Освобождение духа и другие приключения сюрреалистов

№74, июнь 2019
№74
Материал из газеты

Участники знаменитого художественного движения отвергали традиционную мораль, однако внедрение этих идейных установок в собственную повседневную жизнь происходило у них не без коллизий

Макс Эрнст. «Встреча друзей». 1922–1923. Фото: Аlamy/ТАСС
Макс Эрнст. «Встреча друзей». 1922–1923.
Фото: Аlamy/ТАСС

О сюрреализме написаны тонны литературы на любой вкус — от глубокомысленных теоретических интерпретаций до подробной летописи его истории. Кажется, что может добавить к этому впечатляющему списку еще одна книга? Однако опус «Сюрреалисты в жизни» выделяется из искусствоведческой литературы о сюрреализме по крайней мере двумя обстоятельствами.

Во-первых, никто из исследователей сюрреализма не посвящал отдельный том исключительно личной жизни его адептов. Во-вторых, автор этой книги, 92-летний англичанин Десмонд Моррис — сам по себе фигура легендарная. Как художник он участвовал в послевоенных выставках сюрреалистов, кого-то из них знал лично и даже снял два сюрреалистических фильма — «Цветок времени» и «Бабочка и булавка». Но эти факты до выхода книги для многих оставались в лучшем случае в тени. Дело в том, что Десмонд Моррис, по образованию зоолог с докторской степенью, точнее, этолог, находящий схожесть в поведении животных и человека, приобрел мировую известность как популяризатор науки, автор книги «Голая обезьяна. Зоологическое исследование человеческого животного» (1967) и ряда других бестселлеров. А еще он долгие годы, с 1956-го по 1998-й, вел популярные шоу «Время зоопарка» и «Жизнь в мире животных» на BBC.

Бэкграунд исследователя не может не заинтриговать читателя, взявшего в руки эту книгу с биографиями 32 художников. Но почему в списке оказались и те, кто лишь эпизодически соприкасался с сюрреализмом, как, например, Пабло Пикассо, Александр Колдер, Генри Мур или Фрэнсис Бэкон? Автор объясняет это в самом начале, а именно: хотя бы из-за того, что «сюрреализм является не столько художественным движением, сколько философской концепцией», и потому «под знаменами сюрреализма могли оказаться такие разные художники, как Магритт и Миро». Моррис явно не согласен с узкой трактовкой движения и предлагает свои пять основных типов сюрреализма: «парадоксальный», «атмосферный», «метаморфный», «биоморфный» и «абстрактный». А дальше, полемизируя с теми, кто утверждает, что сюрреалистами могут считаться только члены кружка Андре Бретона, предлагает собственную классификацию и для самих сюрреалистов: «официальные», «временные», «независимые», «оппозиционеры», «исключенные», «выбывшие».

Моррис Д. Сюрреалисты в жизни. М.: Ад Маргинем Пресс; МСИ «Гараж», 2019. 272 с., ил.
Моррис Д. Сюрреалисты в жизни. М.: Ад Маргинем Пресс; МСИ «Гараж», 2019. 272 с., ил.

Биографии здесь расположены в алфавитном порядке; каждую предваряют краткая историческая справка о художнике, фотопортрет и одна его работа. Чтение это сразу затягивает, хотя сведущему читателю многое уже знакомо. Ну кто, например, не знает про сварливый характер Бретона и его нескончаемые конфликты с художниками-единомышленниками? Зато менее известны его отношения с авторитарной матерью и женщинами вообще, каковых он считал существами второго сорта. Тем самым и привычный образ диктатора Бретона становится читателю гораздо понятнее. 

Про личную жизнь любвеобильного Макса Эрнста, наоборот, казалось, все было известно, однако рассказанные Моррисом экстравагантные подробности его отношений с Гала, ее тогдашним мужем Полем Элюаром и Сальвадором Дали вполне тянут на сериал. 

Непросто обстояло с женщинами у трудоголика и аскета Альберто Джакометти, «предпочитавшего разглядывать их лица глазами скульптора», но избегавшего «эмоционального контакта». Хотя и насчет него узнаешь любопытную историю — про его несостоявшийся роман с Марлен Дитрих, которой он предпочел молодую проститутку и авантюристку Каролину.
Подобные сюжеты, вроде бы не связанные с искусством, будто в пазле добавляют недостающие детали в сложившиеся образы. Как, например, история про Роберто Матту, которого Бретон изгнал из своего круга, обвинив в самоубийстве Аршила Горки из-за романа с его женой, но затем принял обратно за настоящий «сюрреалистический» поступок — когда Матта на вечеринке приложил к груди раскаленный утюг. Или история романа феминистки Мерет Оппенгейм с Максом Эрнстом, от которого она ушла, объяснив, что «жить рядом с Эрнстом, полностью сформировавшимся художником, было бы для меня катастрофой». Кстати, среди «избранных» у Морриса немало женщин: помимо Оппенгейм, это Айлин Ангар, Леонора Фини, Леонора Каррингтон. Моррис считает их талантливыми художницами, внесшими заметный вклад в сюрреализм, хотя в самом движении им отводились роли муз или любовниц.

Ну и в конце логично было бы вернуться к самому Моррису в его ипостаси сюрреалиста. Хотя сделать это придется самим: включить себя в «список избранных» он как автор посчитал нескромным. 

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
На 79-м году ушла из жизни Наталья Нестерова, известный московский художник, один из лидеров «левого МОСХА»
11.08.2022
Умерла Наталья Нестерова, амазонка советского искусства
4
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
В московском Музее русской иконы им. Михаила Абрамова проходит выставка «Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV — начала XX века из собрания Игоря Сысолятина». Мы поговорили с владельцем представленной коллекции о его страсти и любимых экспонатах
09.08.2022
Игорь Сысолятин: «Я всегда стремлюсь к самым лучшим экземплярам»
5
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
6
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
7
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+