Не подделка, но сильно «приукрашена»

Картина уже была приговорена к исключению из коллекции Художественного музея Карнеги в Питсбурге как однозначная подделка, но с помощью технико-технологических исследований экспертам все же удалось установить, что это подлинный портрет XVI века, переписанный в XIX столетии почти до неузнаваемости.

Хранитель музея в Питсбурге Лулу Липпинкотт была убеждена, что портрет Элеоноры Толедской, приписываемый кисти итальянского маньериста Бронзино, — фальшивка. «Один взгляд на картину заставил меня подумать: «Вы шутите, это не Бронзино!» — говорит она. Уверенная в том, что картина не могла быть произведением старых мастеров, как утверждалось ранее, Липпинкотт отправила ее в реставрационную мастерскую с сопроводительной запиской, где просила, чтобы главный реставратор музея Эллен Бакстер подтвердила, что это подделка.

Ответ Бакстер, однако, был не таким, как ожидала Липпинкотт. «Я не была настолько уверена, потому что поверхность картины покрыта кракелюром, не характерным для живописи на холсте. Что-то не срасталось», — объясняет Бакстер.

Однако она согласилась с тем, что викторианские «фарфоровые» черты модели не были похожи на другие работы художника. Когда она обследовала подрамник картины, то нашла металлическую печать Фрэнсиса Лидхэма, знаменитого британского реставратора XIX века, известного своим мастерством переноса живописи с доски на холст.

«Наконец-то история работы стала совпадать с тем, что мы видели», — сказала Бакстер, объясняя, что кракелюр на картине соответствовал тому, что она ожидала бы увидеть в живописи на дереве. Она считает, что картина была перенесена на холст, потому что в доске была трещина, которая не поддавалась реставрации. Теперь Липпинкотт вынуждена была признать, что произведение было по крайней ме-ре на 100, если не на 400 лет старше, чем она думала первоначально. «Вот когда началось настоящее веселье», — говорит она. Исследователи вышли на верный след, ког-да на рентгеновском снимке увидели гораздо менее гламурную фигуру, скрытую под слоями позднейших записей: это была женщина постарше, с массивным подбородком,«унылыми глазами и руками баскетболистки», объясняет Бакстер. Рентген также выявил следы нимба и показал, что женщина первоначально держала в руках алебастровую урну; и то и другое — атрибуты Марии Магдалины. Лицо и руки модели были, вероятно, переписаны в XIX веке, уже после того, как работа была перенесена на холст, чтобы сделать картину более привлекательной при продаже. Липпинкотт проследила историю произведения вплоть до железнодорожного магната XIX столетия и коллекционера произведений искусства Коллиса Поттера Хантингтона, завещавшего большую часть своей коллекции Метрополитен-музею в Нью-Йорке. Музей Карнеги приобрел эту картину в 1978 году.

Липпинкотт сосредоточила внимание на одежде женщины — самой подлинной части живописи, чтобы определить модель. Рассматривая каталог портретов семьи Медичи, она заметила сходство с платьем на портрете Изабеллы (1542–1576), беззаботной дочери Элеоноры Толедской и Козимо Медичи; она была задушена мужем, после того как он прознал о ее романе со своим кузеном. Липпинкотт полагает, что картина была написана около 1574 года, а нимб с урной были добавлены вскоре после ее завершения. Атрибуты Марии Магдалины преобразовали портрет в «символ раскаяния»; брат Изабеллы Франческо, ставший главой семьи в 1574-м, был менее других расположен мириться с ее скандальным образом жизни. «Возможно, это было попыткой Изабеллы одуматься и изменить свое поведение», — считает Липпинкотт.

Удаление верхнего слоя краски было достаточно простым делом, рассказывает Бакстер. «Я сняла слой 130-летней краски с нижнего слоя 400-летней краски, и это невозможно сделать с меньшей уверенностью».

В музее надеются, что удаление верхнего слоя позволит им определить имя художника. Липпинкотт полагает, что картина была написана кем-то из круга Алессандро Аллори, ведущего живописца при дворе Медичи в 1560–1570-х годах. «Теперь, когда у нас есть картина, максимально приближенная к своему первоначальному виду, ученые могут сделать точную оценку ее качества и подлинности», — считает реставратор.

Портрет входит в число пяти работ, которые представлены на новой выставке в музее.

Художественный музей Карнеги
Подделанные, забытые, найденные. Исследование пяти картин эпохи Возрождения

Питсбург
28 июня — 15 сентября

Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
4
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
5
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
6
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
7
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+