Кредиты под залог произведений искусства — фантастика или реальность?

№70, февраль 2019
№70
Материал из газеты

Получить банковский кредит под залог одного объекта или целой коллекции вполне возможно — но только не в России. В США такие услуги вызывают все больший интерес и у коллекционеров, и у самих кредиторов

Питер Брейгель Младший. «Контора сборщика податей». Около 1615. Финансовые отношения уже тогда были областью крайне запутанной. Фото: USC Fisher Museum of Art
Питер Брейгель Младший. «Контора сборщика податей». Около 1615. Финансовые отношения уже тогда были областью крайне запутанной.
Фото: USC Fisher Museum of Art

Получить кредит под залог любимой картины, даже не снимая ее со стены — это ли не мечта коллекционера, которому срочно понадобились средства для нужд бизнеса… или покупки новой картины? Данные за 2018 год еще не опубликованы, но в 2017-м, согласно отчету Deloitte и ArtTactic, общая сумма ссуд, выданных под залог искусства, была огромной — от $17 млрд до $20 млрд.

«Вы, может быть, удивитесь, но многие американские коллекционеры из топ-200 Artnews берут кредиты под залог произведений из своей коллекции», — говорит Ивен Бирд, возглавляющий в банке US Trust отдел связанных с искусством услуг. Один только этот банк выдал кредитов под залог искусства на целых $6,7 млрд. Аналогичные кредитные портфели некоторых других банков вроде Citi и JP Morgan также достигают миллиардов долларов. Аукционные дома тоже охотно одалживают деньги под залог произведений искусства (у лидера рынка Sotheby’s на эти цели есть резерв в $1,1 млрд). 

Точные данные получить трудно, однако, по оценкам ряда игроков рынка, основной объем — более 80% — кредитов под залог искусства приходится на США. Этот сектор активно развивается. «Быть может, самым важным фактором роста служит сдвиг, происходящий в мировоззрении коллекционеров, которые раньше относились к искусству исключительно как к хобби, а теперь рассматривают его как стратегический актив», — считает Ивен Бирд.

«Размеры займов растут, — говорит глава отдела арт-консультирования и финансов Citi Private Bank Сьюзен Дьёрдь. — Десять — пятнадцать лет назад объем типичной кредитной услуги под залог искусства составлял несколько десятков миллионов, сегодня же все чаще речь идет о сотнях миллионов». Она добавляет, что «подобный бизнес стремительно растет и на рынках Азии и Латинской Америки». 

Практически все эти компании выдают ссуды размером в 40–50% оценочной стоимости произведения, при этом некоторые удерживают его у себя, а некоторые нет. В США кредиторы для защиты своих интересов заполняют публичные оповещения о выдаче ссуды под залог, принятые в соответствии с Единообразным торговым кодексом (UCC-1). При этом заемщик может не отдавать произведение искусства кредитору. 

В странах, где подобная система отсутствует, кредиторы, как правило, предпочитают удерживать искусство до полной выплаты ссуды.

Оповещения UCC-1 находятся в открытом доступе. Изучив их, можно обнаружить, что турецкий трейдер Йоми Родрик, к примеру, взял ссуду под залог девяти работ таких художников, как Жан Дюбюффе, Ансельм Кифер, Такаси Мураками и Рудольф Штингель. Omanut Holdings взяла у TPC Art Finance кредит под залог 25 произведений, в число которых вошли работы Марка Гротьяна, Кита Харинга и KAWS. Среди заемщиков можно встретить и крупные галереи, в том числе Gagosian, Kasmin и Pace.

Размер процентной ставки варьируется очень сильно и зависит от ряда факторов. На одном конце спектра находятся частные банки, которые могут предложить очень выгодные расценки — начиная с 4–6% — своим клиентам, у которых есть другие активы помимо искусства; некоторые дают ссуды только от $5 млн и выше на срок не менее года. Кроме того, большинство кредиторов предпочитают давать ссуды под обеспечение коллекции, а не одного произведения искусства.

