«Омовение ног» в истинном свете

№70, февраль 2019
№70
Материал из газеты

Реставрация старообрядческого образа помогла найти под состаренной иконой XX века живопись второй половины XVI столетия

«Омовение ног». Фрагмент. Икона XVI в. после открытия изначальной живописи. Фото: Музей русской иконы
«Омовение ног». Фрагмент. Икона XVI в. после открытия изначальной живописи.
Фото: Музей русской иконы

Изучение и реставрация старообрядческих древностей нередко представляют собой значительную проблему. Для религиозного обихода староверов характерны «застаренные» иконы. Возвращение к древности понималось как возвращение к истинной вере, поэтому любая икона, попавшая в руки старообрядцев (и неважно, написана ли она до раскола середины XVII века или после), визуально старилась — даже если для этого приходилось жертвовать подлинной древней живописью.

На выставке в московском Музее русской иконы показана целая коллекция старообрядческих древностей, собранная серпуховской купчихой, староверкой федосеевского беспоповского согласия Анной Мараевой на рубеже XIX–XX веков. После национализации ее коллекция легла в основу Серпуховского историко-художественного музея, откуда теперь и привезены иконы. Они разделяются на две группы. Одна — из молельни в домовом храме, эти произведения давно хранятся в музее, и почти все они уже отреставрированы. Другая группа икон — из построенного на средства Мараевой храма Покрова Пресвятой Богородицы; они вошли в состав музейного собрания только в 1980-е годы, и серьезных работ с ними не велось — только укрепление. Именно в храме и находилась большая доска «Омовение ног», и специально к выставке, на средства основателя Музея русской иконы Михаила Абрамова, была начата ее реставрация.

Как рассказывает Александр Горматюк, реставратор Всероссийского художественного научно-реставрационного центра им. И.Э.Грабаря, «Омовение ног» сразу привлекало внимание размерами: это самая большая (117 х 86 см) из известных икон на редкий сюжет, который появляется в праздничном ряду русских иконостасов с XV века. Образ выглядел искусственно состаренной иконой начала ХХ столетия, написанной на старой доске. Но надежду давали технологические исследования: химики выявили как минимум два комплекса пигментов — с присутствием берлинской лазури, которую стали использовать к середине XVIII века, и с традиционными пигментами, характерными для еще более раннего периода.

Реставраторов сразу насторожила матовая зернистая пленка, покрывающая изображение. Оказалось, что это белковый клей. Не исключено, что микроскопические зерна, в которые он свернулся, — следствие нарушения технологии при поновлении начала ХХ века. Но, по мнению Александра Горматюка, матовая пленка была нанесена художником-старовером, «выправлявшим» икону, намеренно: это придавало ей древний, истинный вид. Удалять записи было сложно, поздние слои, как нарочно, не размягчались от растворителей, а изначальная живопись оказалась к ним нестойкой. Пришлось прибегнуть к новым методикам, например к гелеобразным растворителям. Так удалось снять покрывной и патинирующий слои, а потом еще несколько слоев записей. Пока работа велась только на одном фрагменте иконы, с фигурами апостола Петра и Спасителя, вытирающего его ступню. 

Послойное раскрытие стало настоящим путешествием в глубь времен. Следы полимерной пленки внизу — это 1970-е, когда икону укрепляли после протечки крыши в храме. Расчистка потемневшей олифы и записей, грубоватая на архитектуре и бережная на фигурах и ликах, — работа старообрядческих поновителей в 1900-е годы, стремившихся придать образу дониконианский вид. Мастера подобрали оттенки, близкие к авторским, а новый рисунок золотых решеток и киноварных надписей был застарен процарапыванием. На рубеже XVIII–XIX веков доску довольно грубо приспособляли для нового иконостаса, спилили торцы. В XVII столетии на иконе был басменный оклад — крохотный кусочек серебряной пластины остался в отверстии от гвоздя. Наконец, удалось добраться до второй половины XVI века. По стилю открывшейся живописи можно судить, что выполнена она в традициях московской школы середины того же столетия — очень мягкая, с плавями сближенных цветов и легкой манерностью рисунка. Икона происходит, вероятно, из вологодских земель, а ее размер указывает на поистине грандиозный иконостас, для которого ее писали.

Сейчас икона раскрыта лишь частично, после выставки она вновь вернется в реставрационные мастерские. 

Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
4
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
5
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
6
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
7
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+