Люди не вороны

Выставка Хаима Сокола о холокосте открылась в Новой Третьяковке. В чем ее важность, объясняет Ольга Кабанова

Хаим Сокол. «Битва». 2019. Фото: Государственная Третьяковская галерея
Хаим Сокол. «Лицо». 2019. Фото: Государственная Третьяковская галерея
Хаим Сокол. «Пес». 2019. Фото: Государственная Третьяковская галерея
Хаим Сокол. Из серии графики «Становление». 2019. Фото: Государственная Третьяковская галерея
Хаим Сокол. «Битва». 2019.
Фото: Государственная Третьяковская галерея
Хаим Сокол. «Лицо». 2019.
Фото: Государственная Третьяковская галерея
Хаим Сокол. «Пес». 2019.
Фото: Государственная Третьяковская галерея
Хаим Сокол. Из серии графики «Становление». 2019.
Фото: Государственная Третьяковская галерея
Ольга Кабанова, искусствовед, арт-обозреватель, архитектурный критик, редактор отдела «Новости» The Art Newspaper Russia. Фото: Лена Авдеева
Ольга Кабанова, искусствовед, арт-обозреватель, архитектурный критик, редактор отдела «Новости» The Art Newspaper Russia.
Фото: Лена Авдеева

Писать и думать о выставке Хаима Сокола «В некотором смысле я становлюсь ими, а они становятся мной» трудно, а критически — и вовсе невозможно. Всякое произведение, что посвящено трагедии холокоста, заранее неподсудно: кто же знает, как можно ее выразить, какое решение будет здесь адекватным? Впрочем, сам художник уточняет, что делал работу не о самой трагедии, а о мучительной памяти о ней, а также «и о разрушении Храма, и о погромах, и об апартеиде, ксенофобии и рабстве», да еще «и о борьбе, о сопротивлении, об избавлении». И даже «о том, как нести этот тяжкий груз и не упасть».

Все эти цитаты из вступительного текста к выставке свидетельствуют не столько о гордыне художника, поставившего перед собой неподъемную задачу высказаться обо всех массовых и ужасающих несправедливостях сразу, сколько о его собственной растерянности перед уму непостижимыми трагедиями целых народов и проклятым вопросом, почему он, их не переживший, тоже стал жертвой. Текст этот вроде бы не обещает катарсиса, так что и ждать его от просмотра не стоит.

Выставка составлена из легко читаемых метафор. Быстро написанные сухой кистью черной краской по бумаге и ткани волки, птицы и крысы, поодиночке и стаями — вражеская нечисть, ненавидимая и презираемая людьми. Старый шкаф с веревочной лестницей внутри — символ заточения, надежды на побег и его невозможности. Посреди зала лежит куча хлама, в которой по брючине и жалостливым колготкам можно угадать обнявшихся юношу и девушку — люди, выброшенные на помойку. Черная масса понурых фигур, бесконечной вереницей гонимая в неизвестность на длинном «Свитке», — самый выразительный и не нуждающийся в пояснении образ «миллионов убитых задешево». И чтобы не оставалось сомнений, о чем говорит автор, над залом светится неоновая надпись “Un/reine seite” — «Чистая/нечистая стороны», висевшая в нацистских лагерях уничтожения людей.

Выставка Хаима Сокола организована в Новой Третьяковке галереей «Триумф», посольством Израиля и израильским культурным центром «Натив». Выступавшие на открытии взволнованно и серьезно говорили и о гибели родственников в гетто, и об угрозе возрождения ненависти к «чужим», но, только когда главный раввин России Берл Лазар прочитал кадиш, поминальную молитву, присутствовавшие вздохнули: отпустило.

Хаим Сокол, зрелый, думающий и отлично владеющий словом художник, все время берется за сложные и исключительно важные темы. Он многим запомнился своими объектами — иллюстрациями к «Котловану» Андрея Платонова и несколькими совместными работами с московскими гастарбайтерами. Не все из его попыток высказаться о главном можно считать однозначно успешными, но необыкновенно важны сами эти попытки. Потому что без опыта этих высказываний, без стремления осознать травмы невозможно оставаться современным, актуальным художником.

Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
4
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
5
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
6
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
7
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+