот это делал?» Но потом смиряешься с самим собой и думаешь, что для чего-то все это было тебе нужно.

Или кому-то еще: с «митьками» жить было веселее.

Ну да. Но сколько же я отдал времени чистому искусству живописи! Ну и обиделся за это на живопись. А сейчас хочу собрать себя целого.

Николай Полисский. «Политехнические ворота». 2015. Фото: Архстояние
Николай Полисский. «Политехнические ворота». 2015.
Фото: Архстояние

И стать ландшафтным живописцем?

Я же не специально это делаю. Просто что-то накапливается в тебе, и ты к чему-то приходишь. Порой парадоксальному. Поймите, живописцем быть очень тяжело. Ты все время смотришь на цвет. Смотришь вокруг не обычным глазом, а постоянно все раскладываешь на цвета. Я только последние десять лет от этого рассматривания избавился, от этих «мальчиков кровавых». А теперь я опять увидел цветной мир, но он стал каким-то другим. И сейчас мне хочется все это разыграть. Ну и другие люди в эту игру как-то вписываются.

Но вот о тех, которые вписываются. Вы много лет работаете с крестьянами. У вас, интеллигента, роман с народом? Обычно он начинается хорошо, а потом наступает разочарование.

Ничего такого нет. Мы вместе — участники процесса. И им не надо быть художниками, этих мук художнических не надо, они просто трудятся и делают не самую противную работу, не самым плохим образом оплачиваемую. Без них я действительно ничего бы не смог. Они меня понимают, не удивляются, освобождают от многих работ. Конечно, сначала мне нужно было не оплошать, заслужить их уважение. Моя задача — не ошибиться, чтобы получилось не позорно и не скучно, чтобы приехали журналисты, телевидение, чтобы потом можно было сказать: «Вот мы опять сделали шедевр». Я, как Акела, не могу промахнуться. Они не любят переделывать, делать ненужную работу, поэтому я стараюсь все очень хорошо продумывать. И я же не какой-то другой, я такой же, как они, и мы друг друга понимаем.

Николай Полисский. «Бобур». 2013. Фото: Архстояние
Николай Полисский. «Бобур». 2013.
Фото: Архстояние

А другие заказы сейчас есть?

Вот для миллиардера Лебедева слона сделали.

То есть зарабатываете?

В заработке можно быть уверенным только за границей. Там подписываешь контракт и знаешь, сколько заплатят. В последнее время ставил на Тайване, в Японии. В Европу что-то перестали приглашать, хотя в Италии, может быть, кое-что сделаем.

Музеи не беспокоят?

В Третьяковке мне предложили сделать проект — именно проект, а не выставку — достаточно больших вещей на улице. Через год во внутреннем дворике на Крымском Валу будет стоять мой «Руанский собор» — 20 м высоты, 18 м ширины. 

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
6
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
7
Умер художник Дмитрий Врубель
В Берлине на 63-м году жизни скончался художник Дмитрий Врубель. Он был автором символа конца холодной войны — граффити с поцелуем двух престарелых лидеров, Брежнева и Хонеккера, написанного им на руине Берлинской стены
15.08.2022
Умер художник Дмитрий Врубель
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+