Венецианская биеннале готова к чрезвычайному положению

Ральф Ругофф, куратор 58-й Венецианской биеннале, вызывает огонь на себя, делая выставку «Не дай вам бог жить в эпоху перемен», где искусство непосредственно откликается на современность

Венеция готовится к очередной биеннале. Фото: Federico Beccari/Unsplash
Венеция готовится к очередной биеннале.
Фото: Federico Beccari/Unsplash
Джерри Зальц, арт-критик New York Magazine, лауреат Пулитцеровской премии
Джерри Зальц, арт-критик New York Magazine, лауреат Пулитцеровской премии

Какой бы в итоге ни оказалась главная выставка Венецианской биеннале «Не дай вам бог жить в эпоху перемен» Ральфа Ругоффа — хорошей ли, плохой или очень плохой (большинство международных биеннале — сомнительного качества дорогие декорации для селфи), — важно, что куратор сделал ставку на искусство наших дней, в то время как в последние годы многие его коллеги избегают этого. Они предпочитают выкопать какого-нибудь умершего художника середины прошлого века, обойденного при жизни должным вниманием. Это, бесспорно, благородная миссия — полезная и нужная практически во все другие времена. Но именно сейчас времена не такие.

Ругофф заявил, что не хочет включать в свою биеннале «большой отряд мертвых художников». «Я хотел работать с художниками, так или иначе откликающимися в своем творчестве на времена, в которые мы живем». Аминь! Кураторам стоило бы взять на вооружение эту стратегию и перестать упиваться властью, вернув бразды правления художникам. Но только это в сотню раз рискованнее. (Ведь считается, что, чем больше на выставке «древностей», тем неуязвимее она для критики: кто будет плохо говорить о покойниках? какой в этом смысл?)

Мы живем в условиях чрезвычайного положения; нам нужно видеть, что сейчас думают и делают художники. Мы должны хранить верность искусству; не стоит предавать его ради копания в архивах и минимизации рисков.

Момент, в который мы живем, давит на нас, настойчиво требует нашего внимания. Любое произведение, создающееся сегодня — неважно, хорошее или плохое, — в любом случае остается произведением искусства, созданным в период зарождения фашизма, усиления тоталитаризма, на пороге появления десятков миллионов беженцев, вызванного умышленным экологическим разрушением планеты. В следующем веке Венеция, скорее всего, окажется под водой, а большинство прибрежных городов США станут непригодными для жизни. В Индии будет слишком жарко; хадж также будет невозможно совершить из-за невыносимой жары. Шанхай затопит. Я обожаю архивы! Но настоящее прямо сейчас влияет на нас, непрестанно опаляет нас со всех сторон. И очень правильно, что Ругофф осознанно отвечает на этот огонь.

Работая в зазорах между настоящим и будущим, Ругофф показывает, каким может быть искусство, когда оно воспринимается как активный элемент нашего общества: стремящимся к идеалам, обращающимся к позитивным или срочно требующим внимания моментам. Если люди боятся искусства современности или предпочитают более безопасные с политической точки зрения, прошедшие предварительный отбор исторические периоды (вспомним одержимость арт-мира 1960-ми и 1970-ми годами), то их, несомненно, оттолкнут или даже испугают идеи, звучащие на выставке Ругоффа. «Не дай вам бог жить в эпоху перемен» звучит как угроза политическим устоям нашего общества.

Самое читаемое:
1
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
Нас ждет потрясение музейных основ: закон о Музейном фонде РФ могут изменить, чтобы облегчить церкви получение икон из государственных музеев. Их руководители прогнозируют, чем это может обернуться, и говорят о непременных условиях передачи
05.08.2022
Иконы из музеев — в церкви: как повлияют на сохранность памятников изменения в законе
2
От перемены мест картин их восприятие меняется
Для выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» Пушкинский музей создал в своих залах идеальный музей шедевров
02.08.2022
От перемены мест картин их восприятие меняется
3
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
Во времена гражданской войны испанские власти и международное сообщество создали уникальный прецедент по охране наследия в условиях вооруженного конфликта. Позже эту историю назвали «самой крупной в мире операцией по спасению произведений искусства»
29.07.2022
Как Испанская республика спасла шедевры Прадо
4
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
В деревне Никола-Ленивец Калужской области прошел очередной фестиваль «Архстояние», от которого останется несколько монументальных произведений и масса впечатлений
01.08.2022
«Архстояние»: «Шесть соток» и прочие символы счастья
5
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
Новый аукционный дом, основанный коллекционером Сергеем Подстаницким и правнуком основателя музея Тропинина Степаном Вишневским и занимающийся только графикой, вот-вот проведет свои вторые торги
26.07.2022
Клуб коллекционеров графики обзавелся аукционом
6
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
Самые мрачные из видений художника, поэта и мистика воссозданы при поддержке Музея Гетти и Apple средствами дополненной реальности. Проект осуществил художественный дуэт Tin&Ed и озвучил хип-хоп-продюсер Just Blaze
02.08.2022
Технологии воссоздали кошмары Уильяма Блейка
7
Теплые вещи: чем хорош народный дизайн
Что такое народное творчество сегодня, как проявляются представления о красоте в бытовой жизни, что превращает наивные поделки в настоящие произведения искусства — на эти вопросы пытается ответить проект «Эстетика бриколажа» в Музее ДПИ
01.08.2022
Теплые вещи: чем хорош народный дизайн
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+