Существуют такие специализированные кредитные организации, как TPC, Falcon Fine Art и Emigrant, процентная ставка у которых чаще составляет около 7–9%. Небанковские кредиторы вроде Sotheby’s дают ссуды в размере до 60% нижнего эстимейта приблизительно под 8%, но делают это, как правило, при условии, что впоследствии работа будет выставлена на торги.

На другом конце этого спектра находятся кредиторы, выдающие краткосрочные кредиты на меньшие суммы. Как пример — фирма Borro с представительствами в Лондоне, Нью-Йорке и Лос-Анджелесе, которая может выдать ссуду всего на £100 тыс. на три месяца, но со ставкой от 1 до 2,5% в месяц. 

Справка

Ульяна Доброва

Руководитель отдела оценки произведений искусства НИНЭ им. П.М.Третьякова

В России кредиты под залог искусства всегда были редкостью, а после кризиса 2008 года, когда цены на арт-рынке сильно упали, эта практика почти сошла на нет. Если их и выдают, то по индивидуальной договоренности постоянным клиентам, имеющим хорошие отношения с менеджментом банка. Условия примерно такие же, как за рубежом: за произведение можно получить 50% от оценочной стоимости. При этом в залог принимают только дорогостоящие работы. Размер кредита составляет не менее $250 тыс., то есть сама вещь должна стоить не менее полумиллиона. В 2005 году открылся банк «Новый символ», созданный специально для того, чтобы давать кредиты под залог искусства. У него было неплохое хранилище для произведений (банк лишен лицензии в 2017 году. — TANR). В России такие кредиты очень рискованны для банков. Основной риск — потеря ликвидности.

Еще…
Самое читаемое:
1
Главные выставки нового сезона
Выставка Врубеля под кураторством Аркадия Ипполитова, Жан-Юбер Мартен в ГМИИ, «Смолянки» Левицкого, Константин Мельников во всех видах, Ай Вэйвэй из дутого стекла, «Атомная Леда» Дали и многое другое в нашем списке самых любопытных проектов осени
01.09.2021
Главные выставки нового сезона
2
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
Четыре крупных столичных музея объявили о создании совместного проекта и представили свои маршруты
16.09.2021
В Москве появилась «Музейная четверка»: что это значит?
3
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
Участие в международной ярмарке современного искусства принимают 77 галерей
17.09.2021
В Манеже открылась девятая ярмарка Cosmoscow
4
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова рассказала о том, каким видит музей в будущем, об идеальной выставке и почему картины Михаила Врубеля вызывают интерес у зрителей от Казани до Осло
22.09.2021
Зельфира Трегулова: «Сейчас в музее нам нужны более сильные эмоции и впечатления»
5
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
Криминальные истории из мира aрт-бизнеса, ностальгические путешествия, интервью в анимационном формате и поездка на старом автомобиле: на The ART Newspaper Russia FILM FESTIVAL 2021 представлены разные жанры современного кино об искусстве
02.09.2021
От Боттичелли до Пепперштейна: художники на экране
6
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
Меценат и потомственный коллекционер Михаил Карисалов рассказал о том, почему решил передавать в дар музеям обширные части своей коллекции и какие из принадлежащих ему произведений можно будет увидеть на выставке в фонде IN ARTIBUS с 7 сентября
06.09.2021
Михаил Карисалов: «Тема частного музея, музея одного коллекционера мне не очень близка»
7
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
В Париже открылся последний грандиозный проект Христо и Жанны-Клод — упакованная Триумфальная арка. Оказывается, работа над ним шла полвека. Показываем, как это было
24.09.2021
Как проектировали упаковку Триумфальной арки
Подписаться на газету

2021 © The Art Newspaper Russia. Все права защищены. Перепечатка и цитирование текстов на материальных носителях или в электронном виде возможна только с указанием источника.

16+